В «министерстве правды» есть проблемы…

Наблюдая с холодным любопытством исследователя за последними по времени телодвижениями губернаторского «министерства правды», мы приходим к выводу, что наш тестовый эксперимент удался. Хотя, признаться, мы переоценивали и степень информированности, и быстроту реакции, и интеллектуальный уровень, и организаторские способности информационно-пропагандистского подразделения власти.

Выход в свет первого номера возобновленной «Красной строки», как оказалось, стал полной неожиданностью для этих господ. Типографии «Труд» был устроен форменный разнос, после чего там боятся даже произносить название «Красная строка». А гражданка М. Ивашина с утра 4 февраля 2011 года понеслась в орловскую мэрию — разбираться, «как это?!!» Там она, видимо, сделала для себя открытие, что автор этих строк никогда вовсе не являлся и не является работником администрации г. Орла и даже из муниципального автономного учреждения «Городское информационно-издательское агентство» благополучно уволился по собственному желанию. И поскольку предъявить претензии мэру В. Сафьянову, таким образом, не удалось, мадам отбыла восвояси.

Правда, руководители городской администрации так и не поняли, в каком качестве и с какими полномочиями гражданка М. Ивашина приходила «разбираться»: дал ли ей такое поручение сам губернатор А. Козлов, чьим советником на общественных началах она как будто бы является?

Доверительно ли попросил об этом рядового депутата М. Ивашину председатель областного Совета народных депутатов И. Мосякин? Было ли то личной инициативой гражданки? История умалчивает.

Тем временем нами был подготовлен к печати второй номер газеты — в полном соответствии с законом и договором между ОАО «Типография «Труд» и АНО «Агентство печати «Красная строка». В типографию была заблаговременно подана заявка, выписан и оплачен счет и… в положенный день еженедельник не вышел: типография отказалась его печатать, заявив редакции, будто договор между нами не имеет юридической силы, поскольку якобы со стороны ОАО «Типография «Труд» подписан лицом, «не имеющим полномочий для подписания данных документов, и скреплен печатью для пакетов» (что является откровенной ложью. — «КС»).

Занятно, что в тот же день, то есть 11 февраля 2011 года, пока мы мотались по соседним областям и договаривались с другими типографиями, на интернет-ресурсе «Регион 57», гордо именующем себя «информационно-аналитическим агентством», уже был вывешен истерический текст со злобными нападками на этот самый, еще не напечатанный и не привезенный в Орел, номер «Красной строки». Еще более забавно то, что выброс злобы вызвали вовсе не те материалы, в которых шла речь, например, о грубых нарушениях предвыборного законодательства в разных районах области. Нет, поводом для истерики стала публикация, дающая нравственную оценку самой гражданке М. Ивашиной и ее «креативной» информационной деятельности. Ну как не усмотреть причинно-следственной связи между этими событиями?

Кстати, гражданка М. Ивашина на днях «заселилась» в просторный кабинет, который в прежние годы — при Егоре Семеновиче — занимал бессменный шеф его «агитации и пропаганды» С. Фефелов. Но Сергею Васильевичу это было положено по должности: он работал начальником информационно-аналитического управления, а затем — и штатным советником прежнего губернатора. Официальный же статус Марины Евгеньевны — просто депутат областного Совета. Хотя, может быть, при нынешней власти каждому приглянувшемуся депутату отваливают в здании правительства просторный кабинет с приемной?

Характерно, что промежуточного (между Фефеловым и Ивашиной) хозяина кабинета на третьем этаже — начальника управления Н. Пьянова без церемоний выселили в другую комнату. Рассказывают, что Николай Матвеевич впал в немилость: просто старался со всеми вести себя по-человечески. А надо, выходит, не со всеми… Теперь Пьянов «работает с документами», а непосредственное руководство «министерством правды», включая губернаторские СМИ, возложено на гражданку Ивашину — тоже, получается, на общественных началах.

Если сравнивать двух советников-«министров» — Ивашину и Фефелова, то преимущество будет на стороне последнего. Это, по нашему скромному мнению, естественно. Хотя бы потому, например, что С. Фефелов, при всем при том, остался верен своему патрону, а не принялся немедленно гадить на тех, с кем раньше работал. Значит, его поступки были мотивированы какими-то идеями. Что же касается госпожи советницы на общественных началах, то она этим похвалиться не может. Ею, на наш взгляд, движут исключительно неуемное честолюбие и личный интерес.

Зато арсенал у её ведомства остался все тот же — из строевских времен: «нагибать» «бюджетные» СМИ невзирая ни на какие законы; всячески препятствовать тем изданиям, которые смеют высказывать собственную точку зрения; через карманный блог «Регион 57» травить и очернять всех неугодных.

В прежние годы, например, травлей и «поливой» занимались несколько штатных чиновников областной администрации, которые в рабочее время и на государственном оборудовании сочиняли соответствующие тексты и размещали их под псевдонимами в блогах. Наиболее известным из них был «Антон Онест», то есть в переводе на русский — «честный». Мадам, которая вела этот блог, как раз и располагалась в приемной Сергея Васильевича, перешедшей теперь «по наследству» госпоже советнице на общественных началах.

9 сентября 2009 года «Красная строка» в статье «Антон Онест»: лавочка прикрыта…» подробно рассказала обо всей этой неприглядной истории. Публикация начиналась так: «Пойманный за руку аноним вызывает ощущение легкой брезгливости. Насколько более значительным тщится он выглядеть в глазах тех, кого очерняет, пока уверен в собственной безнаказанности, настолько же пошлым оказывается в реальности, когда его извлекают за ушко да на солнышко. Так что даже не знаешь, стоит ли тратить какие-то силы и занимать место на страницах газеты, чтобы рассказать об этом. Но, как говорится, его пример — другим наука…»

В день выхода того номера «Красной строки» едва ли не первый звонок в редакцию был… от кого бы вы думали? Именно — от Марины Евгеньевны Ивашиной, тогда еще не приближенной к уху губернатора! Она с чувством поблагодарила вашего покорного слугу за отличную публикацию. А следом на «Регионе 57» появился подробнейший пересказ этого материала с отступлениями и комментариями. Как же там только не поносили С. Фефелова и его подчиненных! Истеричность тона прямо наводила на мысль, что и саму гражданку М. Ивашину, и ее единокровного брата А. Канатникова, которые оба работали в «Орловских новостях» и оба имели самое непосредственное отношение к интернет-ресурсу «Регион 57», сочинения строевских «блогеров» серьезно задевали. Реакция была явно чрезмерной и даже болезненной.

Впрочем, «Регион 57», который, по крайней мере в течение некоторого времени, был зарегистрирован как раз на имя А. Канатникова, всегда отличался самомнением и нервной болезненностью. А уж если кто-то кое-где у нас порой вдруг сознательно или ненароком упоминал М. Ивашину — визгу на «Регионе» не было предела. В подобных ситуациях там поносили, вплоть до личных оскорблений, даже коллег-журналистов, имеющих честь и счастье состоять с госпожой Ивашиной в одном Союзе журналистов, — А. Кононыгина и О. Жернакову, В. Остроушко и С. Матвееву… По этому поводу комиссия по этике нашего СЖ вынуждена была принять соответствующее решение и направить его в Москву, в федеральный Союз… Но это к слову.

Так вот, гражданка М. Ивашина сменила С. Фефелова в кабинете и на посту «министра правды» — хоть бы и на общественных началах, какая разница? И что же? Карманный интернет-ресурс новоявленного «министра» все активнее и бесцеремоннее принялся вытворять именно то же самое, чем в свое время занимались «онесты» и чем так возмущались авторы «Региона 57»! То же хамское очернительство неугодных, то же упоение собственными анонимностью и кажущейся безнаказанностью… Совпадения — даже в мелочах. Например, истеричный текст по поводу того самого, еще не вышедшего в свет, номера «Красной строки» подписан: «Виктор Честных». Господи, ну хоть бы тут фантазию проявили…

Вообще, уже не раз подмечено, что подобный тип людей склонен приписывать окружающим собственные черты и наклонности, если не сказать — пороки. Скажем, эти господа постоянно твердят и в интернете, и на газетных страницах, что оппозиция, дескать, спит и видит, как бы пробраться к власти — стать депутатами, советниками, припасть к бюджетной кормушке! А кто на самом деле стал депутатом, советником и спокойненько получает себе содержание из бюджета? Гражданка Ивашина. Кто в декабре 2009 года занял вполне теплое, бюджетное, чиновничье место в отделе по экономической политике, предпринимательству и собственности Орловского областного Совета народных депутатов? Да все тот же А. Канатников, старшая сестра которого обязана по депутатскому статусу заниматься теми же проблемами. Кстати, надо бы поинтересоваться при случае у И. Мосякина: хотя бы по конкурсу гражданина Канатникова удосужились провести? А то, не ровен час, областной прокурор нагрянет! Он ведь, кажется, мадам Ивашину и господина Канатникова не слишком жалует…

Впрочем, гражданку М. Ивашину не просто жалуют, но нахвалиться ею не могут, например, заместитель губернатора И. Гармаш и депутат Госдумы Р. Антонов, который «прислан сюда из столицы инкогнито», чтобы руководить здесь «процессами». Об этих господах — отдельный разговор. Но, как говорится, скажи мне, с кем ты занимаешься «креативом», и с тобой станет все ясно. Если кто-нибудь назовет этих людей беспринципными, мы не станем бросаться на их защиту. Однако вполне может быть, что они и не считают беспринципность чем-то зазорным, и даже наоборот. Главное — добиться своего…

Что тут поделаешь, мы по-разному оцениваем людей — и самих себя, и окружающих. Лично меня, например, и газетные холуи губернатора, и «анонимы» из «министерства правды» в строевские времена пытались «уесть» целым набором, как им казалось, компрометирующих сведений: приехал из Молдавии; служил в КГБ — и значит, по их убеждению, был «стукачом»; отец работал в ЦК компартии Молдавии, а потом, в 90-е годы, издал несколько книг, в которых хорошо отзывался о Е. Строеве; ну и, конечно, главный калибр — упреки в пьянстве.

Ничего свежего не придумали и в «агитпропе» нового губернатора при его новом — на общественных началах, естественно — советнике. Тот же стандартный набор. Поэтому, чтобы упростить задачу руководящему и личному составу соответствующих «креативных» структур, сразу во всем признаюсь.

Да, в 1989 году наша семья вернулась на родину отца — деревенского мальчишки-безотцовщины, строителя нескольких ГЭС и ГРЭС в самых разных частях Советского Союза, журналиста и редактора, коммуниста и советского человека по убеждениям и образу жизни, а сегодня — старика-пенсионера, который почти не встает с постели из-за последствий инсульта.

Да, лично я служил в советских органах госбезопасности и не только не стыжусь этого, но горжусь своей принадлежностью к советской разведке.

Да, иной раз, бывает, я пью водку и, поверьте, делаю это безо всякого отвращения. А еще — не прочь иной раз выпить кружку пива под таранку или воблу. Люблю также жареную картошку с салом. Кто этого не понимает — ну что же, ваши проблемы. Нормальные русские люди, я полагаю, отлично понимают.

Хотите меня и дальше «ловить» на этом? Вопросов нет, валяйте. Приличным людям можно было бы напомнить, что на самом-то деле — по большому счету! — за свои слова и дела каждый из нас отвечает перед собственной совестью и перед Богом. В данном же случае нет смысла метать бисер…

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»