Красная строка № 11 (317) от 27 марта 2015 года

А дом Лобановых не сгорит?

20 марта «Красная строка» опубликовала письмо членов Орловского общественного совета по сохранению историко-культурного и природного наследия Орловской области, адресованное министру культуры РФ В. Мединскому, губернатору Орловщины В. Потомскому и руководству областного управления культуры. Авторы письма выразили серьезную обеспокоенность по поводу судеб еще сохранившихся в Орле старинных зданий — памятников истории и культуры: современная градостроительная политика в Орле, увы, почти не оставляет им шанса на выживание.

В длинном списке тревожных адресов упоминается и Старо-Московская, 55 — дом Лобановых, хорошо известный краеведам и жителям окрестных кварталов. Он расположен на видном месте, на перекрестке сразу трех улиц: Старо-Московской, 1-й Курской и ул. Пушкина. С виду вроде бы не примечательный, этот дом, тем не менее, — живая история Орла. Во-первых, то, что когда-то было типовой застройкой, теперь — уникальное явление, элемент давно ушедшей архитектурной среды. Есть и во-вторых: в 1878 году этот дом купил И. С. Тургенев для бывших крепостных своей матери Варвары Петровны — Лобановых, точнее для семьи одного из отпрысков этого крестьянского рода Ивана Львовича Лобанова.

Его отец Лев Лобанов был настолько талантливым человеком, что, не имея специального образования, вел чуть ли не все хозяйственный дела Спасского и пользовался большим доверием его хозяйки. Один из братьев Льва Федор Иванович служил у Варвары Петровны личным секретарем. Простой крестьянин, он писал письма под диктовку помещицы по-французски. Знаменит этот род и по женской линии. Одна из Лобановых стала прототипом героини рассказа «Живые мощи». Эта история, рассказанная Тургеневым в «Записках охотника», открыла миру поразительный и поистине христианский дух, до которого, как позже скажет Достоевский, мог возвыситься русский человек, несмотря на все его недостатки. Правда, было это в ту далекую от нас пору, когда Россия считалась «отсталой крепостнической страной», а русские люди еще не знали, что жизнь дается исключительно для потребления материальных благ…

Старинные вещи и здания, в общем, тем и ценны, что они живут дольше людей, ими обладающими, и потому со временем становятся единственным связующим звеном между ушедшими и нынешними поколениями земляков, соотечественников. И если экскурсовод имеет возможность сказать людям: «Вот в этом доме бывал Иван Сергеевич Тургенев и здесь жили родственники его героической Лукерьи», — это будет гораздо существеннее даже самой роскошной мемориальной доски с золотой надписью: «На этом месте стоял дом, где бывал знаменитый русский писатель…». Потому что ушедшую эпоху всегда хочется пощупать руками и глазами, чтобы ощутить ее реальность.

Рассчитывать на одно только воображение потомков крайне неосмотрительно. Фантазии может и не хватить. А вместе с ней и вкуса, и любви, и патриотизма. Что зримо, то и воспринимается в первую очередь, то и влияет на мировоззрение. Не потому ли и передавались когда-то из поколения в поколения родовые усадьбы или, как минимум, бабушкины серьги, иконы и рушники. Но на каком-то этапе нашей истории потомки сочли, что это все излишне, и попытались жить с чистого лица, вычеркнув из своего настоящего дедов и прадедов. Неизбежным следствием такого «прогрессивного» подхода стало то, что и этих апологетов прогресса «отменили» и «вычеркнули» их собственные дети. Не потому ли мы и имеем сегодня то, что имеем: от небоскребов в самых неподходящих местах старинного города и до забвения собственной культуры, веры, истории (теперь уже и советской)?

…Властная владелица Спасского-Лутовиново Варвара Петровна умерла задолго до отмены крепостного права в России. Но ее сын И. С. Тургенев отпустил Лобановых на волю. Однако семья продолжала жить в Спасском. И вот однажды Иван Сергеевич подарил одному из наследников рода дом в Орле. Здесь, в семье сына впослед­ствии доживал свои дни и знаменитый Лев Лобанов.

Потомки Лобановых жили в доме на углу Старо-Московской и Пушкинской еще в 30-е годы прошлого столетия. Но постепенно разъехались. В 1937 году дом был передан в собственность государства и стал многоквартирным.

Внук Ивана Львовича Лобанова, сын его дочери Ольги Владимир Петрович Петров жил неподалеку от дедовского дома и умер относительно недавно, уже в нынешнем веке. Да и с самой Ольгой Ивановной орловские краеведы имели возможность общаться в 80-е годы прошлого века: она умерла в 1989-ом. Ее сын В. П. Петров был известным учителем 11-й средней школы. А его супруга преподавала в ОГУ. Так что дом Лобановых — не такая уж «ветхая» история, до нее рукой подать.

Но вот недавно дом на перекрестке опустел. Жильцов расселили по современным благоустроенным квартирам, и старинный особняк остался бесхозным. Это и стало поводом для тревоги со стороны общественности. В администрацию города был направлен запрос дирекции орловских литературных музеев, Орловской организации ВООПиК и членов общественного Совета по сохранению историко-культурного и природного наследия Орловской области.

Недавно пришел ответ. Администрация города сообщает, что она не забыла об особом статусе дома Лобановых, являющемся памятником истории и культуры, и даже обещала произвести в нем ремонтно-реставрационные работы. Что написано пером, как известно, не вырубишь топором. И наличие письменного обязательства власти отчасти успокоило общественное мнение.

Однако, как показывает новейшая история Орла — история очередного губернаторства, — пустующие старинные дома в областном центре стали вдруг гореть один за другим. (В ночь на 21 октября 2014-го — сгорел памятник архитектуры 19 века по адресу ул. Салтыкова-Щедрина, 5, а в ночь на 11 ноября — на Московской, 59). И такая «пожароопасность» не может не волновать тех, кому дорого историческое наследие Орла. Специалисты говорят, что еще в 70—80-е годы прошлого века многочисленным экскурсантам из разных уголков Советского Союза в Орле было что показать. А вот теперь уже почти что нечего. Зловещая тенденция накладывается на, мягко скажем, странные кадровые назначения. У руля градостроительной политики области оказываются люди не просто далекие от орловского краеведения, но и вообще иностранцы, вдохновляемые разве что идеей «общечеловеческого градостроительного прогресса». К тому же, городская власть именно губернским структурам отдала ряд полномочий в области градостроительной политики.

Все это несколько подмывает надежды орловской общественности. Но администрация города обещала не забыть про историческую ценность дома Лобановых. Значит, будем исходить пока из этого и внимательно следить и за домом, и за развитием событий.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц