Победить и улыбнуться

Владимир ЧереваньТрековые гонки Владимир Черевань выигрывал неоднократно, но в нынешнем году он победил в чемпионате страны с командой МТС. Новые цвета его машины заинтриговали соперников и вызвали вопросы у журналистов.

— Володя, почему МТС?

— Так получилось. У МТС сильная команда в кольце, они выиграли в прошлом году кольцевые гонки в классе Туринг, но зимой на треке не выступают. Началось все с шутки: «Поедешь за нас зимой?». Я так же полушутя ответил, что поеду, не придавая большого значения разговору. Оказалось, что планы были серьезные. Руководство команды выбирало для выступления на треке сильнейших гонщиков и остановилось на нас с Валерием Павловым.

— Почему МТС не зарядило на трек собственных пилотов, отличившихся в кольце?

— Трек — совершенно иной вид гонок, другие инженеры, другие машины, другая подготовка пилотов. По существу, пришлось бы заново создавать команду. При этом результат, даже при очень больших затратах, гарантировать невозможно. А у нас уже был «сыгранный» коллектив: механики, инженер, пилоты.

— Какую задачу поставили?

— Победить.

— Вы с Павловым, как известно, выполнили эту задачу на триста процентов: первое место у тебя, второе — у Павлова плюс победа в неофициальном командном зачете. Как получилось?

— Не знаю. Может, потому что я всегда был абонентом МТС? Чувствовал, что бьюсь за что­то родное. Шутка. Я всегда говорю: задача пилота — не испортить то, что сделали механики и вся команда. Автогонки — это же технический вид спорта. Будь ты каким угодно талантливым пилотом, но если твоя машина подготовлена плохо, тебе никогда не победить. А наши механики — настоящие фанаты своего дела и трудоголики. Перед стартами в гараже жить могут — поставят раскладушки и спят там. Плюс подфартило немного. Какая зима была, известно — снег выпал только в феврале. Чемпионат уместился в один месяц, ездили каждые выходные. Такой погоды практически никто не ожидал. Накануне чемпионата одни команды поменяли машины, другие — усовершенствовали, а возможности опробовать новую технику не было. А мы в своих машинах по сравнению с прошлым годом не меняли ничего.

— Оказались в заведомо выигрышных условиях?

— Как сказать. Я же поехал в Уфу на этап Кубка России — полторы тысячи километров в один конец — только для того, чтобы потренироваться. Другие посчитали такую поездку слишком дорогой. Вот и результат.

— Как складывалась гонка на чемпионате?

— Удачно. В зачет брались результаты по итогам выступления на двух этапах при условии участия в трех. В Раменском я был вторым, в Нижнем Новгороде вновь вторым, но поскольку соперники выступали неровно, вышел на чистое первое место, и на третьем этапе, который вновь проходил в Раменском, нужно было не ухудшить результат, и я его не ухудшил.

— Большой спорт — благодатное поле для интриг и нечестной борьбы, в которой часто побеждают деньги. Некрасивые приемы против вас не использовались?

— Использовались. Регламентом чемпионата, например, ограничивается применение электронных средств — запрещается, в частности, устанавливать на машину электронный старт. Что это такое? Это такое приспособление, с которым даже надутая резиновая женщина за рулем сможет стартовать идеально. Иначе говоря, класс пилота нивелируется полностью. На первом этапе мы от этого запрещенного нововведения усилиями большинства гонщиков отбились, а на втором организаторы электронный старт в интересах группы лиц продавили вопреки всем правилам, и некоторые стартовали уже с электроникой. Но им, как известно, это не помогло.

— Владимир, а зачем ты на награждение в рыжем парике пришел? Откуда он вообще у тебя?

— Да не помню, отдыхали где­то. А почему не надеть? Спорт, тем более автомобильный, — это же в значительной степени шоу. Разве народу интереснее будет смотреть на гонщиков, которые ходят туда­сюда и уныло повторяют: «Надо победить, надо победить…»? Это же тоска! Ребятам из МТС парик, кстати, понравился. Нормальные люди, шутку ценят. На построение перед гонкой 23 февраля я в буденовке вышел, причем настоящей, а не купленной где­то на Арбате, ну и что? Двадцать третье февраля — праздник, отмечать надо.

— А откуда ты знаешь, что буденовка настоящая?

— У меня приятель есть, он раритетные вещи коллекционирует. Он мне настоящий летчицкий шлем подарил. Буденовка тоже настоящая, все без обмана.

— Твою спортивную машину знают где угодно: в Раменском, в Нижнем, в Питере, в Татарстане, только не в Орле. Когда за тебя на родине поболеть можно будет, не знаешь?

— Не сыпь соль на раны. Честно говоря, я отчаялся надеяться, что автомобильный спорт у нас когда-­нибудь разовьется. Хотя чем мы хуже того же Курска, например, где проводят свою традиционную гонку? Сложностей — минимум, а праздник — для всего города.

самые читаемые за месяц