Свой среди чужих

1919 год. Гражданская война в самом разгаре. 20 июня генерал Деникин разослал в войска Вооруженных сил Юга России директиву № 08878, утвердившую конечную цель боевых действий — «захват сердца России — Москвы». Командующему Добровольческой армией Май-Маевскому было приказано «наступать на Москву в направлении Курск, Орел, Тула».

В тылу белых действовали подполье и партизаны, важной частью задач которых являлась разведка. Особые отделы ВЧК создавали в прифронтовой полосе резидентуры. Уже в июле 1919 года развед-органы Южного фронта Красной Армии сообщили в Регистрационное управление (центральный орган агентурной разведки и контрразведки), что «ближайшей задачей Деникина является удар на Курск—Орел—Тулу».

В штабе Добровольческой армии находился советский разведчик Павел Васильевич Макаров. Именно он стал прототипом героя известного фильма режиссера Е. Ташкова «Адъютант его превосходительства». Роль легендарного разведчика блестяще и исторически достоверно сыграл Юрий Соломин.

В первую мировую войну прапорщик Макаров участвовал в боях, был ранен и контужен, имел боевые награды. По данным И. Симбирцева, автора исторического исследования «На страже трона» (М., 2006), Макаров являлся сотрудником военной разведки царской России. Об этом же говорится в «Очерках истории российской внешней разведки» (М., 1996—2006).

Революцию он принял без колебаний. В начале 1918 года по поручению Севастопольского революционного штаба участвовал в формировании отрядов Красной Армии. В районе Мелитополя был задержан разъездом белых, которые учинили ему перекрестный допрос. Выдав себя за капитана, воевавшего на румынском фронте, назвал 134-й Феодосийский полк и его командира. На каверзные вопросы отвечал уверенно, поскольку действительно воевал в составе этого полка.

Оценив ситуацию, «охотно» принял предложение вступить в Добровольческую армию и был зачислен в офицерскую роту. Дивизией командовал генерал Дроздовский, который в борьбе с красными исповедовал принцип «Два ока за око, все зубы за зуб». Не раз Павел был свидетелем бессудных расстрелов пленных, став участником «Ледяного похода».

В разговорах с «сослуживцами» он обмолвился о своей должности шифровальщика на румынском фронте. Расчет был точным: Дроздовский, командовавший на этом фронте 14-й пехотной дивизией, распорядился прикомандировать Макарова к штабу. Так началась его «карьера» на службе у белых. Обладая профессиональными навыками разведчика, аналитическим складом ума и поразительной способностью к перевоплощению, он убедительно играл роль чуждой ему по духу личности, чтобы приблизиться к секретам противника.

Когда тяжелораненого Дроздовского сменил генерал Май-Маевский, Павел вошел к нему в доверие и стал его личным адъютантом. Вскоре генерала назначили командиром 2-го армейского корпуса, а с 22 мая 1919 года — командующим Добровольческой армией. «Капитан» Макаров получил доступ к совершенно секретным сведениям.

Проблемой было отсутствие связи с Центром. Попытки разыскать подпольщиков в Ростове и Харькове оказались неудачными. Деникинская контрразведка беспощадно расправлялась с подпольными организациями и устраивала ловушки. Павел принял решение выехать в Севастополь и встретиться с братом Владимиром, большевиком-подпольщиком. Договорились, что тот прибудет в Харьков и после установления связи с подпольем организует передачу секретных материалов за линию фронта.

В целях конспирации Павел добился зачисления брата ординарцем к Май-Маевскому. В фильме эта сюжетная линия отсутствует, хотя братья Макаровы длительное время действовали сообща.

Канал связи был налажен. Создавая вокруг себя «зону безопасности», разведчик устранял лиц, проявлявших к нему повышенное внимание. Так, он убедил командующего заменить начальника конвоя князя Мурата на князя Адамова. Мурат был отправлен на фронт, а новый начальник конвоя генерала стал информатором Павла, не догадываясь об этом.

Используя свое положение, Макаров принял решительные меры для срыва боевых операций и внесения неразберихи в оперативное взаимодействие командиров корпусов и дивизий. Задерживал срочные распоряжения или докладывал устаревшие данные, не соответствующие фронтовой обстановке. Часть донесений уничтожал за отсутствием их регистрации. Незримая схватка была смертельно опасной и жестокой…

Контрразведка сбилась с ног в поисках «красных шпионов». Тщательной проверке подверглись офицеры штаба. Начальник контрразведки полковник Щукин убеждал, что исчезновение оперативных сводок и распространение пораженческих слухов — дело рук агентуры красных в штабе армии. Май-Маевский отнесся к этому скептически, посоветовав обратить внимание на части, укомплектованные бывшими пленными красноармейцами. Между тем секретная информация продолжала уходить за линию фронта.

Всем, кто смотрел тот популярный сериал, Владимир Зенонович Май-Маевский в исполнении талантливого В. Стржельчика запомнился интеллигентным и мягким человеком, что вовсе не умаляло его достоинств боевого генерала и Георгиевского кавалера. Это было близко к истине, хотя реальный прототип в дополнение ко всему был склонен к Бахусу и развлечениям.

Разведчик использовал слабость генерала, устраивая встречи в домах помещиков, промышленников и купечества с участием цыган и певиц. Не обходилось без обильных возлияний и тяжелого похмелья, что отражалось на руководстве армией.

После поражения под Кромами Добровольческая армия, по признанию Деникина, «покатилась от Орла к Дону и далее к Кубани…» В «Очерках русской смуты» он вспоминал: «Казнокрадство, хищения, взяточничество стали явлениями обычными… В городах шел разврат, разгул, пьянство и кутежи, в которые очертя голову бросалось и офицерство… Шел пир во время чумы…»

Белое движение, опиравшееся на интервентов, не могло победить — дух его был надломлен, а пассионарность таяла, как весенний снег.

Макаров продолжал «работать с документами», ежедневно рискуя быть разоблаченным. 27 ноября 1919 года он передал генералу личный пакет от Деникина: «Дорогой Владимир Зенонович, мне грустно писать это письмо, переживая памятью Вашу героическую борьбу по удержанию Донецкого бассейна и взятие городов: Екатеринослава, Полтавы, Харькова, Киева, Курска, Орла. Последние события показали: в этой войне играет главную роль конница. Поэтому я решил: части барона Врангеля перебросить на Ваш фронт, подчинив ему Добровольческую армию, Вас же отозвать в мое распоряжение. Я твердо уверен, от этого будет полный успех в дальнейшей нашей борьбе с красными. Родина требует этого, и я надеюсь, что вы не пойдете против нее. С искренним уважением к вам — Антон Деникин».

Несмотря на подслащенный тон письма, горечь его была неимоверна. Генерал понял: это отставка… Окончательно испортила настроение телеграмма Врангеля Деникину, о которой стало известно Май-Маевскому: «Армия разваливается от пьянства и кутежей. Взыскивать с младших не могу, когда старшие начальники подают пример, оставаясь безнаказанными…»

Вместе с адъютантом генерал убыл в Севастополь на должность «главноначальствующего по гражданской части» с правом ознакомления с секретными сводками. Разведчик снимал с них копии и передавал брату, готовившему вооруженное восстание. Правда о поражениях белогвардейских армий, расстреле Колчака, дезертирстве и разложении становилась известной населению. Контрразведка в поисках источника утечки информации вышла на окружение Май-Маевского. Тот заверил, что сводки уничтожал тотчас после ознакомления. Обстановка вокруг Макарова становилась все тревожнее. Он обнаружил за собой слежку…

Намеченное на 23 января 1920 года восстание было сорвано: накануне всех членов подпольного комитета арестовали. Газеты сообщили о ликвидации большевистского заговора. В списке расстрелянных первым значился брат разведчика. Вскоре и Павел был арестован и приговорен к расстрелу. Однако мужество его не покинуло: разоружив охрану, он вместе с шестью смертниками совершил дерзкий побег из помещения морской контрразведки.

Впоследствии он возглавил партизанский отряд, освобождал Крым от врангелевцев, а после их изгнания участвовал в ликвидации бандитизма как сотрудник ВЧК. В 1929 году в ленинградском издательстве «Прибой» вышли его воспоминания «Адъютант его превосходительства», ставшие библиографической редкостью. Во время Великой Отечественной сражался с оккупантами в партизанском отряде. После войны вышли его «Партизаны Таврии». Вся его жизнь была отдана беззаветному служению Советской Родине…

Май-Маевский, потрясенный арестом адъютанта, оказавшегося красным разведчиком, окончательно потерял доверие командования и впал в депрессию. «Владимир Зенонович сутками не выходил из дома: болели отечные ноги, разламывался затылок, временами за грудиной вспыхивала глубокая и острая, как удар рапиры, боль. Не помогал ни беспробудный многочасовой сон, ни водка, ни Диккенс, которого он любил больше всех других писателей» — так описывает его последние дни Марк Еленин в романе-хронике «Семь смертных грехов».

Тоскливо выли уходящие пароходы. Армия Врангеля навсегда покинула Россию. Генерал Май-Маевский отказался от эвакуации и скончался в Севастополе 30 октября 1920 года в возрасте 53 лет. Белое дело, которому он служил, было проиграно…

А. И. Деникин «вошел» в Москву в октябре 2005 года. Останки его захоронены в некрополе Свято-Донского монастыря. Впрочем, в истории Гражданской войны и попытках ее переиначить это событие вряд ли стоит переоценивать. Приговор вождям и участникам Белого дела давно вынесен устами известного общественного деятеля монархиста В. Шульгина: «Белое движение было начато почти что святыми, а кончили его почти что разбойники. Утверждение это исторгнуто жестокой душевной болью, но оно брошено на алтарь богини правды»…

Материал подготовил
Юрий Балакин, полковник в отставке.

самые читаемые за месяц