Палата в законе?

Депутаты областного Совета приняли закон «Об Общественной палате Орловской области». Прокомментировать его мы попросили орловских правозащитников Дмитрия Краюхина, Веронику Каткову и руководителя Орловской областной организации общества «Знание» России Татьяну Кононыгину.

Корр.:
— Общественная палата Орловской области существует уже достаточно давно, а закон об Общественной палате принят только в декабре 2008 года. Это случайность?

Д. Краюхин:
— В ноябре 2008 года руководство Центрального федерального округа провело конференцию, на которой выяснилось, что во всем округе только два региона, в том числе Орловская область, не имеют своего закона о региональной Общественной палате. Вот почему потребовалось быстренько сбацать такой закон. Я настаиваю на слове «сбацать», поскольку то, что депутаты получили на выходе, носит полуанекдотичный, а местами прямо-таки анекдотичный характер. Вот, например, статья 10, часть 2. Читаем: «Общественная палата предоставляет по запросу органов государственной власти и органов местного самоуправления области необходимые сведения, за исключением тех, которые составляют государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну». Конец цитаты. То есть представьте себе, что в орловской Общественной палате оказался пакет с секретными документами. Скажем, чертежи сверхсекретной ракеты. Узнав об этом, сотрудники УФСБ приходят к председателю палаты и спрашивают: «Есть у вас такие документы?» Председатель отвечает: «Есть». — «Дайте их нам». — «Нет, — говорит председатель палаты. — Не имею права! Законом Орловской области запрещено! Вот если к нам придут представители профсоюзного комитета УФСБ, который не является государственной организацией, тогда другое дело — профкому мы можем передать секретные документы».

Корр.:
— И что, все статьи таковы?

— Нет, не все. Всего их двенадцать. И некоторые не вызывают у меня недоумений. Очень законна, например, статья 11, где сказано, что финансовое обеспечение деятельности палаты осуществляется в соответствии с действующим законодательством. Я не сомневаюсь и в том, что новый закон вступает в силу в течение десяти дней с момента его публикации. Но тем не менее я намерен обратиться в Орловский областной Совет народных депутатов с запросом о толковании нового закона. В нем сказано, например, что общественная палата Орловской области обеспечивает взаимодействие граждан, проживающих на территории области, с органами государственной власти в целях осуществления контроля за их деятельностью. Я хочу спросить у депутатов: может ли любая другая из тысячи общественных организаций заниматься тем же? Если может, то зачем об этом писать в областном законе? Может ли любая другая общественная организация выдвигать и поддерживать гражданские инициативы? Если да, то зачем же писать, что Волга впадает в Каспийское море и что Егор Семенович Строев — выдающийся политический деятель современности, когда это всё ясно нам и так? Что, другие общественные объединения не имеют права запрашивать у органов власти необходимые сведения? Я позволю себе напомнить, что этот вопрос был предметом обсуждения в Конституционном суде по иску орловского Института общественных проблем «Единая Европа». И в апреле 2004 г. Конституционный суд определил, что граждане имеют право на получение сведений от органов власти, а общественные организации объединяют граждан — значит, также имеют это право. И теперь в любой нормативной базе можно найти ссылку на это решение Конституционного суда. Так что непонятно, то ли сегодня уже законодательно ограничено право всех прочих общественных объединений получать сведения от властей, то ли в законе Орловской области прописано, что дважды два — четыре. Но в таком случае новый областной документ в законодательном порядке утверждает таблицу умножения.

Корр.:
— Но Общественная палата — это не простая общественная организация…

Т. Кононыгина:
— Орловская Общественная палата — это ассоциация общественных объединений. И она действует, как любое другое общественное объединение, в рамках соответствующего федерального закона. Общественная палата Орловской области создана на иных основах, нежели Федеральная общественная палата.

В. Каткова:
— В свое время власть сработала на опережение, опасаясь, что в Орле возникнет настоящая Общественная палата. Гражданские силы Орловщины были близки к этому.

Корр.:
— Но почему же власть создала ассоциацию под названием «Общественная палата», вместо того чтобы создать Палату по образу и подобию федеральной?

Т. Кононыгина:
— Федеральный закон об Общественной палате запрещает государственным служащим быть членами палаты. А в ассоциации общественных объединений это допустимо. Я думаю, в этом одна из причин принятия такой формы.

Д. Краюхин:
— Дело все в том, что у орловской областной власти не было цели создавать институт гражданского общества. Что такое областная Общественная палата? Бывший ее председатель Васютин однажды сказал об этом так (и тут я с ним полностью согласен): «Общественная палата Орловской области — это институт гражданского общества, понимаемый в качестве такового Общественной палатой РФ и советом при полномочном представителе президента РФ в Центральном федеральном округе». Вот что это такое! Не гражданское общество, а то, что признается властью в качестве гражданского общества. Чем отличается Общественная палата Орловской области от Общественной палаты Российской Федерации и от Общественных палат всех других регионов страны? Это единственная в России Общественная палата, в которую не входит ни один человек! Орловская Общественная палата формируется из юридических лиц. И, строго говоря, представлять в палате эти юридические лица может сначала Вася Пупкин, потом Коля Хрюкин — любой, кому та или иная организация — член палаты выдаст соответствующую бумагу. На самом же деле Общественная палата — это собрание общественных деятелей, которые как-то проявили себя. Это объединение личностей.

В. Каткова:
— Но зато теперь чиновники могут сказать: у нас есть общественная палата. Власть создает имитационные структуры.

Д. Краюхин:
— Но поскольку наша Общественная палата — это всего лишь ассоциация общественных объединений, мы хотим обратиться к депутатам областного Совета с предложением принять отдельный закон о нашем общественном объединении, которое называется Институт общественных проблем «Единая Европа».

Т. Кононыгина:
— А я предложу принять закон об областной организации общества «Знание».

Корр.:
— Иными словами, вы надеетесь, что депутаты осознают абсурдность принятого закона и задумаются?

Т. Кононыгина:
— Приняв особый закон об ассоциации общественных объединений, областной Совет поставил в неравные условия все остальные общественные организации, действующие на территории области.

Д. Краюхин:
— Мы же не можем исходить из того, что принятый закон — это глупость и что депутаты полные идиоты. Следовательно, мы обязаны понимать так, что теперь по закону только Общественная палата Орловской области может взаимодействовать с властью, решать вопросы социального развития и так
далее. Другие общественные объединения этих прав не имеют.

Корр.:
— Но если региональный закон противоречит федеральному законодательству, значит, он не может иметь силы.

В. Каткова:
— Вы хотите сказать, что его можно обжаловать в судебном порядке? Но до тех пор он будет считаться действующим законом. И я не берусь предсказать, как поведут себя некоторые чиновники теперь, когда той или иной общественной организации в Орловской области потребуется обратиться во власть. Будут ли с нами вообще разговаривать? Не потребуют ли все вопросы решать через Общественную палату, права которой оговорены специальным областным законом?

Подготовил А. Грядунов.

***

Если вас интересует информация о фирмах и предприятиях города и области, то бизнес каталог — это то, что вам нужно. Здесь вы найдете адреса и телефоны компаний, а также перечень их услуг.

самые читаемые за месяц