Ржавые шестеренки бюрократии

Строительство часовни Александра Невского в 909-м квартале г. Орла близится к завершению. Как мы уже сообщали, 25 апреля 2008 года, перед Пасхой, на нее был поднят полутонный колокол. Внутри часовни вовсю работают брянские художники: уже расписан свод. И хотя сроки освящения часовни еще не определены, это событие явно не за горами. Во всяком случае, осталось сделать несопоставимо меньше, чем уже сделано. Сегодня, когда у стен часовни говорится много красивых слов, в том числе и официальными лицами, самое время вспомнить о том, как непросто начиналось строительство часовни, которая задумывалась как православный памятник тем, кто погиб на подступах к Орлу в октябре 1941 года, пытаясь задержать врага.

Эта идея, высказанная семь лет назад мальчишками из отряда «Поиск» подросткового клуба «Эврика», была впервые озвучена публично 3 октября 2001 года на митинге у памятного камня в 909-м квартале. Этот камень, как известно, был заложен в память о советском десанте, высаженном на Орловском аэродроме, когда немецкие танки был уже на подступах к городу. Десантники высадились под обстрелом и, пройдя через уже покинутый властями и оставленный врагу Орел, закрепились севернее, на мценском направлении, где при участии других сил Красной Армии и возникла линия обороны, задержавшая немцев на несколько дней. Но из записей в журнале боевых действий той десантной бригады следует, что на южной окраине Орла после высадки был оставлен арьергард, который прикрывал отход основных сил на северный рубеж. И, судя по записям в журнале, этот отряд был под огнем врага в течение часа, после чего «отступил, имея потери». Судя по воспоминаниям некоторых (найденных отрядом «Поиск») жителей бывших хуторов, располагавшихся в 1941 году на территории завода «Дормаш», это была бойня. Силы были слишком неравными. Записывая воспоминания местных жителей, юные поисковики и решили увековечить память погибших православной часовней, о чем и заявил на октябрьском митинге 2001 года руководитель отряда «Поиск» В. А. Иванов.

Эта идея, оформленная в виде официальных писем, как будто и не встретила поначалу принципиальных возражений со стороны городской администрации, которую в то время возглавлял В. И. Уваров. И даже тот факт, что комиссия по землепользованию и градостроительству при администрации г. Орла решила предоставить земельный участок под строительство только в июне 2002 года, тогда никого не смутил. Но закончился 2002 год, наступил 2003, а постановления мэра о выделении земли так и не было. А без этого нельзя было даже открыть благотворительный счет, чтобы начать сбор денег на строительство. К тому времени были уже готовы и проект часовни, и даже рабочая документация, выполненная специалистами орловских проектных институтов бесплатно. Осенью 2002 года свое согласие на строительство дал и градостроительный совет Орла. Но когда, казалось бы, все согласования были сделаны, администрация города в начале 2003 года вдруг потребовала от руководителя отряда «Поиск» В. А. Иванова собрать подписи жителей 909-го квартала: согласны ли они, жители, на строительство часовни? Как будто у жителей Орла спрашивают согласия всегда и по любому поводу! Но Вячеслав Анатольевич Иванов вместе со своей супругой Светланой Ивановной и это условие выполнили. Ими, уже давно не молодыми людьми, было собрано более тысячи подписей жителей девятиэтажных домов по ул. Саханской и Машкарина. Но дело так и не сдвинулось: мэр не подписал решающего постановления. Более того! В августе 2003 года администрация Заводского района вдруг сообщает Ивановым, что, по данным опроса жителей дома № 3 по ул. Саханской, за строительство часовни высказались только 41,5 процента жителей и что опрос якобы проводили работники местного ЖЭУ № 14. Тут смущало все: и неожиданность этого повторного опроса, и точность цифр — вплоть до десятых долей процента. Но Ивановы проглотили и это. Они повторно обошли квартиры и указанного дома, и других девятиэтажек 909-го квартала и выяснили, что во многих квартирах, на которые ссылалась администрация, работники ЖЭУ вовсе не были. Ивановы же дошли до каждого и предоставили в администрацию дополнительные данные опросов, составленные с тщательностью, которой могли бы позавидовать кандидаты в президенты Российской Федерации.

Но в администрации города заговорили о новом готовящемся генплане города Орла, который должен определить судьбу существующего 909-го квартала. Кстати, его приняли и утвердили лишь недавно, уже в разгар работы администрации мэра А. А. Касьянова. Но что могло помешать чиновникам в 2003 году прикрывать генпланом свои истинные намерения? Заговорили даже о строительстве в 909-м квартале мемориального комплекса, что выглядело просто абсурдно, ибо обошлось бы значительно дороже, чем одна-единственная небольшая часовенка. А в августе Ивановы случайно узнали от своих друзей-проектировщиков, что в «Орелстрое» уже лежит проект нового элитного дома, который «так и просится на свободную окраину 909-го квартала» — туда, где лежит памятный камень и где задумано построить часовню. Действительно ли планировалось это строительство или нет, так и осталось неизвестным. Но озвученная версия выглядела очень правдоподобно, потому что уж очень надуманными были поводы для отсрочки окончательного решения по поводу часовни.

Тем временем в Орле, на ул. Горького, с согласия городских властей был снесен исторический особняк философа Бахтина, а на ул. Ленина — Дом учителя. И стало ясно, что городская власть действует не по генплану и даже не по собственной воле, а по указке сверху. То ли скандал со сносом этих исторических зданий, то ли что-то еще повлияло на ситуацию. Но в октябре 2003 года мэр города В. И. Уваров вдруг подписал долгожданное постановление о выделении участка земли под будущую часовню. Как будто и не было этих потерянных на согласования и переписку двух лет. Но если с моральными потерями отчаянные пенсионеры Ивановы готовы были смириться, то наверстать упущенное в материальном смысле было куда сложнее: сметная стоимость строительства, которое даже не началось, за два года возросла в три раза. Казалось, что, даже уступив настойчивым просьбам общественности, власть все равно закладывала под будущий памятник мину замедленного действия, ведь собрать три миллиона на строительство было почти утопией, а значит, через год-два та же администрация города могла отобрать отданный в аренду участок городской земли как неосвоенный, чтобы уже с полным правом передать его более состоятельному застройщику. Но это уже другая история.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц