Все судьбы в единую слиты…

День памяти жертв политических репрессий, традиционно отмечаемый 30 октября, прошел в нашем городе практически незаметно. Да оно и понятно почему. Во-первых, с большим размахом накануне отметили 90-летие Ленинского комсомола. А во-вторых, отношение к такому страшному событию в истории нашей страны, как политические репрессии, остается по-прежнему неоднозначным. Еще живы свидетели и участники тех событий. Рядом с нами живут как жертвы политических гонений, так и их мучители, бывшие следователи, надзиратели, охранники и т.д. Дети и внуки последних в большинстве своем смогли сделать карьеру и в значительной мере как определяли в советское время, так определяют и сегодня будущее нашей страны. Поэтому, хоть и существует Постановление Верховного Совета РСФСР от 18.10.91 г. № 1763/1-1 «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий», как правило, не власти являются инициаторами различных мероприятий, а общественные организации и даже частные лица. В этом году в областной библиотеке имени Бунина в День памяти жертв политических репрессий со слушателями молодежного лектория встретилась член Союза журналистов России Н. О. Петрованова. Наталья Олеговна, ее отец Олег Владимирович Левитский и бабушка Наталия Николаевна Левитская — удивительные люди. Они сумели, передавая друг другу, сохранить не только память о своем родном человеке, но и вещественные, документальные свидетельства его непростой судьбы. Дед Натальи Олеговны Владимир Владимирович Левитский в своей жизни видел разное.

Значительный отрезок жизни выпускника Киевского пехотного юнкерского военного училища пришелся на службу в одном из лучших в Российской империи военно-учебных заведений — Орловском Бахтина кадетском корпусе. Для молодых кадет, оторванных от семьи и дома, он был другом и наставником. Выпускники гордились им, а приезжавшие в корпус с инспекцией великие князья не один раз отмечали ту особую атмосферу доверия и уважения кадет к своему наставнику, которую нельзя воспитать одной муштрой и приказами. Кроме того, офицер-воспитатель ОБКК подполковник В. В. Левитский был отличным фотографом-любителем, он сумел запечатлеть самые разные моменты из происходящего в кадетском корпусе. Благодаря тому что архив подполковника родственниками был сохранен практически полностью, мы теперь имеем возможность видеть лица кадетов и их воспитателей, знаем их имена. После революционных событий 1917 года и закрытия корпуса, Левитский, как и большинство его коллег, смирился с приходом советской власти и в 1919 году вступил в Красную армию. После окончания Гражданской войны нужда в военных познаниях заведующего административным отделом штаба фронта Левитского отпала, и он был уволен. Возвратившись с семьей в Орел, Левитский увидел, что жить им негде, пришлось ехать в Курск к родителям жены. Владимир Владимирович пытался найти свое место в гражданской жизни, работал в губернском продовольственном отделе статистиком и продолжал заниматься старыми увлечениями, в том числе нумизматикой. Однако судьба его уже была предрешена. Царские офицеры, кто раньше, кто позже, неминуемо попадали под молох репрессий. Левитского в январе 1931 года несколько раз вызывали в ОГПУ для беседы и через два месяца, 18 марта, ночью, арестовали. Владимира Владимировича обвинили в шпионаже и подготовке вооруженного восстания. Формальным поводом для такого обвинения стала его обширная переписка с филателистами, в том числе иностранными, и обнаружение при обыске среди вещей 15-летнего сына ржавого, без патронов, револьвера. Левитского осудили по 58-й статье УК РСФСР на 10 лет. Владимиру Владимировичу пришлось пройти через разные западносибирские лагеря и поселения. Где-то было невыносимо тяжело, где-то чуть полегче. В любых условиях, в любой обстановке бывший офицер старался сохранять собственное достоинство и не терял связи с семьей. За 6 лет вынужденной разлуки он написал и отправил домой 250 писем и открыток. И все они сохранены. Из значительной их части здесь же, в небольшом зале библиотеки, была развернута выставка; послания можно было посмотреть, взять в руки. Удивительно, как хорошо работала в те годы почта, все ведь беспокоились за свою судьбу, однако же письма из лагерей, от «врагов народа», и обратно доходили исправно. Через почту проходили даже самодельные открытки. В. В. Левитский сам из подручных материалов, обычной бумаги, картона и даже бересты делал открытки, на них наклеивались марки, и послания отправлялись адресату. В тяжелые голодные годы посылки доходили без потерь. А еще Левитский успевал в свободное время писать небольшие акварели. На них он запечатлевал сибирскую природу, свои воспоминания из прошлой жизни. В. В. Левитский надеялся возвратиться к семье, однако этому не суждено было сбыться. Однажды его по лагерным делам отправили в Томск, в местную типографию. Заказ на бланочную продукцию вовремя выполнен не был, и Левитскому пришлось задержаться там на целый месяц. Владимир Владимирович время даром не терял, сошелся с местными филателистами и снова увлекся собирательством. И это вновь стало формальным поводом для обвинения его в подготовке контрреволюционного заговора. 20 декабря 1937 года по приговору тройки В. В. Левитский был расстрелян. Такова судьба одного из тех, кто стал жертвой репрессий. Сегодня приходится слышать самые разные оценки объема этих репрессий. Подсчитать точное число всех пострадавших от тоталитарного режима, наверное, уже невозможно. Известно, что только за 1937—1938 годы было репрессировано 1 миллион 800 тысяч человек. Сколько из них тогда, раньше и позже было осуждено за дело, а сколько несправедливо, мы, вероятно, уже никогда не узнаем. По данным Генпрокуратуры, всего за время действия закона «О реабилитации жертв политических репрессий» пересмотрено 636 302 уголовных дела в отношении 901127 человек, из которых 637614 реабилитировано. Среди этих людей и Владимир Владимирович Левитский, подполковник царской армии, офицер-воспитатель Орловского Бахтина кадетского корпуса.

Сергей Давыдов.

самые читаемые за месяц