Время не властно над Победой

Что и когда праздновать, обычно всегда решает правительство — отмечать конституцию или декларацию, веселиться по поводу собственной или чужой половой принадлежности, примиряться или солидаризироваться. Даже с какого дня и месяца отсчитывать новый год — в своё время тоже решали наверху. От этой всемировой и общечеловеческой практики только ярче и желанней становится тот особый день, который мы только что отметили. Праздник, который власть в своё время лишь вдогонку узаконила, не в силах ни отменить, ни замолчать того, что решил народ. Я пишу с большой буквы слово «Победа», и никому не надо объяснять, что я имею в виду, растолковывать — кого, над кем, когда и зачем. Потому что Победа у нас одна.

Сегодня Победа стала не только главным, но и единственным, к сожалению, что нас всех объединяет и сохраняет в русском звании. И когда это доходит, то начинаешь этот и без того особый день видеть по-новому. Победа — это только самый радостный майский день сорок пятого и его последующие годовщины? Или это вечный процесс, начало которого определять — занятие неблагодарное? С чего начиналась Победа? С Брестской крепости и пограничного сражения? Или с первых пятилеток, когда сумели всё-таки пробежать те 50—100 лет отставания, о которых говорил Сталин? И куда тогда деть знания, которые приобрели на чудском льду, закрепили на Куликовом поле и заучили наизусть при Бородине так, что они вросли в гены расписавшихся на Рейхстаге?

Частички Победы во всем её сиянии видны не только во времени, но и в пространстве. Лишь один маленький пример. Бывший офицер-доброволец встречает войну в Париже. В ноябре сорок первого, когда немцы, казалось, уверенно рвались к Москве, не имея практически никакой информации, кроме случайно пойманных по радио Москвы или Лондона, он в чуть старомодной форме обращается в стихах к России и уверенно пишет о грядущей Победе.

Прочь, малодушные.
Хвала тому, кто верил,
В ком сердца пламень не угас,
Кто глубь души Твоей измерив,
Не дрогнул в самый страшный час.
Кто, даже видя лик Твой бездыханным,
Твердил — «жива», крепя вокруг сердца,
Уже поверженный, без сил, сжимая кровь от ран,
Победы ждал — до самого конца…
Всем тем,кто древнюю твердыню
Твоей души в себе несли,
Хранили веру, как святыню,
И верой той — Тебя спасли.
Хвала им вечная отныне,
Поклон им низкий — до земли.

Невольно начинаешь думать о Победе как об окне, в котором сфокусировался и приоткрылся нам вечный процесс, непреложный высший замысел, указывающий на не придуманную очередным лукавым идеологом, а истинную русскую национальную идею. Как всё великое, она проста. Против всякой логики Россия крепнет и являет миру своё величие лишь тогда, когда встает за слабого и обиженного, чтобы сломать хребет сильному и наглому.

Именно поэтому любому, кто хочет править миром, так важно выбить из русской истории Победу. Атака ведется по всем направлениям, на все вкусы. Хочешь — «завалили трупами», хочешь — «коварный Сталин и его план нападения на Германию», хочешь — «победили благодаря лендлизу». Нет смысла здесь копаться в этом дерьме. Его продезинфицировали до меня. Сделали это, кстати, не только и не столько ученые мужи, прикормленные грантами. Нашлись люди, которые, не задумываясь, оставили свои дела и профессии и стали историками, когда увидели, на что льются помои. Не надо думать, что пачкали Победу только злобой и клеветой. Не меньше вреда принесли с собой тупость и недомыслие ленивого быдла, которому планка, установленная Победой, кажется невыносимо высокой и которое хочет, чтобы судили его удачно взятым кредитом, аккуратно подстриженной лужайкой перед домом и шашлычком с корешами, а не залитым водой осенним окопом, не снарядом, выточенным в голой степи под морозным небом и не блокадной пайкой. Ловить меня тут на слове не надо. Конечно, воевали и гибли за лучшую для нас жизнь, за то, чтобы никому и никогда не надо было повторять их опыт. Но почему тогда страшно и стыдно думать, что сказали бы они о сегодняшнем нашем достатке… И не надо мудрых фраз о том, что времена нынче другие и люди иные. Время не властно над Победой. И люди, если они, конечно, настоящие, остались такими же. Меняется форма, не содержание. Вслед за тем, кто выцарапал на стене: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!», пришел тот, кто написал на форуме: «Всем привет! Отчаиваться не надо».

Светлый великий праздник… Мы поздравили наших ветеранов, мы поклонились нашим могилам, и душа согрелась и просветлеет. И дай нам Бог не удачи, бездумной кальки с заморского «гуд лак», заветной мечты ленивого и вороватого, а того, чтобы Победа путеводной звездой всегда и всюду светила нам и детям нашим!

Пользователь
Интернета.

самые читаемые за месяц