На переломе

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию третью публикацию, подготовленную на основе воспоминаний бывшего начальника областного управления печати, полиграфии и СМИ В. С. Афонина.

Мценский район — сложный социально-экономический узел. В семидесятые в городе бурно начала развиваться промышленность. Московский ЗИЛ облюбовал здесь площадку для самого большого из пятнадцати своих филиалов — на восемь тысяч рабочих. Где их взять? Разумеется, во мценских деревнях. Отбирали самых работоспособных. Для 29 колхозов и совхозов района это обернулось настоящей трагедией. Уходили механизаторы, строители, животноводы. В первую очередь уходила молодёжь. Город рос будто на дрожжах, а село угасало, как цветы после заморозков. Оставшиеся там работники, особенно мужики-выпивохи, почувствовали свою незаменимость и вели себя соответствующим образом. Земля начала ощущать недостаток человеческой заботы. А сверху всё поступали команды — задания по расширению площадей самых трудоёмких культур: сахарной свеклы, овощей, картофеля. В безвыходном положении приходилось принимать, мягко говоря, непопулярные решения: принудительно направлять из города бывших селян на помощь колхозам и совхозам в обработке полей. Утром в летне-осеннюю пору город представлял собой волнующее зрелище: сотни людей с тяпками и узелками отправлялись на автобусах, машинах, тракторах к своим подшефным, а вечером таким же порядком обратно возвращались домой.

Руководители колхозов и сов-хозов утонули в ежедневных «текущих» делах, многие из них потеряли перспективу и стали заложниками сложившихся обстоятельств. Я понимал, что сами они не могут ничего изменить не потому, что ума не хватает, а потому, что вся система нашего жизнеустройства не позволяет. У них нет права ни распоряжаться землёй, ни устанавливать самостоятельно структуру посевных площадей, ни распоряжаться хотя бы маленькой долей произведенной в хозяйстве продукции. При попытке самовольства в этих вопросах их сурово наказывали, снимали с работы. За многолетний период такой практики выросли послушные бригадиры вместо организаторов, экономистов, технологов. Силой власти изменить ситуацию невозможно. Надо войти в их шкуру, взглянуть на жизнь их глазами и вместе с ними поискать выходы из «положения лёжа», помочь встать на ноги, двинуться вперёд.

Руководители говорили об одном: надо помочь обустроить деревню, создать нормальные человеческие условия жизни. Не будет молодёжь оставаться под крышами дедовских халуп с туалетом в ближайших кустах. Рядом город — зовёт и предлагает…

Позвонил я в Москву нашему мценскому земляку министру лесной и деревообрабатывающей промышленности Николаю Владимировичу Тимофееву. Договорились о встрече. Поехали с начальником строительного управления Игорем Александровым. В подарок министру взяли резные из дерева шахматы, сделанные по заказу одним мастером. Вещь получилась изумительная: все фигуры, кроме коней и ладей, были вырезаны в человеческих образах; королевы — глаз не оторвать, офицеры вокруг них при шпагах и портупеях, даже пешки-солдатики выглядели изящно, не говоря уж о самых главных — наряженных королях.

За чаем в кабинете министра я передал тёплый привет от земляков, рассказал о житье-бытье, показал фотографии из родных мест Тимофеева.

— Небогаты нынче наши края, — печально заметил Николай Владимирович, разглядывая деревенские фотографии.

— Потому и приехали к вам с просьбой: помогите построить современный посёлок в деревне Высокое с жильём городского типа, — говорю ему. — Мы там крупный животноводческий комплекс закладываем, люди нужны; да и на земле молодых рук не хватает, на пенсионерах выезжаем.

…Через два месяца в наш район начали поступать железнодорожные вагоны с готовыми конструкциями прекрасных деревянных домов с надворными постройками. За год вырос целый посёлок — 70 домов, семьдесят семей справили новоселье. От корреспондентов, орловских и московских, отбоя не было; делегации ехали со всей округи. И комплекс животноводческий рядом вырос. В колхозе им. Орджоникидзе все проблемы с кадрами с плеч стряхнули.

Начали строить новые посёлки в колхозах им. Свердлова и «Восход». На территории совхоза «Алябьевский» закладывалось будущее нашей деревни — экспериментальный посёлок Жилино с культурным центром, школой, магазином, баней. Квартиры со всеми удобствами. Рядом с посёлком — овцеводческий комплекс. Министерство сельского хозяйства проводило здесь семинары для других областей России, различным делегациям не было конца.

Вырисовывались контуры зав-трашнего дня в деревне, появились надежда и уверенность. В селе Первый Воин, что на трассе Москва—Симферополь, мы начали возводить корпуса крупнейшего межхозяйственного комплекса по откорму быков: двенадцать тысяч голов одновременной постановки в зимний период, а с летними открытыми площадками — до семнадцати тысяч. Полная механизация труда, самые современные научные технологии содержания и откорма скота. Результат — каждый день по килограмму привеса на голову. Представляете: сутки прошли — 12 тонн мяса плюсом!

Рядом — мощный Отрадинский сахарный завод, куда сдавали на переработку свеклу одиннадцать районов области. Чтобы не развозить по всем этим районам жом для корма скота, провели подвесную дорогу на комплекс и закладывали его в местные хранилища. Колхозы и совхозы на хозрасчетных договорных условиях со всей округи поставляли молодняк крупного рогатого скота на откорм. Расход кормов и человеческого труда здесь в два-три раза меньше, чем в колхозе, потому и мясо выходит значительно дешевле.

Руководители страны, иностранные делегации приезжали изучать опыт работы мценского комплекса. Он и сегодня является одним из лучших в России. Правда, для закупки молодняка теперь приходится ездить по другим краям и областям, потому что большинство скота на Орловщине вырезали.

Были построены крупные животноводческие комплексы в Зароще, Высоком, Каменке, Подберёзове, молокозавод-полуавтомат в г. Мценске, завод по переработке фруктов в совхозе «Волковском».

На село стали поступать в достаточном количестве и по доступным ценам техника, удобрения, средства защиты растений, горючее.

В то же время во многих колхозах и совхозах положение оставалось аховское. Главная беда — безлюдье. Приходит новая техника, а передавать её некому. У механизаторов было по два трактора, комбайны часто вообще оставались без хозяина, и каждый год приходилось приглашать новых комбайнёров, нередко непутёвых. Директорам заводов надоедала постоянная нервотрёпка с направлением механизаторов в подшефные хозяйства. Возникали споры между городскими и сельскими руководителями, и горкому партии приходилось гасить их, выстраивать деловые отношения. Мы искали выход из тупикового положения, пробовали различные варианты и в конце концов обратились к опыту прошлых лет.

Директор завода «Коммаш» Анатолий Александрович Ткаченко предложил обратиться к послевоенному опыту, когда в деревнях не осталось не только механизаторов, но и вообще здоровых мужиков. Власть тогда нашла выход в создании машино-тракторных станций (МТС), собирая в одно место и технику, и людей по территориальным зонам. Колхозы и сов-хозы заключали с МТС договоры на обработку полей и уборку урожая. Дороговато, но другого выбора не было. МТС спасли деревню. Вот и мы решили попробовать создать до наступления лучших времён централизованный механизаторский комплекс по обслуживанию колхозов и совхозов. Купили 140 новых зерновых комбайнов, 70 самосвалов, спецтехнику и оборудование по ремонту и обслуживанию комплекса. Во главе поставили опытного механика Александра Торсукова. Весь комплекс разделили на десять отрядов, каждому из них выделялась машина техпомощи, рация, заправщик топлива. В период уборки в пять утра — радиопланёрка с командирами отрядов, в 10 вечера — итоги работы.

В первую очередь отряды направили в самые слабые хозяйства, и они там решили судьбу урожая: убрали и вывезли. А потом эти же механизаторы пересели на трактора и пахали зябь, сеяли рожь, заготавливали корма для скота.

Наш опыт начали применять в других районах и даже в соседних областях. Спустя несколько лет мне пришлось в течение трёх уборочных кампаний таким же механизированным отрядом, сформированным из комбайнеров завода УВМ, помогать убирать хлеб в Покровском районе.

Казалось, что коллективным умом можно найти пути-дороги к деревенскому благополучию. Надо только всем — снизу доверху — взяться за село, уменьшить аппетиты ограбления деревни со стороны государства, дать кислорода для самостоятельного инициативного дыхания. Страна уже подходила к тому рубежу, когда нужно было, сохраняя социалистическое устройство общества, сделать планомерные коррективы курса в экономическом развитии. Но к руководству пришли горбачёвы, яковлевы, шеварднадзе, и вся наша жизнь завертелась кувырком в сторону Запада…

Владимир АФОНИН.

самые читаемые за месяц