Оптом и в розницу. Начинается большая скупка земель сельхозназначения?

Недавно мне пришлось по делам побывать в Новосиле. И в автобусе стал невольным свидетелем разговора двух попутчиков. Один другому рассказывал: «Агрофирма в нашем районе уже совсем было загнулась, людей стали увольнять, говорили, что хозяева обанкротились. А сейчас они вдруг стали скупать у населения земельные доли, хотя те поля, что уже у них есть, обрабатывают кое-как». «И у нас то же самое происходит, — откликнулся собеседник. — Никак, они располагают информацией о каких-то решениях в верхах, чуют выгоду».

Этот разговор вспомнился, когда наткнулся на сайте газеты «Ведомости» на аналитический обзор «Кто скупает Россию». Газета недвусмысленно утверждает: российская земля нарасхват. В скупке участвуют как отечественные, так и иностранные компании. Так, датская «Тригон Агри» (создана в 2006 г.) сейчас контролирует в России 100000 гектаров сельхозземель, а к 2010 году собирается довести эти площади до 150000 гектаров.

Литовская «Агровиль Групп АВ» (основана в 2003 г.) буквально в мае 2008-го сообщала, что до конца года компания получит 40000—50000 гектаров в Черноземье. А через 3—4 года она хочет контролировать в России до полумиллиона гектаров.

Первой агрокомпанией, начавшей скупать сельхозземли в России на зарубежные деньги, называет себя «Блэк Ёс Фарминг» (BEF), крупнейший пакет которой принадлежит «Восток Нафта». УК «Агро-инвест», «дочка» BEF, начала работу в России в 2006 году. Сейчас управляет более чем 300000 гектаров земель сельхозназначения в Центральном Черноземье.

В июле текущего года объявила о своих больших земельных аппетитах компания «РАВ агро про», за которой стоят фонды британско-израильской инвестгруппы «РП Капитал». В 2007 году «РАВ» уже контролировала 82000 гектаров и планирует довести эту цифру до 300000.

Примечательно, что российский Земельный кодекс запрещает владеть землями сельхозназначения иностранным гражданам и компаниям, а также российским компаниям, если иностранцам принадлежит в них более 50%. Но, как признал сам Президент России Дмитрий Медведев, российские законы сделаны так, что в них всегда можно найти уйму лазеек. Не стал исключением и Земельный кодекс: оказывается, запреты, о которых говорилось выше, не распространяются на «внучек» иностранных компаний.

Закон об обороте земель сельхозназначения действует уже почти пять лет. Но установлением контроля над сельхозземлями агрохолдинги всерьез заинтересовались лишь в конце 2006 г.

Эксперты «Ведомостей» видят причину повышенного интереса в том, что начался рост цен на сельхозтовары: «Два года назад зерно стоило 2,5 руб. за 1 кг и земля была никому не нужна».

Между тем для простого фермера или небольшого сельхозпредприятия и сегодня выгодно продать выращенный урожай — большая проблема. Хорошо, если удастся пристроить зерно по 5,5 тысячи рублей за тонну — практически на пороге рентабельности. Ведь у них, как правило, нет возможности хранить урожай на элеваторах и ждать, когда на рынке подскочит цена. А крупные акулы зернового бизнеса вполне способны повлиять на поставки и создать ажиотаж, особенно если им удается сговориться.

Ведь, как оценивает Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), сегодня общая площадь пашни под контролем 196 частных агрохолдингов составляет 11,5 млн. гектаров при общей площади пашни в стране, используемой хозяйствами всех категорий, 70 млн. гектаров (общая площадь земель сельхозназначения в РФ — 406 млн. га).

Конечно, доля агрохолдингов неодинакова в разных регионах: например, в Центрально-Черноземном районе, по данным того же ИКАР, они контролируют (т. е. владеют на правах собственности и арендуют по долгосрочным договорам) уже больше четверти пашни, а в Южном федеральном округе — около 14%. На юге, объясняет газета «Ведомости», имеются внутренние ресурсы, чтобы «сопротивляться приходу агрохолдингов». Еще одна особенность южных регионов: местным законодательством установлены минимально возможные сроки долгосрочной аренды — 3—5 лет (в большинстве других регионов, в том числе в Орловской области, — 49 лет).

Данных о том, по каким ценам происходят сделки с землей, «Ведомостям» в открытых источниках разыскать не удалось. «Мы начинали брать землю (в аренду) по 100 долларов за 1 га, сейчас в Белгороде и Воронеже берем уже по 500», — рассказывает газете представитель одной из крупных компаний. В тех регионах, где год назад один гектар паевой земли можно было приобрести в собственность за 300—400 долларов, агрохолдинги платят уже 500—1200. Общее правило — «чем южнее, тем дороже». В Краснодарском крае стоимость гектара паевой земли доходит до 1500—2000 долларов, а на Алтае составляет 20—40.

«Ведомости» приводят и такую любопытную арифметику: из 1000 долларов, которые будущий собственник потратит на приобретение гектара паевой земли, до собственника пая доберется 400—500, еще около 400 составят «издержки на вхождение в регион». Они могут быть самыми разными — от зерна в мешках до безналичных переводов в офшоры.

Процедура оформления земли очень сложная и долгая, констатируют «Ведомости». Региональные отделения Федеральной службы не справляются с потоком документов, инвестиционные решения задерживаются. В материалах к коллегии Минсельхоза по вопросу регулирования оборота земель сельхозназначения констатируется: на сегодня из всех земель, находящихся в общей долевой собственности, только 16%, или 18 млн. гектаров, выделены в натуре. В регионах денег на кадастровые работы нет, поэтому большей частью земель, находящихся в общей долевой собственности, сельхозорганизации пользуются без надлежащего оформления прав. Большинству селян, по сути, сказали: идите ищите сами свои делянки. Но у них нет средств, чтобы самостоятельно заплатить за кадастр и межевание. В результате часто оказывается, что паевые земли без аукциона сданы в аренду, деньги получены наличными, а потом их следы и вовсе потерялись.

Зато появляются предприятия, которые готовы предложить уже собранные, отмежеванные земли, поставленные на кадастровый учет, с очищенным от долгов и других обременений юрлицом. И якобы особенно пользуются спросом массивы площадью от десяти тысяч гектаров. Цена такой земли, отмечают «Ведомости, в несколько раз выше обычной паевой.

Чем не отличный бизнес! Зачем самому морочиться с обработкой земель, переживать за погоду: вовремя ли посыплет дождик и т. п. Собрал паи подешевле — продал массив подороже. Разницу — в карман. Только провернуть такое не каждому под силу. Для этого нужно обладать серьезным влиянием в регионе. Иначе застрянешь в очереди на оформление бумаг, будут чинить мелкие пакости всякие клерки на местах — и шиш заработаешь. А если все рычаги в твоих руках… В этом свете по-другому видится подоплека ряда громких земельных скандалов с инвесторами, набирающими землю, которые случились в последнее время в Орловской области, причем с участием в них высших чинов региональной власти.

Оценить, какая доля земель сельхозназначения находится под контролем иностранных или отечественных компаний, практически невозможно, утверждают «Ведомости», хотя скупка идет «огромными темпами», информация об уже собранных банках земель скрывается, к тому же непонятно, как учесть земли, находящиеся в аренде. Из-за этого статистики о реальных собственниках крупных земельных банков не существует.

Из компаний, земельные банки которых «Ведомостям» удалось оценить, чемпионом является «Продимекс», в собственности и долгосрочной аренде у которой 570000 гектаров. Около 500000 гектаров и больше земель сельхозназначения сегодня контролируют также «Акрон», «Иволга-холдинг» (Казахстан), Ставят задачу в ближайшее время выйти на этот уровень компании «Русагро», «Красный Восток», «Напко», «Сахо», «Разгуляй». Последняя намеревается в 2009 году взять под свой контроль 670 тысяч га. Если применить к Орловской области, то эта площадь сравнима почти с половиной всей пашни.

По сведениям «Ведомостей», чуть больше 100000 га контролируют совладельцы «Вимм-билль-данн» Давид Якобашвили и Гавриил Юшваев, а также компании «Евросервис», «Приосколье», АПК «Ого», «Золотой колос».

Как долго продлится скупка и насколько еще вырастут цены? По мнению аналитиков, в мире не так много компаний, под контролем которых больше одного миллиона гектаров. А вот в России банки земель могут оказаться крупнее, но это во многом зависит от политики госрегулирования. Если она не изменится, то у России может оказаться один хозяин — какой-нибудь миллиардер типа Абрамовича или вообще от страны останутся одни воспоминания.

Пока российская земля, считают аналитики, одна из самых дешевых. Но постепенно цена на нее будет возрастать. Самые дорогие сельхозугодья сейчас, по данным банка UBS, в Бельгии — 26000 долларов за гектар. Так что есть куда расти.

У многих наших читателей еще свежо в памяти, как в начале 90-х заводы и фабрики, акционерами и хозяевами которых первоначально объявлялись трудовые коллективы, потом в считанные годы и даже месяцы уплывали в чужие руки, а самые прибыльные производства оказывались под контролем иностранцев. Не исключено, что та же участь уготована и русской землице. А те, кто ловил рыбку тогда в мутной водичке ельцинских реформ, теперь снова хорошо заработают.

Иван САВЕЛЬЕВ.

самые читаемые за месяц