Красная строка № 33 (214) от 2 ноября 2012 года

450-летие Орла… без Орла?

Приближается 450-летний юбилей исторического Орла. До недавних пор город ещё сохранял неповторимый архитектурный образ. Он проявлялся в тонком сочетании городской застройки с живописным природным ландшафтом — «интерьерной» рекой, «стрелкой», левобережьем Оки, рассечённым оврагами и балками на «горы» со скульптурными обнажениями известняковых пород девонского периода… Архитектурные ансамбли XVIII–XX веков, красивые градостроительные видовые перспективы, skyline — «небесная линия» (очертания городского силуэта на фоне горизонта), прорисовывающаяся с разных точек обзора, целые кварталы старинных домов с затейливым деревянным кружевом в историческом центре в сочетании с зеленью вековых деревьев хранили дух исторического города, были мостом в прошлое, материальной связью ныне живущих с великими людьми России, волею судеб и причастностью своей к Орлу сделавших его историю частью мировой культуры.

Казалось бы, юбилей города должен стать самым веским поводом для того, чтобы в первую очередь сохранить его исторический дух, неповторимый архитектурный облик: грамотно отреставрировать все памятники, часть их вывести из руинированного состояния, привести в порядок всю охранную документацию, провести экспертизу и выявить сотни объектов культурного наследия, обладающих признаками таковых, пополнить реестр памятников, поскольку в Орле такая необходимость чрезвычайно остра: много лет эта работа находилась в фазе глубокой стагнации; разработать историко-культурный опорный план, как того требует закон; провести работу по регенерации, хотя бы частичному воссозданию противозаконно уничтоженных отдельных ценных памятников и целых фрагментов городской среды, создать, наконец, историко-архитектурный и природный заповедник на всей территории «Дворянского гнезда», а возможно, и всего исторического центра города. Учитывая огромный отечественный и мировой опыт в этом направлении, конкретные и совсем недавние примеры его реализации в российских городах (Иркутск, Елец, Томск), созданную специально для этого законодательную базу, современные технологии и научные методы реставрации, существующие исследовательские и проектные материалы местных специалистов (например, научно обоснованный проект воссоздания орловского кремля и ряда других утраченных архитектурных доминант), можно было превратить эту работу в увлекательный труд на благо Отечества, результаты которого сами стали бы феноменом уже современной культуры, опытом, который сам по себе должен был бы привлечь внимание.

Вместо этого мы становимся свидетелями не просто деструктивных процессов, но действий, неизбежным результатом которых станет практически полный разгром историко-культурного наследия города Орла, уничтожение его исторического архитектурного облика, разрушение градостроительной структуры и абсолютно полное «выветривание» исторического духа, выхолащивание неповторимой мемориально-музейной атмосферы, которая в городе с такой историей и такими именами заслужила право на сохранение.

Одного только перечисления фактов достаточно для столь очевидных выводов, что они даже не нуждаются в специальной формулировке.

1996 год — сильно пострадавший от пожара уникальный храм на Афанасьевском кладбище, единственная остававшаяся деревянная церковь в области — не восстановлена после пожара, а заменена каменной церковью сомнительного архитектурного достоинства, хотя деревянный храм до сих пор числится в Едином государственном реестре памятников и по закону должен быть восстановлен.

2000 год — уничтожен дом А. А. Толстого, ул. 2-я Посадская, 1 — памятник истории и архитектуры XIX в., архитектор И. Ф. Тибо-Бриньоль, в доме бывал Л. Н. Толстой. На момент разрушения здание было в прекрасном состоянии.

2003 год — уничтожен дом усадьбы, где родился философ М. М. Бахтин, ул. Горького, 23.

2004 год — уничтожен памятник архитектуры в стиле модерн по ул. Ленина, 2. Снесён исторический Александровский мост 1881 года постройки; он признан «аварийным», что, однако, само по себе не давало права на снос, но обязывало провести реставрацию. Снесён дом смотрителя Тюремного замка конца XVIII в. — ул. Горького, 38. Уничтожен Дом учителя в заповедной зоне на ул. Ленина. Полностью разрушен дом XIX в. по ул. Комсомольской, 23. Снесены 2 великолепных памятника деревянного зодчества — дома № 34 и № 36 по ул. Покровской и яркие элементы исторической застройки на той же улице — дома № 23 и № 27.

В 2007 году уничтожен дом Пущина — ул. Октябрьская, 42а.

Большинство этих памятников до сих пор стоит на государственной охране, а некоторые — Ленина, 17, Покровская, 34 и 36 — исключены уже после разрушения, без проведения государственной историко-культурной экспертизы, т. е. в нарушение федерального закона.

2008 год — решением коллегии Орловской области снят статус памятников природы почти со всех числившихся в этом списке объектов по области и всех — по г. Орлу. Сюда попали — Орловский городской сад (1823 г.), ландшафтный сквер «Дворянское гнездо» (середина XIX в., 1903 г.), парк «Ботаника» (1846 г.), Семинарский парк (XIX в.), сквер им. И. С. Тургенева (Талызинский сквер; XVIII в. — ?), аллея 15 деревьев-долгожителей по ул. Октябрьской (между ул. Полесской и бул. Победы), аллея деревьев-долгожителей на ул. Панчука, отдельно стоящие дуб-долгожитель (более 150 лет) на бул. Победы, дерево-долгожитель у д. 27 на ул. Горького, дуб-долгожитель (около 200 лет) в Городском саду, каштан-долгожитель (более 100 лет) в городском саду. Снят также статус памятника природы с береговых обнажений известняковых пород девонского периода в районе Городского сада (ЦПКиО).

Сохранившиеся памятники всех категорий охраны подвергаются переделкам, искажениям, несут частичные утраты. Некоторые приведены в руинированное состояние.

К памятнику федерального значения — церкви Михаила Архангела (1760—1801 г.) со стороны колокольни пристроено большое кирпичное крыльцо — в нарушение Федерального закона № 73-ФЗ. У памятника федерального значения — церкви Богоявления (конец XVII в.) снесены монументальные ворота XIX в., уничтожены остатки белокаменного декора в основании колокольни, на храме появился декор-новодел, луковичные главки на классицистских алтарных апсидах. Храм выкрашен в меловой цвет, тогда как исторически он был вначале ярко-красным, затем — зелёным, позднее — жёлтым с выделением деталей белым.

В 2012 году восточный фасад памятника архитектуры XVIII в. — Крестительской церкви подвергся переделкам, в результате которых полностью утрачен оригинальный барочный декор. Иверская и Николо-Песковская церкви выкрашены в белый цвет, что является вопиющим стилевым нарушением, отклонением от проекта реставрации.

1-й этаж памятника федерального значения — Торговые ряды — в 2001 г. облицован искусственным мрамором вопреки протестам специалистов. Несмотря на то что в нынешнем году выделялись средства и производился ремонт фасадов, искусственный мрамор с разрушающегося под ним фасада 1-го этажа удалён не был. Здание изуродовано: галереи 1-го этажа в отдельных местах заложены белым кирпичом. По некоторым свидетельствам, подвалы здания затоплены водой. Тротуар, примыкающий к нему по ул. Гостиной, имеет под собой значительные провалы грунта, из-за чего принял уродливый вид. Это наблюдается в течение многих лет. Никаких мер не принималось и не принимается.

Памятник федерального значения — здание мужской гимназии лишилось аттика с фронтоном на главном фасаде. Вместо него сооружён новый с изменением пропорций, из-за чего здание приобрело тяжеловесный вид. Перед фасадом вырублены старые деревья, придававшие ему живописность. Памятник федерального значения — здание театра «Свободное пространство» искажено сооружением безграмотного с точки зрения архитектуры шпиля, а ранее — изменением формы сценической коробки, из-за чего утратило изящество, приобретённое в результате послевоенной реконструкции по проекту архитектора Б. В. Антипова, и получило печать крайне дурного вкуса.

Деревянная обшивка фасада памятника федерального значения — Дома-музея Н. С. Лескова полностью заменена новоделом, до неузнаваемости исказившим его аутентичный облик. Таким же образом изуродован фасад д. 74 на ул. Карачевской — редкого памятника деревянного классицизма 1-й четверти XIX в.

Целый ряд памятников, в том числе в самом центре города, превращён в руины. Вот эти адреса: ул. Гостиная, 1 — здание, где до революции размещались Пушкинская библиотека и кинотеатр; ул. Розы Люксембург, 15 — здание Пожарного депо; ул. Октябрьская, 1 — легендарный «дом Лизы Калитиной»; пер. Транспортный, у моста в створе ул. 3-й Курской — башня Введенского монастыря; ул. Гагарина, 28 — дом заброшен. Состояние этих зданий — критическое, но не перешло ещё тот рубеж, после которого их восстановление окажется невозможным. Ещё несколько лет назад почти все они были в удовлетворительном состоянии. Поэтому очевидно, что нынешнее их бедственное положение — результат административного бездействия, если не определенного умысла.

В Орле отсутствует грамотная, полностью соответствующая законодательству градостроительная стратегия. Город не мыслится как единый архитектурный ансамбль, как произведение искусства, комплексный памятник истории и культуры. «Точечная» коммерческая застройка убивает его. С огромной скоростью буквально на глазах он превращается в безликую «машину для жилья». Это проявление депрофессионализации в данной сфере. И неудивительно: в Орле нет должности главного архитектора, пост начальника Управления архитектуры занимает человек, не имеющий архитектурного образования.

Никто официально не снимал с Орла статуса исторического поселения. Согласно разъяснению заместителя министра культуры Бусыгина, для основания считать поселение историческим достаточно соответствия признакам, перечисленным в ст. 59 Федерального закона об объектах культурного наследия. Список исторических поселений, утверждённый в 1990 г., является действующим. Генеральный план исторического поселения может разрабатываться только на основе историко-культурного опорного плана. Об этом было сказано в резолюции РААСН 2011 г. До сих пор такой план в Орле не разработан в соответствии с современными требованиями, что вообще ставит под сомнение легитимность генплана. И совершенно законно ставит, поскольку в случае реализации существующего Ген­плана исторический центр Орла как единый ансамбль и комплексный памятник истории и культуры будет расколот и уничтожен: памятники выдающегося архитектурного значения окажутся в окружении чужеродной застройки, потеряют пространственную связь друг с другом, будут уничтожены их силуэтные очертания в городском пространстве (в том числе skyline, которая в исторических городах является отдельным, самостоятельным предметом охраны). Исторические здания-памятники будут закрыты от обзора.

Бездумное завешивание рекламой красивейшей градостроительной перспективы, гордости Орла, улицы-ансамбля Московской, уродование фасадов исторических зданий псевдодизайном вывесок и витрин — всё это завершает картину полного упадка вкуса и выхолащивания городской культуры. Некомпетентность сотрудников Управления культуры и архивного дела, выразившаяся в отсутствии разработанных и утверждённых проектов зон охраны, оборачивается настоящим преступлением против отечественной культуры, когда памятники, продолжая физически существовать как материальные объекты, погибают как объекты городской пространственной среды, утрачивают градостроительное значение. Возникает парадокс фактического уничтожения, «нейтрализации» памятника при его физической сохранности. Этот процесс идёт в Орле полным ходом, и если его не остановить, то результатом будет полная катастрофа.

Всего лишь несколько примеров. Ахтырско-Никитская церковь ещё в 80-е годы была частью единого ансамбля центра города, хотя и находится немного в стороне от него. Панорама р. Орлик, открывающаяся с подвесного моста у Детского парка, остается практически неизменной с дореволюционных времён. Это поистине «брендовый» орловский вид, один из архитектурных образов-символов города, обеспечивающий ему узнаваемость! Но он погибнет безвозвратно, если шедевр архитектуры XVIII века — церковь Михаила Архангела окажется не на фоне прихотливо меняющего краски неба, а «под конвоем» многоэтажной жилищно-коммунальной машины. Вот почему федеральное законодательство предусматривает разработку многоуровневых зон охраны вокруг памятников, вот почему о необходимости сохранения кварталов исторической застройки центра города не раз писала орловская интеллигенция, указывая на то, что они объективно являются зонами охраны доминантных памятников. Но нынешняя городская власть наплевательски относится к мнению специалистов. В результате на город наступают полное эстетическое опустошение, абсолютная бездуховность, т. к. растоптанная красота и есть самая достоверная печать бездуховности, «цивилизованного вандализма».

События последнего времени стали квинтэссенцией описанных процессов. Дальнейшее сгущение этих тенденций имеет в перспективе только коллапс, после которого город действительно уже «никогда не будет прежним». Его просто не будет! На месте исторического Орла вырастут многоэтажные каменные джунгли. И в такой среде на парусах помпезных лозунгов орловская жизнь устремится в будущее — в никуда…

Против культурного наследия Орла совершается рейд за рейдом. Сначала попытка уничтожить музей Тургенева в канун его 100-летнего юбилея, потом — намерение вырубить Городской сад, затем — снести кинотеатр «Родина», памятник конструктивизма 30-х годов постройки выдающегося архитектора В. П. Калмыкова, теперь новое происшествие — вырублены зелёные насаждения в заповедной зоне исторического района города «Дворянское гнездо». Здесь, в этой камерной садово-парковой малоэтажной музейной зоне с ограниченным движением транспорта, будет построен громадный медицинский объект регионального масштаба. И все это в нарушение не одного закона и нормативного акта. А чего стоит, например, констатированные районной прокуратурой бездействие и неисполнение служебного долга тем же самым областным управлением культуры, повлекшие серьёзное повреждение дома № 84 по ул. Пушкина, связанного с именем И. А. Бунина! Или скандал с несанкционированным вскрытием могилы А. П. Ермолова, в котором опять замешано областное управление? Не слишком ли много «недоразумений» для одной организации?!

Плохо пахнет и инициатива городского управления культуры и горсовета о снятии охранного статуса с 12 зданий — памятников архитектуры. Эта инициатива прикрывается явно недостоверной информацией о якобы отсутствии исторической ценности этих объектов.

В центре города продолжается снос старинных зданий прекрасной сохранности с явными признаками объектов культурного наследия. Их признают «непригодными для жизни» зачастую вопреки протестам их жителей и специалистов-краеведов. Не этим ли сопротивлением населения объясняется недавний закон о принудительном выселении на невыгодных условиях из «аварийного» и «ветхого» жилья? Не желанием ли поскорее «распилить» государственные средства, отпускаемые на это, и кроме того, выгодно заключить сделки с «инвесторами»? Почему Управление культуры и архивного дела Орловской области, игнорируя положения статей 36 и 37 Федерального закона об объектах культурного наследия, не занимается выявлением памятников, которые еще можно было бы уберечь от разрушения?

Ну и наконец, самый свежий нормативный акт администрации Орла, разрекламированный в «Городской газете» под заголовком «Аварийные дома будут сносить кварталами» с «радостным» известием о возвращении порочной концепции развития города не вширь, а на исторической территории, с ликвидацией веками складывавшейся застройки…

Все эти факты чёрным пятном легли на современный отрезок истории нашего города. В преддверии 450-летия это пятно — дурное предзнаменование: если так пойдёт дело и дальше, юбилей останется без самого юбиляра, который до него просто «не доживёт» — как своеобразное, неповторимое явление русской культуры.

Илья Кушелев.

самые читаемые за месяц