«Макдональдс» как символ веры

С чего начинается Родина? А в самом деле. Разумеется, истоков патриотизма много, и все они не умещаются в строки известной песни, не исчерпываются ею. Тем более что идеологически она совершенно устарела. Ну кто сегодня из людей, приближенных к власти, признается, что Родина для него начинается «со старой отцовской буденовки»? Такое признание самоубийству подобно, хотя еще несколько лет назад, в советскую эпоху, нынешние номенклатурщики очень гордились своим революционным происхождением или, по крайней мере, уверяли, что идеалам коммунизма верны. На чем, собственно, и строилось их материальное благополучие.

Сегодня можно почти в открытую заявлять, что деньги — это наше все, не стыдиться своих истинных убеждений, говорить правду, она сегодня приветствуется. А почти — это потому, что огромная часть населения упорно, косно отказывается подменять патриотизм какими-то материальными категориями.

«А может, она начинается с той песни, что пела нам мать, с того, что в любых испытаниях у нас никому не отнять?» Нет, песен про деньги мама в детстве нам тоже не пела. Правда, отрицательный герой фильма «Берегись автомобиля!» продавец комиссионного магазина Дима Семицветов, обвиняя советского Робин Гуда Юрия Деточкина, заметил в суде, что тот покусился «на самое святое, что у нас есть», имея в виду все те же деньги. Однако эта реплика вызвала только смех в зале, а Дима Семицветов, как был воплощением образа барыги-спекулянта, так из этого образа и не вышел, несмотря на существенные идеологические перемены в нашей стране.

Нравственное здоровье народом окончательно не утрачено, и это нарушает планы и схемы тех, кто нравственно здоров никогда не был или был, но однажды заболел и с тех пор выглядит безнадежным.

Кто бы мог подумать, что банальное стремление снести в центре города старое здание, чтобы на его месте построить прибыльный торгово-развлекательный центр, вызовет в Орле такое ожесточение, такое упорное неприятие? Разумеется, дело в статусе здания, занесенного в реестр памятников; в том, что затея со сносом одного и строительством другого — явное и даже хамское нарушение закона, с чем нормальный человек мириться не должен; в том, что правильно и похвально — отстаивать от посягательств объекты культуры, которыми Орел и так не очень богат; правильно — беречь и защищать память, свою историю. Дело, безусловно, в этом. Но еще и в том, что кинотеатр «Родина», а мы, конечно же, говорим о нем, называется именно так, как тема уже процитированного стихотворения Матусовского. Слова — это ведь не просто набор букв. Понятия обладают материальной силой. «Родина» не пустой звук.

Это символическое совпадение, что планы любителей быстрых денег натолкнулись, помимо всего прочего, еще и на идеологическое препятствие. Бороться с ним трудно. Нужно менять идеологию. Нужно сформировать такое восприятие «Родины», чтобы от нее не жалко было избавляться.

Великолепным образчиком подобной пропагандистской атаки явился сюжет, подготовленный на государственном телевидении журналистом А. Кузьминым.

Отдавая себе отчет в сложности стоящей перед ним задачи, А. Кузьмин даже попозировал на фоне стелы, установленной в честь 400-летия Орла на слиянии Оки и Орлика. Далее он вспомнил своего отца, что вызвало в зрителях чувство стыда за говорящего, поскольку некрасиво и некорректно прикрывать именем достойного человека неизвестные ему бизнес-проекты. Оба приема должны были свидетельствовать о близости журналиста А. Кузьмина к орловским истокам, неотделимости выступающего от идеи местного патриотизма и уважения к историческому наследию города. Однако цель достигнута не была. Во-первых, стела находится далеко от «Родины», сносить которую А. Кузьмин призывает, и отношения к теме вообще не имеет. Во-вторых, совершенно неизвестно, как к затее отнесся бы отец журналиста, вклад которого в орловскую историю тот некстати вспомнил. Возможно, отец А. Кузьмина его новые взгляды не одобрил бы. Более того, эффект оказался обратным. Почему-то легко представить, как отец А. Кузьмина — честный человек — сурово порет подростка, предложившего во всеуслышание снести кинотеатр «Родина», чтобы затем на его месте построить «Макдональдс».

Мы подробно останавливаемся на этих эпизодах сюжета, чтобы еще раз подчеркнуть сложность задачи, стоявшей и стоящей перед А. Кузьминым. Сломать идеологию сложно. С чего начинается Родина? «А может, она начинается со стука вагонных колес и с клятвы, которую в юности ты ей в своем сердце принес». Попробуйте победить это. Попробуйте за несколько минут эфира сковырнуть такой гигантский временной, смысловой, нравственный пласт. Это очень трудная задача.

Помочь А. Кузьмину могло бы Письмо потомкам-орловцам, замурованное в капсуле под стелой, рядом с которой журналист разминался, готовясь взяться непосредственно за «Родину». Помочь могло бы, разумеется, только в том случае, если бы авторы хоть косвенно дали понять, что против сноса кинотеатра, уничтожения исторической памяти не возражают. Нет — можно было привести несколько нейтральных цитат из того же послания — в подтверждение своего патриотизма и приверженности хоть каким-то идеалам. Но журналист честно признался, что содержание письма ему неизвестно. Весьма странно. Содержание этого письма ни для кого секретом не является. Привожу его последний абзац: «Пусть через столетие дойдет до вас, люди XXI века, наше завещание — берегите родной город, помните о его славной истории, делайте все, чтобы во веки веков твердо и нерушимо, как Россия, стоял и красовался над Окою древний Орел — наша гордость, наша слава, наша жизнь» («Принято на юбилейной сессии Орловского городского Совета депутатов трудящихся 17 сентября 1966 года»).

Про «Макдональдс», конечно, ничего не сказано, но ведь и возражения против тоже не приведены. Можно было использовать в сюжете с некоторыми купюрами и дополнениями. Так например: «…Орел — наша… жизнь. Так завещали наши предки. Верны ли мы этим заветам? Нет. Потому как что это за жизнь без «Макдональдса»?» И далее — плавный переход к теме.

Безусловно сильным приемом явилось использование в сюжете мнения депутата Государственной Думы от Нижегородской области Романа Антонова. Что делает Роман Антонов в Орловской области, толком никто объяснить не может. Председатель облсовета И. Я. Мосякин говорит, что Р. Антонов в командировке. Цель командировки не указывается. В этой истории есть что-то ирреальное, как в упрямой попытке поломать здание, обладающее статусом памятника. Роман Антонов, криво улыбаясь, сообщил, что «мы-то знаем», почему «Родину» внесли в охраняемый реестр. Улыбку он свою не пояснил, знаниями не поделился. Но этот пробел восполнил А. Кузьмин, рассказавший, что ВООПИК, его орловское отделение, добилось постановки здания на учет с одной целью — чтоб у тех, кто в ВООПИКе, было больше денег. Иной цели А. Кузьмин, видимо, просто не может представить.

С улыбкой командированного Р. Антонова все стало ясно, он тоже так думает. Но почему он все время отождествляет себя с орловцами — загадка. «У нас», «мы» — подразумевая жителей города. Это какое-то затмение. Поговаривают, конечно, что Р. Антонову, политически погоревшему в Нижнем Новгороде, обещают место в новом составе Госдумы от нашего региона, но зачем же предвосхищать события? И потом: зачем шокировать даже сверхтерпеливую, образцово послушную местную аудиторию? «Что бы там ни говорили, а «Макдональдс» — это для детей событие», — рассказал Р. Антонов и добавил, что, например, его дети каждый выходной требуют, чтобы папа отвез их в этот самый «Макдональдс». Хорошо, Роман, это проблемы вашей семьи, но зачем уровень культуры, близкий к тому, чтобы событием признать яркие стеклянные бусы, навязывать в качестве нормы всему нашему городу? Стройте «Макдональдс» где угодно, но оставьте в покое «Родину». Это памятник истории и архитектуры. Архитектура, Роман, это такой пластичный и в то же время монументальный документ, который формирует среду обитания и воспитывает культуру, сам являясь ее частью. Архитектура — иллюстрация разных исторических эпох. Полнота этих иллюстраций позволяет получить целостное представление об истории своей страны, Роман. Архитектура, если о ней заботиться, воспитывает любовь к Родине, она воспитывает патриотов.

Кинотеатр с одноименным названием — очень хороший образец довоенного конструктивизма, кстати, единственный в Орле. Привести его при желании в первоначальное, оригинальное состояние не представляет никакого труда. Кстати, выступаем с предложением включить этот памятник в перечень объектов, реконструировать которые предполагается с использованием денег, выделяемых на празднование 450-летия Орла. А. Кузьмин снимет об этом новый сюжет.

Патриотизм очень трудно примирить с заботой о сиюминутной выгоде, эта проблема новостью не является. Попытка использовать другие ширмы для обеспечения бизнеспроекта — заботу о наполняемости бюджета, рабочих местах — критики не выдерживает. Предпринимателям нужен центр, приносящий максимальную и быструю выгоду, сам А. Кузьмин, правда в более сдержанных выражениях, говорит о том же. Все остальное — словесная завеса. «Заводы стройте!» — скажет вам сегодня любой орловский прохожий, когда ему начнут забивать баки рассказом о заботливом инвесторе, мечтающем облагодетельствовать город торгово-развлекательным заведением, причем почему-то на месте «Родины» и нигде больше.

Трудная задача у «инвестора» и его информационного сопровождения. Тут нужно ломать стереотипы, по мнению все того же А. Кузьмина, вредные и даже опасные. Признаться, давно я не слыхал, что уважение к прошлому относится к этой опасной, по мнению журналиста, категории. Правда, многие с ним не согласны. Прозвучали фамилии Т. М. Кононыгиной, М. В. Вдовина, который, правда, не местный. А. Кузьмин сразу дал под дых этому противнику сноса «Родины», показывая тем самым тщетность притязаний Михаила Васильевича на звание патриота-орловца. Другое дело — А. Кузьмин, нижегородский командированный Р. Антонов, замгубернатора московский житель Д. Орлов… Внимательно посмотришь — из местных против «Родины» только А. Кузьмин да срочно реанимированный «Гражданский контроль», бывший на слуху еще в то время, когда идущая к должностям М. Ивашина демонстрировала общественную деятельность.

Впрочем, есть и другие сторонники, их показывали по телевизору. Симпатичные такие лица. В связи с этим уместно рассказать одну историю, случившуюся буквально на днях, когда странные и даже подозрительные слегка слои населения отмечали очередную годовщину со дня рождения Николая Семеновича Лескова. У студентов орловского юрфака поинтересовались, а знают ли они, кому стоит памятник, напротив которого находится корпус их учебного заведения. Несколько человек сказали, что знают: это памятник Карлу Марксу. «А почему вы так думаете?» — попросили их обосновать свою точку зрения. «А как же иначе? Остановка так называется, значит, и памятник ему».

Не ровен час — снесут памятник Николаю Семеновичу, думая, что это Карл Маркс. Уровень культуры за последние годы сильно понизился даже среди будущих коллег Плевако. Но это не значит, что культуру не нужно больше защищать. Может быть, именно поэтому она нуждается сегодня в еще большей, чем прежде, защите. Ведь не исключено, что Р. Антонов там или А. Кузьмин искренне верят, что «Родина» как архитектурный и исторический памятник и в самом деле ничего собой не представляет. Искренне так полагают.

В защиту же М. В. Вдовина, который, будучи не местным, дерзнул что-то там сказать против попыток снести «Родину», демонстрируя по причине своей пришлости из Курска неквалифицированное, а потому ничтожное мнение, следует сказать вот что. Фашисты, разрушившие Орел почти до основания, очень охотно пользовались услугами местных полицаев, вообще всех местных, кто шел к ним в услужение. Один из них — выпускник орловского коммерческого училища Михаил Букин — даже возглавлял местное «Русское гестапо». Был расстрелян после войны. Это к тому, что сами по себе орловские корни не говорят ни за, ни против участника дискуссии. Однако попытка нивелировать чье-то мнение, используя именно этот аргумент, показательна.

Гневный пафос А. Кузьмина, направленный против «Родины», в которой во время оккупации был кинотеатр для немцев, просто смешон. Мало этого для сноса, журналист государственной телекомпании. Мало даже в связке с другими «аргументами». Уже упомянутый М. Букин, тот и вовсе допрашивал в здании Коммерческого банка, знаете, с «башенками» такое, в псевдорусском стиле напротив бывшего ТЮЗа. Управление Центробанка там сегодня. Снести бы до последнего кирпича! Как А. Кузьмин терпит?

Смешного, как и противного, в истории с настойчивым желанием поставить на месте «Родины» торгово-развлекательный центр, сулящий быстрое обогащение, много. Но есть и другое, то, о чем А. Кузьмин не сказал.

«Родина» — памятник. Но до нее приблизительно на этом же месте стояла Крестовоз-движенская церковь, в которой, помимо прочего, отпевали Алексея Петровича Ермолова, завещавшего похоронить его на родной земле. Хотелось бы спросить у Александра Петровича Козлова — губернатора, торжественно объявившего о начале сбора средств на строительство памятника Ермолову — герою Отечественной войны, одному из самых влиятельных фигур периода кавказских войн: как совместить это проявление патриотизма и уважения к историческому прошлому с идеей возведения на месте церкви «Макдональдса», к которому, как оказалось, орловский губернатор тоже неравнодушен?

Губернатора опять подставили? Не слишком ли много подстав? Пора обзаводиться грамотными советниками.

Любой православный священник или раввин, если вы празднуете одновременно и Пасху и Хануку, объяснит вам, что Бог есть. Православный добавит, что, по нашей вере, в каждом месте, где есть или была церковь, незримо присутствует ангел. И он будет там до скончания века.

Кинотеатр, даже здание бывшего кинотеатра — это, конечно, не храм. А «Макдональдс»? Почему такое упорство? Это что, и есть ваша вера?

Сергей ВАСИЛЬЕВ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц