Мля, куда ни кинь — «хунта»!

Как, как это могло произойти? В бегах, скрываясь от закона, бывший первый заместитель губернатора Орловской области И. В. Сошников. Причем скрылся он так стремительно, что в УВД по Орловской области не осталось даже фотографии неуловимого зама, а ныне частного предпринимателя, обвиняемого в мошенничестве. Рубрика «Розыск», богато украшенная фотографиями подозреваемых, по-сиротски скромна в месте, отведенном некогда влиятельному областному чиновнику, правой руке губернатора. Фамилия, имя, отчество — и никакого изображения, даже фоторобота.

Под следствием другой первый зам. губернатора, ныне действующий — В. А. Кочуев. Взяты под стражу глава областного фонда имущества В. Долуда и начальник управления областного департамента О. Козлов. Начальники, главы, первые замы…

Да что это у нас в области происходит? Кто посмел, как разрешили?! Стабильность под угрозой. Философия, на которой базировалось личное процветание, больше не работает. Еще вчера — хорошо, не вчера, еще пару лет назад — мы были уверены, что достаточно лизать ноги областной власти, ее первым лицам, главному первому лицу — губернатору, беспрекословно выполнять все их распоряжения, пресмыкаться и заискивать, быть рабами, холуями — и этого достаточно, чтобы безбедно существовать, не задумываясь о будущем.

Теперь первые лица не неприкосновенны. Да что там не неприкосновенны! Их к следователю вызывают. Они отвечают. И перед кем? Не перед губернатором, что было бы нам еще понятно, приятно и объяснимо. Они отвечают перед законом. А кто он такой, этот закон? Его кто-нибудь видел? Его никто не видел. Это химера, он нам непонятен, этот закон.

Хорошо, мы знаем, что закон есть. Он всегда был, но эта странность не мешала нам жить так, как мы хотели. Что же происходит ныне? А мы знаем, что происходит. Кто-то страшный и ужасный вторгся в нашу любимую и стабильную некогда Орловскую область, какие-то темные, жестокие силы хотят пить нашу кровь. Кто бы это мог быть? Хунта! Да, это она, я узнал ее!

Правда, первым, кто ее узнал, был В. Балакин — редактор «Орловского вестника» — газеты орловской интеллигенции, как было принято называть «Орловский вестник» до Балакина. Хунту обнаружил он.

Это не та хунта, о которой рассказывал еще классический советский фольклор: «Просыпаюсь в шесть часов, нет резинки от трусов! Вот оно! Вот оно — хунтою сработано!» Та хунта тоже ничего себе была хунта. Шутка — просыпаешься, а в трусах резинки нет?! Но сегодня положение гораздо серьезнее, чем прежде.

Почему? Потому что при Советской власти все было как-то крепко, налажено, стабильно, хоть и косно. А при нашей «не-окрепшей демократии», как правильно пишет В. Балакин, когда мы только начали жить, только почувствовали приятный вкус этой самой жизни в нашем зеленом гражданском обществе, полицейско-прокурорская хунта может сожрать нас, как козел бесхозную капусту!

И кто нас защитит? Обком? Да в обкоме, тьфу, в областной администрации в самой творится беспредел, анархия и хаос — хунта проникла и в обком, тьфу, в областную администрацию, производит выемку документов, обыски чинит секретарям обкома, тьфу, первым замам, начальникам управлений повестки вручает! Кто, кто нас защитит?! Хунта бесчинствует, она тянет свои кровавые полицейско-прокурорские руки и к нашему, может статься, горлу. И куда, подскажите, бечь?

Страшно — это не то слово. Представьте: идет на вас двухголовое чудовище, одна голова — полицейский, другая — прокурор, и обе головы песни про тридцать седьмой год поют. Тут в обморок упасть можно, а В. Балакин не испугался, увидел хунту и стал с ней бороться. Есть, еще, есть мужчины в русских селениях.

Хунте Балакин, правда, сопротивляться стал не сразу, а сперва даже просил ее подыскать журналистам роль. Но поскольку чудище это двухголовое журналистам роль подыскивать не научено, пришлось искать себе роль самому. То есть не то чтобы самому, но искать пришлось. Помогла пресс-конференция, которую провел адвокат О. Козлова С. Мальфанов. «Этот всегда скромный и интеллигентный человек», как лирично охарактеризовал адвоката журналист, поразмышлял в качестве председателя общественной организации, что с коррупцией в Орловской области борются как-то не так. После чего В. Балакин и увидел хунту. Причем не простую — эка невидаль — а «полицейско-прокурорскую»!

Признаки «полицейско-прокурорской хунты». Слово В. Балакину: «Но, пожалуй, самый изуверский метод, который часто стали применять наши правоохранительные органы и прокуратура, — это когда еще в процессе расследования того или иного уголовного дела, умышленно или нет, они сбрасывают часть информации в лояльные им СМИ».

Балакин, отдадим должное этому храброму человеку, сам пострадал от подобного сброса. Хунта. Как от нее скрыться? Изу-веры… Они вынудили самого редактора «Орловского вестника» опубликовать в бывшей газете орловской интеллигенции запись разговора одного гражданина с другим гражданином по фамилии Еремин, добытую оперативным путем. И запись эта была опубликована именно «в процессе расследования»… То есть изуверы сделали именно то, против чего бьется сам В. Балакин, — взяли да и скинули не часть, а всю информацию «в лояльные им СМИ». Балакин страдал, мучился, но публиковал.

Но хунта все равно не сломила мужественного публициста. Гражданин наперекор всему бесстрашно исполнял свой долг. Другие бы испугались, а В. Балакин взял да и написал куда следует, заявление, что лично видел в Орле мэра А. А. Касьянова, который должен был в это время сидеть на скамье подсудимых. Полицейско-прокурорская хунта содрогнулась от такого бесстрашия. Всесильный мэр ведь может отомстить журналисту — наслать на него, например, эскадроны смерти, фыркающие от безделия в конно-спортивном комплексе у Павла Меркулова. Что, Павел Александрович откажется послать десяток-другой лошадей размяться по морозцу?

Но на то они и есть, принципиальные, бесстрашные журналисты, чтобы показывать нам примеры борьбы! Ведь дело гораздо серьезнее, чем вы думаете. Если бы двухголовое чудовище занималось только сливом информации в лояльные ей СМИ, от чего так сильно пострадал «Орловский вестник». Вы посмотрите, что оно еще задумало!

«…С самой высокой трибуны мы все чаще и чаще слышим сегодня требования силовиков об ужесточении наказаний за те или иные проступки и деяния, — пишет В. Балакин в своем отчаянном по смелости материале «Охота на ведьм?». — Мы слышим требования восстановить унизительнейшую для любого демократического общества еще одну насильственную структуру — так называемые «медицинские вытрезвители…»

Орловцы в панике, но автор, щадя земляков, молчит о другой, гораздо более страшной угрозе. А что если «полицейско-прокурорская хунта», совсем распоясавшись, возобновит практику, применявшуюся в Москве накануне Олимпиады-80, когда проституток, нарушая все мыслимые демократические нормы, высылали за 101-й километр? Ведь так некоторые журналисты и профессии могут лишиться. Сегодня в Москве — за 101-й километр, завтра — в Орле…

«Свою из ряда вот плохую и непрофессиональную работу, а также коррупцию в своих рядах силовики стараются объяснить мягкостью наших законов. Шаг за шагом они наступают на права и свободы граждан», — мужественно сопротивляется В. Балакин. Дудки, нас так просто не возьмешь, это вам не тридцать седьмой год!

Стоп! А что если эта «полицейско-прокурорская хунта» есть не только в Орле, в нашем маленьком и не очень значительном по российским меркам городке? Не только в нашей маленькой, дотационной и не очень важной Орловской области? А что если наша «хунта» действует по высочайшему распоряжению? Об этом даже страшно подумать. Нет, вы послушайте, что с самой высокой трибуны говорят! Какое наступление на права и свободы, мля!

Дмитрий Медведев — Президент России в Послании Федеральному Собранию: «…Государственный аппарат у нас — это и самый большой работодатель, самый активный издатель, самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе в конечном счёте народ. Такая система абсолютно неэффективна и создаёт только одно — коррупцию… Крайне важно и то, что антикоррупционная работа строится на использовании мер упреждения. На создании атмосферы «невыгодности» коррупционного поведения. Какие это меры?

…Серьёзно повышаются требования к государственным и муниципальным служащим. Речь идёт о предоставлении дополнительных сведений об их доходах и имуществе — в том числе принадлежащих членам их семей. Достоверность декларируемых сведений будет тщательно проверяться вплоть до использования оперативно-разыскных возможностей.

…Вводятся меры уголовного наказания за злоупотребление полномочиями лицами, которые исполняют управленческие функции в негосударственных организациях. Они будут соответствовать тем, что применяются к госслужащим.

…Вводится административная ответственность юридических лиц за передачу взятки от имени или в интересах юридического лица…

Названные меры, безусловно, строги, но необходимы. И, как справедливо заметил ещё дореволюционный специалист по государственному праву Николай Коркунов, «установление законности всегда чувствуется как стеснение произвола властвующих». И здесь выбор для нас очевиден».

Стеснение произвола властвующих… Выбор очевиден… Ё-мое… Куда бежать, где прятаться? Где здесь спрячешься? Одно слово — «хунта». Обложили со всех сторон.

С. ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц