Вещдоки для музея оккупации

За то время, что прошло со времени окончания Второй мировой войны, многое, что было связано с Третьим рейхом, было попросту уничтожено. Фашисты причинили такую боль народам бывшего СССР, что даже брать в руки, а тем более сохранять что-то немецкое мало у кого хватало душевных сил.

Однако же кое-что сохранилось и стало пользоваться в постсоветское время определенным спросом. Собирать и хранить это теперь не зазорно. Сегодня время иное, и после падения советской власти выросло новое поколение, которое готово коллекционировать не только монеты, марки, боны, но и артефакты, связанные с оккупантами. Интерес представляет все, что могло находиться в вещмешке рядового или офицера. Многие вещи, такие как часы, бритвы, кружки, губные гармошки, фотографии и т. д., встречаются относительно часто. А, например, топографические карты, приборы и литература специального назначения встречаются крайне редко. Вот почему появление немецко-русско-украинского разговорника 1941 года издания на столе одного из торговцев на орловском рынке вызвало волнение у коллекционеров. Артефакт был куплен мгновенно. Многие даже не успели оценить сам факт появления такого специфического экспоната в нашем городе, практически стертом с лица земли отступающими оккупантами.

Собственно, то, что немцы собирались сделать с СССР, трудно было назвать просто войной. 9 января 1941 года, выступая перед военным руководством, Гитлер заявил, что особенностью войны с Советским Союзом является ее «полная противоположность нормальной войне на западе и севере Европы». Что в ней предусматривается «тотальное разрушение», «уничтожение России как государства».

В ноябре 1941 года Геринг, откровенничая с министром иностранных дел Италии Чиано, говорил: «В этом году в России умрет от голода от 20 до 30 миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдёт, ведь некоторые народы необходимо сокращать».

В момент нападения на Советский Союз немцы не сомневались в своей быстрой победе. Предполагалось, что победный парад вермахта в Москве состоится не позднее августа. Во всяком, случае Гиммлер приглашал гостей в русскую столицу на 12 августа. А отдел военной картографии и геодезии генерального штаба сухопутных войск Германии успел издать путеводитель по Москве, в котором был и краткий немецко-русский разговорник. И отдельно был издан карманный немецко-русско-украинский разговорник. Предполагалось, что при встрече с советскими людьми немцы вполне могут обойтись небольшим набором фраз типа: «Ваши документы!», «Говорит ли кто из вас по-немецки?», «Где председатель сельсовета?», «Дайте мне сено для лошадей»… Разговорник готовился, по всему видно, в спешке. Иначе имеющиеся в нем иллюстрации более соответствовали бы реальности. Население СССР тогда не жило в двухэтажных обустроенных особняках и в городах, похожих на европейские.

Интересно, что в середине февраля 1941 года немецкий наборщик, оставшийся неизвестным, передал в советское посольство в Берлине один из экземпляров данного разговорника, только что отпечатанного его типографией в огромных количествах. С помощью этого разговорника немецкий читатель мог произнести много полезных русских фраз и выражений, которые не оставляли сомнений в намерениях заказчика: «Ты коммунист?», «Немедленно веди меня к председателю колхоза!», «Где Красная Армия?», «Как зовут вашего секретаря парткома?», «Руки вверх, или стреляю!». Посольство немедленно направило разговорник в Москву.

Сергей Давыдов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц