Правда войны в донесениях комиссаров партизанских отрядов

Великая Отечественная война — это часть нашей истории. И мы вправе ею гордиться. А еще обязаны не позволить нашим извечным врагам пересмотреть ее итоги. Но при этом своим детям мы должны рассказывать о войне правду. На той войне было всякое. Опираться же в изучении тех трагических событий надо в первую очередь на подлинные документы того времени. В сегодняшней публикации мы воспользуемся архивом нашего земляка, партизана С. М. Кондакова.

Сергей Макарович Кондаков родился в 1900 году в селе Алмазово Сосковского района в семье крестьянина-середняка. С 15 лет два года работал на разных хозяев в Орле, затем возвратился домой, хлебопашествовал. С 1919 по 1922 год служил в рядах Красной Армии. Затем работал продинспектором, бойцом вооруженной охраны Московско-Курской железной дороги, рабочим на Орловской обувной фабрике им. Коминтерна, зав. производственным отделом в Орловском рыбтресте, нач. спецчасти облпищепрома. Член ВКП(б) с 1931 года. С 15 августа 1941 года он на фронте в составе 837-го артполка и, как сам пишет в автобиографии, попал в окружение, скрывался в лесу. В тылу врага окруженцы организовали небольшую партизанскую группу, в июле 1942 года Кондаков вместе с товарищами влился в крупный партизанский отряд, базировавшийся в Липичанской пуще Дереченского района Барановичской области. Почти сразу он назначается командиром взвода, заместителем командира спецгруппы и принимает активное участие в нападениях на немецко-полицейские гарнизоны. В ноябре 1942 года Кондаков избирается секретарем парторганизации отряда «Победа». В феврале 1943 года из пяти отрядов — «Победа», «Борьба», «Ворошиловский», «Искра», «Октябрьский» — формируется Ленинская бригада, в которой Сергей Макарович становится председателем партийной комиссии. Интересно, что командовал бригадой капитан (Ф. М. Синичкин), начальником штаба был старший лейтенант (Б. А. Булат). Обоим офицерам в 1944 году было присвоено звание Героя Советского Союза. Кондаков в бригаде занимается тем же, чем и в отряде, — партийно-идеологической работой и одновременно участвует в целом ряде боевых операций. Дважды немцы пытались уничтожить партизан, организовывая крупные операции с привлечением войсковых соединений общей численностью до 40 тысяч человек. Шли тяжелейшие кровопролитные бои, но в пущу фашисты проникнуть не смогли. 27 мая 1943 года Кондаков назначается комиссаром отряда «Октябрьский», а 7 июня того же года — комиссаром только что организованной партизанской бригады им. Кирова, где служит до сентября 1944 года.

Сохранилось большое количество донесений комиссаров отрядов, адресованных комиссару бригады Кондакову. В одной части донесений анализируются сразу три месяца работы: декабрь 1943 года, январь и февраль 1944 года, в другой части — помесячные отчеты. В газетной публикации невозможно передать содержание всех исторических документов. Воспользуемся лишь некоторыми из них. Так, например, комиссар отряда «Октябрьский» лейтенант Дерюгин в начале политдонесения сообщает о партийном составе отряда. Оказалось, что по состоянию на 22 апреля 1944 года в отряде имелось 7 членов ВКП(б) и 21 кандидат в члены ВКП(б) (из них 13 не утвержденных горкомом ВКП(б). Принятых и исключенных из членов ВКП(б) в апреле нет. После тяжелого ранения умер кандидат в члены ВКП(б) М. Ф. Кравченко. Комиссар дает отчет о партийной работе, работе среди личного состава отряда, массовой работе на селе. Видно, много внимания уделяется улучшению дисциплины и интернациональным отношениям. И вероятно, это неслучайно. Потому что даже в 1944 году среди населения нет единодушия в оценке происходящих событий. Так, Дерюгин пишет, что «имеются отдельные семьи, которые выражают действия явно враждебные к партизанам и Советской власти при появлении казаков и белопольских банд (Армия Крайова. — С. Д.) в нашем крае». И здесь же, в разделе «Проводимая работа немцами в нашем крае», комиссар сообщает, что в районе ответственности отряда 412 белорусов получили мобилизационные повестки, а пошли служить в немецкую армию только 12 человек. В ответ на проводимую немцами мобилизацию 96 парней из 10 деревень ушли в лес. Партизаны заслали к немцам группу молодых людей, которым удалось переагитировать и увести в партизанский отряд 14 человек. «В основном, — завершая отчет, пишет Дерюгин, — настроение населения хорошее и улучшается с приближением Красной Армии».

Комиссар отряда им. Орджоникидзе Киян в отчете за тот же месяц помимо стандартной информации сообщает о подрыве вражеского эшелона — поврежден паровоз, разбито 7 вагонов. В отряде появился переводчик-немец. Отряд активно занимается противодействием планам немцев по вывозу населения в Германию. А завершается донесение сообщением: «19-го произошел несчастный случай — из-за небдительности и неопытности был убит холодным оружием часовой-партизан Мовшович».

Комиссар отряда «Искра» мл. политрук Тимофеев и секретарь первичной партийной организации ст. политрук Пузанков сообщают, что «район действия отряда за Неманом белопольскими бандами оставлен. Уходя из укрепленных населенных пунктов Филоновцы и Лучки, они говорили населению: «Мы уйдем, на наше место придут варшавяки, вот они-то покажут вам, не то что мы». Батальон, действующий там, выехал со всем скарбом на подводах в направление Белиц. Докудовские крестьяне, что везли их, были сильно избиты и отправлены домой. В район заезжают мелкими группами разведчики из других подразделений белопольских банд, находящихся около Лиды, Ивья, Гончары, Огородники, Ганцевичи. Небольшая часть польского населения с уходом белых также выехали под Лиду, Ивье и др. Главным образом из Филоновцев и Лучек». В этом же донесении говорится о том, что в апреле случились два происшествия. При возвращении с боевого задания в реке Неман утонули три партизана. Лодка протекала, старший группы приказал переправляться по одному, но его не послушались. Ночью из расположения второй роты пропал боец без оружия и одежды. В донесении также сообщается, что разоблачены два шпиона, внедренные в отряд. Один из них передан в бригаду им. Чапаева для расследования.

Комиссар отряда «Октябрьский» сообщает в своем рапорте комиссару бригады, что «в отряде объявлено социалистическое соревнование по лучшему выполнению диверсионно-подрывных работ». И похоже, результат не замедлил проявиться. К 23 апреля, то есть за три недели, пущены под откос три вражеских эшелона. Кроме этого уничтожена из засады автомашина, убито 3 гитлеровца. Еще одна группа партизан-диверсантов на момент подготовки рапорта находилась на задании, предполагавшем подрыв поезда, и, возможно, также успешно справилась с ним.

Комиссар отряда «Балтиец» Пеньковский дополнительно к традиционной для всех донесений информации пишет, что в районе дислокации отряда создана разветвленная антифашистская сеть, включающая 16 групп. Основная их функция — разведка, распространение литературы, агитмассовая работа среди местного населения, добыча оружия и боеприпасов. Кроме того, есть специально подготовленные люди, в функциональные обязанности которых входит работа по выявлению немецких и польских шпионов, осведомителей. Они нанимались в полицию и во вспомогательные части вермахта, где вели агитационную работу против немцев. В этом же донесении сообщается о значительном успехе белополяков, занявших несколько сел с целью взять под охрану участок железной дороги Лида—Молодечно. Подытоживая передаваемую вышестоящему начальству информацию, комиссар отряда «Балтиец» говорит о том, что население в основном к партизанскому движению относится лояльно, поддерживает продуктами питания, одеждой, а также дает людей для пополнения отряда.

В политдонесении за апрель комиссар отряда «Орел» Буталенко сообщает, что 3 группы, общим числом 25 человек, ушли на выполнение диверсионно-подрывных мероприятий. Призываемые немцами в так называемую краевую оборону местные жители предпочитают уходить в лес. За месяц отряд пополнился 21 человеком. Население активно сотрудничает по всем вопросам с партизанами, предупреждает их о всех действиях немцев.

В политдонесении от 31 мая комиссар отряда им. Орджоникидзе сообщает, что развед-отделение из немецкого гарнизона в населенном пункте Новогрудка вывело семерых девушек, собранных для отправки в Германию. При минировании шоссейной дороги подорвались на собственной мине трое партизан. Сообщается также о факте мародерства, допущенном в одном из сел на мельнице.

Комиссар отряда «Балтиец» в анализе чисто партийных мероприятий буднично сообщает о том, что на майском партийном собрании рассматривался вопрос о постановке на учет партизана Т. Однако по этому вопросу поступило заявление от кандидата в члены ВКП(б) Д. Тот сообщил, что Т., будучи в плену, служил лагерным полицейским и окончил курсы пропагандистов «За новую Европу». Партийное собрание по вопросу постановки на учет партизана Т. воздержалось. На этом же партсобрании был заслушан отчета редактора «Боевого листка». Завершилось собрание рассмотрением «конфликтного дела». Оказалось, что двое партийных партизан больны гонореей. Партийное собрание «обязало товарищей принять меры лечения и вылечиться в кратчайший срок местными средствами». Кроме того, они были предупреждены «в отношении половых связей, чтобы не распространяли болезнь на здоровых». Дальше комиссар рассказывает об общих отрядных собраниях, посвященных годовщине отряда и Первомаю. На собрании, приуроченном к 1 Мая, все бойцы пополнения должны были принять присягу. Но случилось ЧП. Владимир Ж. из села М. отказался принять присягу, мотивируя тем, что он ее выполнить не может. «Когда начали интересоваться этим, — пишет комиссар отряда «Балтиец», — оказалось, что Ж. служил в полиции, расстреливал людей, агитировал против партизан и т. д. Командование решило Ж. расстрелять». В разделе «Боевые действия отряда» говорится о том, что отряд совместно с отрядом «Искра» и спецгруппой «К» провел бой против белополяков в селе Ольховка. При непосредственном боестолкновении потерь со стороны партизан не было. Однако потери оказались в отделении, оставленном для охраны тыла. Пулеметный расчет в составе Свиридова и Герасименко был кем-то уничтожен, оружие исчезло. Пулемет так и не был найден, а винтовка второго номера Свиридова обнаружилась в расположении разведгруппы отряда «Искра». В селе Залейка группа подрывников, отрываясь от противника численностью 50—60 человек, вынуждена была вступить в бой и уничтожила двух украинцев и двоих ранила. Потери партизан — трое убитых.

В разделе «Антифашистские организации» говорится о том, что агентурная сеть работает активно, из города Лиды удалось вывести 15 русских военнопленных, работавших у немцев. Комиссар сообщает также о провале агентурной разведчицы Акуленко Лилии. Она была арестована в городе Лида, судьба ее на момент написания донесения неизвестна.

Анализируя работу, проводимую немцами в районе действия отряда, комиссар отмечает, что она в основном сводится к изъятию продуктов и фуража у населения. Большую активность проявляют подразделения, сформированные из польских и украинских националистов. Население в основном к партизанам лояльно. Но бывают и исключения. Вот как об этом говорится в донесении: «В силу того что партизанские отряды зачастую едут за продовольствием в села, находящиеся вблизи железной дороги Лида — Молодечно, некоторые крестьяне этих сел бегают к немцам в Ивлевский гарнизон, после чего зачастую приезжают украинцы. Выявлять таких людей трудно. К выявленным принимаются меры». «В отношении Ольховского боя, — завершает свое письмо комиссар, — среди населения распространялись различные слухи. Так, например, говорилось, что всех партизан перебили, а многих потопили в Немане. Но когда группа партизан в количестве 60 человек пошла на хозоперацию, слухи рассеялись. Да и специально посланные агитаторы хорошо потрудились. Население теперь говорит, что «не бывать полякам в наших весках. Хорошего им дали чёсу партизаны».

Комиссар отряда «Орел» Бутуленко сообщает, что 8 мая группа разведчиков из 3 человек попала в засаду, организованную поляками, завязался бой, разведчики-комсомольцы С. П. Бессараб и И. Ф. Писарь погибли. Начальником особого отдела отряда (Н. В. Сац) разоблачена польская семья в количестве 5 человек, имевшая связь с польскими националистами. Комиссар пишет, что глава семейства занимался систематическим спаиванием партизан с целью получения нужной информации. Сын его, Иосиф, был с января 1944 года в партизанском отряде, занимался сбором сведений о дислокациях партизанских отрядов, их вооружении и численности. В ночь с 20 на 21 мая, находясь в засаде, Иосиф произвел выстрел, чем рассекретил место расположения группы. Вся семья Р-к расстреляна.

В политдонесении комиссара отряда «Октябрьский» лейтенанта Дерюгина от 24 мая сообщается, что за отчетный период пущено под откос 3 вражеских эшелона, сделано 4 засады. Подробно сообщается о всех сторонах жизни партизанского отряда. И, что интересно, дается информация о посевной кампании. Дерюгин пишет: «В результате проведенной работы посевная кампания подходит к концу, настроений о нежелании обрабатывать землю не замечается. Земля ликвидированных хозяев роздана по другим хозяевам. В общем, земли, пустующей по району, в котором располагается наш отряд, нет. Настроение населения в общем по отношению к Советской власти хорошее, но при появлении белополяков имеются враждебные единичные выступления и даже действия, к которым мы приняли меры». Дальше комиссар информирует о том, что немцы проводили налеты на села, сожгли дома и все строения двух семей партизан. В конце политдонесения Дерюгин пишет: «Тов. комиссар! Посылаю Вам серебра из польской монеты (792) в фонд укрепления мощи Красной Армии. С приветом. Федя».

Комиссар отряда «Искра» мл. политрук Тимофеев и секретарь первичной партийной организации отряда ст. политрук Пузаков в политдонесении за май сообщают о трех случаях мародерства, проявленных партизанами отряда. У крестьян было отобрано: килограмм сала и нитки для «знакомой женщины» партизана М. Морозова, И. Хорт отобрал 1 тысячу рублей, заявив, что «мне деньги нужны, а вам можно и без денег обойтись», партизаны Каральчук, Лапуть и Курули отобрали у крестьян 7 пудов ржи для обмена на самогон. Деньги крестьянину возвращены.

В этом же документе сообщается, что в Лидском районе действуют четыре отряда белополяков численностью по 200 человек каждый. Проводят массовые аресты и расстрелы белорусского населения. «Так, например, в д. Огородники расстреляли 14, в д. Ганцевичи — 7, в д. Докудо — 5. Сожгли хутор Банево, полностью д. Пудино, где расстреляли 13 невинных граждан».

Среди архивных документов находится аккуратно составленный список членов и кандидатов в члены ВКП(б) первичной партийной организации партизанского отряда «Балтиец». В нем 14 фамилий. В списке нет ни одного человека с высшим образованием. 9 человек побывали в плену. Большинство из них находятся в партизанском отряде со второй половины 1943 года. В плену был и составитель списка — комиссар отряда И. К. Пеньковский. Он 1906 года рождения, украинец, член ВКП(б) с 1930 года, в прошлом инструктор Винницкого обкома ВКП(б) и старший политрук, в отряде с 8 мая 1943 года. Есть в списке и наш земляк, уроженец Орловской области из города Сураж (ныне Брянской области) Г. Ф. Дубинин. Лейтенант, командир танка, был в плену в Германии, с 26 ноября 1943 года в отряде «Балтиец» служил в качестве рядового.

Другой документ, содержащий сведения о составе первичных организаций Лидского подпольного РК КП(б)Б за май 1944 года, имеет гриф «совершенно секретно». Первичных организаций пять: в штабе бригады им. Кирова и в партизанских отрядах «Октябрьский», «Балтиец», «Искра», «Орджоникидзе». Всего членов партии — 33 человека, кандидатов в члены партии — 59. По национальной принадлежности — 48 русских, 23 белоруса, 16 украинцев, 2 еврея, 1 поляк, 2 человека отнесены в графу «другие национальности». В справке указаны обстоятельства вступления в партизанский отряд. Половина списочного состава, 46 человек, были в плену, 20 человек вышли из окружения, 5 человек присланы ЦК КП(б)Б.

Интересна записка комиссара отряда «Октябрьский» Дерюгина от 23 марта 1944 года. В ней он оправдывается перед Кондаковым за то, что не успел к 23 марта подготовить запрашиваемые сведения, поскольку запрос был получен 22 марта в 20 часов. Среди оправдывающих его причин он приводит и такую: «За короткое время я не мог откопать закопанного архива, пришлось полагаться на память и на те материалы, что находились под рукой». И дальше, сообщая сведения о количестве партизанского пополнения, комиссар отряда делает заверение: «Сбор средств в фонд укрепления Красной Армии продолжаем, и думаю к 28 марта выслать еще тысяч 30—40. С коммунистическим приветом. Дерюгин».

Есть в архиве достаточно много коротких записок. В одной из них с грифом «совершенно секретно» дается указание командирам и комиссарам партизанских бригад и отрядов Барановичской области. А подписана она секретарем Барановичского подпольного обкома КП(б)Б, командиром Барановичского партизанского соединения генерал-майором В. Е. Чернышевым (псевдоним — Платон). Есть несколько записок, подписанных комиссаром бригады им. Кирова политруком Кондаковым. В одной из них Сергей Макарович сообщает о том, что отправляет комиссару и секретарю первичной парторганизации отряда «Октябрьский» выписки из протокола заседания Лидского подпольного горкома от 13 марта 1944 г. «Об усилении партизанского движения», «О срыве проводимой немцами мобилизации». И дает указание проработать эти документы на командно-политическом совещании и партийных собраниях, наметить мероприятия по росту партизанского движения отряда и срыву мобилизации. И завершается документ категоричным требованием «по использованию указанных записок — немедленно сжечь».

Как сложилась после войны судьба политрука Сергея Макаровича Кондакова, мы не знаем. У нас есть адреса, по которым жил Сергей Макарович в Орле, и некоторая другая информация. Надеемся, что нам удастся побольше узнать о человеке, волею судьбы оказавшемся в самой гуще партизанского сопротивления. Что же касается архива С. М. Кондакова, то можем сообщить только следующее. Архив комиссара партизанской бригады им. Кирова и другие материалы, относящиеся к Великой Отечественной войне, были кем-то выброшены на контейнерную площадку. Сегодня документы находятся в руках человека, спасшего их не от забвения даже, а от фактической гибели. За что мы ему благодарны.

Сергей Давыдов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц