Подышали — и хватит!

Это было год назад. В январе 2007 года в кабинете заместителя мэра города Орла Л. А. Сальниковой проводилось экстренное и представительное совещание. В нем участвовали все заинтересованные стороны — руководители фирм-поставщиков ЗАО «Протек», ЗАО «Р-Фарм», директор областного государственного унитарного предприятия «Орелфармация», директора городских аптек, руководители городского и областного управлений здравоохранения. Напряженный и достаточно откровенный разговор происходил гласно: в кабинете было полным-полно журналистов, которых тоже пригласили. На повестке дня был один, но очень тревожный вопрос: об обеспечении федеральных льготников бесплатными лекарствами. В предчувствии кризиса город и область жили с осени 2006 года. Объемы поставок лекарств не превышали 40 процентов от потребностей. В январе 2007 г. поставщики заявили о том, что будут обеспечивать город и область лекарствами только в рамках квот, которые установило государство, то есть втрое меньше реальных потребностей. Один из заместителей начальника областного управления здравоохранения тогда заявил, не постеснявшись прессы: мол, вольностей прошлого года, когда врачи в поликлиниках выписывали тяжелобольным льготникам все необходимые им дорогие лекарства, больше не будет. «Жить будем по средствам», — твердо и по-хозяйски сказал чиновник. «Это значит, что врачам просто запретят выписывать все, что нужно больным, и те будут обречены на медленную гибель?» — «некорректно» спросила журналистка, представлявшая независимое издание. Ее заверили, что все нуждающиеся получат необходимую помощь.

В феврале того же 2007 года в еженедельнике «Город Орел» промелькнула заметка, в которой выражался недвусмысленный упрек областной администрации. Речь шла о том, что областные чиновники не очень-то и старались, чтобы убедить Москву: реальные потребности Орловщины гораздо выше, чем установленные квоты. «…У представителей региональных властей был все же способ помочь больным, — уверял автор заметки. — Например, настойчиво обивать федеральные пороги, отстаивать свои заявки, которые и без того у орловцев были занижены по сравнению с реальной необходимостью. Но областная администрация ограничилась тем, что откомандировала в декабре (другие регионы это сделали значительно раньше) в Москву начальников департамента социальной политики, управления здравоохранения, а также представителей ТФОМС с заявкой на 85 млн. рублей на 1-й квартал 2007 года. Оставив эту заявку в назначенном месте, делегаты вернулись в родной город. В результате в январе выяснилось, что орловским льготникам вместо 85 миллионов выделили лишь 50. Из-за проблем с предыдущими поставками 30 из них были в январе же и потрачены, чтобы скорее компенсировать дефицит лекарств. Стало быть, на февраль — март осталось только 20 миллионов. Если взять статистику прошлого года (2006), очевидно, насколько эти суммы не соответствуют реальным потребностям больных. На 2006 год из федерального бюджета для нашей области было выделено 202 миллиона рублей, а фактически израсходовано 564,3 миллиона…»

Прошел год. И что же? Ничего! В Багдаде все спокойно. В том смысле, что тема больше не обсуждается в присутствии журналистов. Как и обещал высокопоставленный чиновник на совещании у Сальниковой, область и город живут теперь по средствам. Для Орла, например, это означает, что в течение первого полугодия 2008 года нуждающимся больным горожанам будет выписано жизненно важных лекарств на сумму 13 764 448 рублей. Это квота, превысить которую нельзя даже на рубль. Что это означает для больных, хорошо видно из официального письма главного врача одной из городских поликлиник, адресованного начальнику управления здравоохранения г. Орла: «Довожу до вашего сведения. что в заявку поликлиники на лекарственные средства для дополнительного лекарственного обеспечения на 1-е полугодие 2008 года не включены препараты…» Дальше следуют наименования заболеваний и соответствующих лекарств: «Гемодиализ: венофер, кетостерил, эпокрин — итого 120 803,47 руб. на месяц. Онкогематология: мабтера, гливек, флудара, рекармон — итого 1 241 391,80 руб. на месяц. Потребность в лекарственных препаратах по бронхиальной астме (ингаляторы комбинированные и смешанные) в представленной заявке удовлетворена на 50%, по сахарному диабету (пенфиллы) — на 60%, по паркинсонизму — на 50%. В остальных лекарственных препаратах потребность удовлетворена на 12%».

Сложность перечисленных наименований соответствует тяжести заболеваний и важности для больных «не вписавшихся в квоту» препаратов. За бесстрастным стилем письма кроется весьма драматический смысл: главный врач, чувствуя ответственность за жизнь своих тяжелобольных пациентов, предупреждает начальство: эти лекарства больным нужны как воздух, но мы не можем их выписывать, потому что областной департамент, распределяющий федеральные деньги, все равно не оплатит «лишние» рецепты. И это только один пример, из одной поликлиники. В целом же по городу потребности больных сахарным диабетом, например, удовлетворены только на 78 процентов, а больных бронхиальной астмой — на 40.

Фактическая средняя стоимость рецепта для тяжелобольных людей сегодня, по оценкам специалистов, составляет в Орле не меньше 1600 рублей. В рамках действующих квот должно выплачиваться 417 рублей в месяц на каждого льготника. Фактически же управление здравоохранения департамента социальной политики Орловской области выделяет по 185 рублей. Это даже меньше, чем было в кризисный период 2006—2007 годов.

Федеральных льготников в городе всего 12 415. Это люди, страдающие тяжелыми заболеваниями и нуждающиеся в лекарствах для поддержки организма и избежания разрушительных последствий болезней. В прошлом году орловский список федеральных льготников был больше. В 2008-м из него выделили в отдельную категорию самых тяжелых больных — таких, как больные гемофилией, рассеянным склерозом и др. Их лекарственное обеспечение осуществляется по отдельным заявкам, которые составляет областной департамент. Но от такого разделения оставшимся в главном списке легче не стало: денег на них все равно не хватает.

Некоторые специалисты считают, что тяжелобольным льготникам стало трудно получать необходимые им лекарства потому, что те, кто страдает менее тяжкими заболеваниями, взяли свои льготы наличными деньгами. При этом нарушился принцип страховой солидарности, когда за счет не востребованных со стороны одной категории льготников денег можно было решать проблемы других, нуждающихся в дорогих препаратах. Если корень зла именно в этом, то получается, что авторы реформы просто не понимали, что делали.

Как же в области попытались смягчить последствия такой политики? Из письма мэра города Орла А. А. Касьянова губернатору Е. С. Строеву видно, о чем действительно позаботилась областная власть в сложившейся ситуации. «Согласно постановлению коллегии Орловской области от 09.01.2008 г., — пишет мэр, — уполномоченной фармацевтической организацией является ОГУП «Орелфармация». На ее аптеку возложено обеспечение больных дорогостоящими препаратами по семи нозологиям. В квартал аптекой ОГУП «Орелфармация» обеспечивается 372 городских рецепта, при этом сумма вознаграждения составит около 1,5 млн. рублей. Муниципальные же предприятия осуществят отпуск в квартал более 40 тысяч рецептов, но сумма их вознаграждения не превысит 177 тысяч рублей. Для сравнения: по состоянию на 12.02.2008 г. средняя стоимость одного льготного рецепта по муниципальным аптекам составила 603 рубля, а по аптеке ОГУП «Орелфармация» 58 095 рублей». Выходит, кому война, а кому мать родна?

В администрации города говорят о 20 миллионах в квартал. Именно такая сумма могла бы обеспечить (более-менее) потребности городских федеральных льготников в лекарствах. Напомню, что квота на полугодие составляет для города Орла меньше 14 миллионов. Как говорится, почувствуйте разницу. Она составляет, по самым скромным подсчетам, около 10 миллионов в квартал, или не менее 40 миллионов в год.

Где взять эти недостающие деньги? «Выбить» в Москве? Но областная власть предпочитает «жить по средствам», не досаждая правительству и не требуя от государства больше, чем оно дает. («Орелфармация», надо полагать, не в обиде?) Заложить 40 миллионов в местный и региональный бюджет? В этом году администрация города Орла уже вынуждена была потратить 154 тысячи рублей бюджетных денег на лекарства для федеральных льготников. Но… за счет льготников муниципальных. А это тоже несправедливо и неправильно. Поможет ли область? Боюсь, что нет. А орловским городским властям, «исторически» обреченным на финансовую зависимость от областной администрации, не поднять этот груз.

Получается, что тяжелобольных людей просто кинули. При этом цинизм ситуации заключается в том, что сначала их обнадежили, дали возможность вдохнуть полной грудью и почувствовать себя полноценными людьми, обеспечив бесплатными современными лекарствами, о которых раньше им и мечтать не приходилось. Но потом оказалось, что поддерживать жизнь в умирающих — это слишком дорого для государства, и питание отключили, оставив пациента задыхаться от болезни. Сразу он не умрет. И это придает чиновникам уверенности в своих действиях. Некоторые из них даже позволяют себе нравоучительный тон в ответ на стоны, мольбы и отчаянные требования. «А вы знаете, сколько это стоит!» — по-государственному восклицает высокооплачиваемый начальник областного уровня, так что просителю остается только склонить голову перед величием государственных интересов, в жертву которым приносят его больных родственников.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц

Sorry. No data so far.