Стрелять, конечно, легче…

«Животные в городе» — так назывался проект, который взялась осуществить, то есть довести до принятия конкретных законодательных и административных решений, рабочая группа Общественного совета при мэре г. Орла. Но в какой-то момент, когда на календаре был еще 2007 год, рабочая группа взяла паузу, которая явно затянулась.

Затянувшаяся пауза рискует обернуться сокрушающим ударом не только по животным в городе, но и по самой идеологии начатой работы, то есть попытке доказать, что гуманизм и сострадание к братьям нашим меньшим могут и должны быть положены в основу решения «собачьей» проблемы.

Вот, говорят, уже и губернатору некстати перебежали дорогу какие-то четвероногие бродяжки. И попробуй после этого докажи, что такая встреча — чистая случайность, что собак в городе на самом деле не так уж и много и что Общественный совет работает над цивилизованным решением проблемы! Если собаки пробегают мимо губернатора, да еще, не дай Бог, подойдут к нему с немой просьбой о поддержке, то выводы, конечно же, будут губернаторские: в городе шагу некуда ступить от бродячих животных. А их, как загнанных лошадей и прочих бесполезных, пристреливают, не правда ли? Какие еще могут быть сомнения.

И бьют! Очень часто — на глазах у детей, так что кроме «очистки» территорий от бродячих животных получается еще и воспитание: детей постепенно приучают к мысли, что сострадание к бездомным животным противоречит здравому смыслу.

И пока рабочая группа держит паузу, не зная, как согласовать муниципальную заботу с областным законодательством, по жилым кварталам и улицам города опять ходят люди с пневматическим ружьями и стреляют ядовитыми зарядами в собак. Этот яд парализует скелетные мышцы, в том числе мышцы грудной клетки. В результате чего живое существо теряет способность дышать и погибает от удушья. Потом яд распадется в крови сам собой, но уже после смерти. Спасти пораженного ядовитым зарядом может только немедленная вентиляция легких до полного распада парализующего вещества.

Вот с этакой угрозой ходят по нашим дворам работники спецавтобазы, руководствуясь лишь «бородатыми» рекомендациями одного из министерств. И пока рабочая группа Общественного совета при мэре города Орла не предложит что-либо вразумительное, будут и впредь ходить с чувством выполняемого гражданского долга. И кому какое дело, что такое понимание долга не соответствует действующему законодательству!

А между тем ситуация сложилась прямо-таки абсурдная. Введите в справочную правовую систему «Консультант Плюс» ключевое словосочетание «отстрел собак», и компьютер выдаст вам только пять документов — пять нормативных актов (не законов!), в которых хоть как-то обосновывается подобный отстрел. Но во всех этих документах речь идет либо о милицейских делах и задержании преступников, либо об отстреле одичавших животных на территории охотничьих угодий, но никак не о стрельбе в городе силами сотрудников спецавтобазы по санитарной очистке города. Эта организация может осуществлять лишь отлов бродячих животных. Даже в постановлении Орловской областной Думы 1996 года, которое действует и поныне, прописано именно так: отлов и содержание зарегистрированных животных сроком до семи дней. И, похоже, ничего другого в нашем законодательстве нет на этот счет.

Но в Орле стрельбу из пневматического оружия легко могут назвать отловом, а паралич дыхательных мышц — усыплением. И рабочей группе Общественного совета при мэре
г. Орла так и не удалось опротестовать это, потому что если не отстрел, то что может уберечь, скажем, того же губернатора от встречи с бездомными собаками? В Орле на этот вопрос так и не нашли другого практического ответа.

И чем дольше будет затягиваться пауза, чем нерешительнее будут члены рабочей группы Общественного совета, тем большей уверенностью преисполнятся те, кто несколько лет назад организовал и возглавил охоту в городе, руководствуясь исключительно принципом целесообразности.

Цивилизованно решить проблему — значит законодательно и материально обосновать и создать в городе приюты для отловленных животных, где бы их осматривали, лечили, прививали, стерилизовали или находили им хозяев. Это, разумеется, сложнее и дороже, чем отстрел.

Но когда это было легко — поступать по-человечески: не как удобнее, а как Бог велит?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц