А медовый месяц, кажется, того…

20 марта 2012 года в территориальной депутатской группе Железнодорожного района сменилась власть. Молодого человека с рассеянной улыбкой — В. В. Букалова — на посту председателя сменил его коллега — тоже молодой, но с несколько более серьезным лицом — В. С. Симонов.

Ни революции, ни даже переизбрания не произошло. Просто заместитель В. В. Букалова — В. С. Симонов — стал исполнять обязанности вождя РТДГ, а прежнего лидера демократическим голосованием (пятеро — «за» при двоих — «против», один из которых был сам несчастный В. В. Букалов) быстро сместили с его поста за нарушение Устава города и самоустранение от своих председательских обязанностей.

В этом процедурном моменте не было бы ничего интересного, если бы не следующее обстоятельство. После скоропостижной отставки В. В. Сафьянова, которая стала возможной благодаря договоренности прежде противоборствовавших сил — КПРФ и «Единой России», — жизнь в нашем славном городе начала определяться «пакетом соглашений», предполагающим некоторую стабильность и неизменность политических раскладов на ближайшее обозримое будущее.

Посты распределялись именно в соответствии с упомянутым соглашением. Мир и паритет распространялись в том числе и на районные территориальные депутатские группы, где, блюдя консенсус, ни одна политическая сила не должна была иметь возмутительного преимущества над другой высокой договорившейся стороной.

Словом, все сестры получили по серьгам, в чем нет ничего плохого, если исходить из того, что худой мир лучше доброй ссоры, а мудрость политика заключается в умении извлекать выгоду из компромиссов.

Правда, у непосвященных людей возник вопрос: чем договорившиеся будут отличаться друг от друга, если они в равной степени довольны? И в чем заключается принципиальность одних, если она вполне удовлетворена беспринципностью «партнера» по соглашению? То есть, хмурили лоб обыватели, если все согласны, кто диктует темы для всеобщего одобрения? Почему, например, А. П. Козлов, который еще вчера был не очень хорош, сегодня стал вполне приемлем, а «Единая Россия» и ее человеческое наполнение, еще несколько суток назад не выдерживавшие никакой критики, ныне стали ничего себе ребята, с которыми, оказывается, можно иметь дело. То есть, терзали себя сомнениями простые орловцы, в чем состоит смысл достигнутых договоренностей и проснувшейся любви — в том, чтобы поделить портфели и стулья, после чего следует успокоиться? Но разве в этом заключается цель политической борьбы? Или, страшно сказать, именно в этом?

Словом, народ замер в некотором ожидании, с интересом готовясь наблюдать, что будут делать «партнеры» — вчерашние непримиримые враги, когда дело дойдет до проблемы, в меркантильном смысле этого слова не решаемой вовсе, то есть — в принципе. Тогда «пакетное соглашение», от которого, при всех политических допусках, все же… слегка попахивает, либо должно приказать долго жить, либо — к огромному разочарованию значительного числа орловцев — окончательно подтвердит, что и в нашей областной реальности о понятии «принцип» следует рассуждать, предварительно взяв его, этот самый бывший принцип, в кавычки, что добавит грусти и без того унылому орловскому пейзажу. Однако не произошло…

Должности в Железнодорожной РТДГ распределялись в строгом соответствии с условиями пресловутого «пакетного соглашения»: если «сам» — единоросс, то зам — коммунист. И наоборот. Принцип не железный, но очень твердый. «Баланс интересов». В названной депутатской группе «самим» — председателем — был до недавнего времени «едрос» В. В. Букалов. А замом у него, понятное дело, — «красный». И этот «красный» сел на место «едроса». «Пакетные соглашения» трещат, как старые штаны на заборе. Впрочем, коммунисты не лыком шиты и переизбрания «партии власти» не производили. В. С. Симонов лишь исполняет обязанности не справившегося со своей трудной работой молодого человека с очень приятной, но слегка странной улыбкой. И партийная принадлежность или, скажем, политическая ориентация В. В. Букалова по большому счету в этой истории значения не имеет. Но ведь «пакетные соглашения» были. И они предполагают, что всё имеет значение. Значит, случилось нечто, что выходит за границы формулы «ты — мне, я — тебе». Что же это?

А давайте-ка поговорим о законе. О законах! Хорошо, когда они не только есть, но и соблюдаются, правда? «Правда!» — ответят вам все правоохранительные органы хором. Вот об этом давайте и поговорим.

Впрочем, разговор на названную тему, причем именно на заседании депутатской группы Железнодорожного района, уже состоялся, и 13-го числа сего месяца «железнодорожники» вынесли решение, в котором работа местных полицейских и управления Следственного комитета, расследовавших жалобы граждан на нарушения их избирательных прав, «допущенные в ходе предвыборной кампании по выборам в Орловский областной Совет народных депутатов 2011 года», была названа простым словом «бездействие». Тогда же — один из пунктов — депутаты приняли решение обратиться в прокуратуру, чтобы та расследовала причины столь странного бездействия в отстаивании конституционных прав бедных орловцев, которые еще на что-то надеются. Большинством голосов документ был принят. А председатель РТДГ — господин В. Букалов, как написало бы ироничное издание, скрепить решение своей подписью отказался. И началась история отстранения г-на В. В. Букалова от власти.

Интересно, что мотивировка для этого благородного дела территориальным депутатам — по Уставу — не требуется. Собрались, решили, проголосовали — свободен. Но «железнодорожники» на внеочередном заседании РТДГ доходчиво объясняли своему председателю, в чем он не прав. Тоже «железнодорожник», В. В. Букалов с должностью расставаться явно не хотел. Ситуация была интересной и даже парадоксальной. Чего кочевряжиться, если для ухода нужны не мотивы, а простое большинство? Тем не менее 20-го в Железнодорожном районе наблюдалась борьба. И борьба эта была политическая.

Не скажу, что мотивы с одной стороны поражали сложностью, но они, тем не менее, были. И «пакетные соглашения» ни в коей мере в себя их не вмещали. Вот этим заседание и представляло интерес. Медовый месяц странной пары — «КПРФ» и «Единой России» — когда-нибудь должен кончиться, если не допустить невероятного: «Единая Россия» полностью растворяется в красном или «коммуняки» становятся правоверными «едросами». Рано или поздно, если союз не прочен, чашки по принципиальным вопросам придется бить. На РТДГ политическое обострение принимало именно такие бытовые формы.

Депутатское большинство — В. В. Букалову, когда он еще не был смещен со своего высокого поста:

— Вы не подписали решение, одобренное большинством членов РТДГ.

В. В. Букалов:

— А с чего вы взяли, что я его не подписал?

Пауза.

— Среди документов, которые вы отправили в комитет по правовому регулированию, этого документа не было.

В. В. Букалов объясняет, что ему требовалось время для выработки особого мнения, на которое он имеет право.

Ему отвечают, что особое мнение — его личное дело, а документы в горсовет нужно отсылать в срок и в полном объеме.

В. В. Букалов спрашивает, когда нужно было отсылать документы (и «огнеопасное» решение по полиции и СК в том числе). Ему говорят, что, как минимум, за три дня до заседания комитета.

— А комитет когда?

— Сегодня в 15.00. (А на часах — уже 14.00).

В. В. Букалов говорит, приятно улыбаясь, что не знал, когда комитет, ему не сказали, когда комитет, поэтому претензии по поводу несвоевременной отправки документов он в корне отметает.

Начинают терзать секретаря, выясняя, когда В. В. Букалов отправил в горсовет все документы, за исключением «решения». Выясняется, что «неделю назад».

В. В. Букалов по-прежнему мило улыбается. Хороший, социально положительный человек.

Говорит, что в особых случаях можно нарушить регламент, пойти навстречу опоздавшему:

— Я готов сейчас подписать решение, но со своим особым мнением.

— Не беспокойтесь, все обязательно узнают про ваше особое мнение.

В. В. Букалов сообщает, что особое мнение выработал ночью накануне — «ночью поработал».

Ему отвечают, что своевременно надо вырабатывать.

— Нарушаете баланс соглашений, меняете руководителя РТДГ, — все так же замечательно улыбаясь, бросает ключевую фразу стремительно теряющий свой пост «пакетный» В. В. Букалов.

Ему отвечают в свою очередь, что работать надо хорошо.

— Я пресс-конференцию соберу! — внезапно заявляет пострадавший В. В. Букалов.

— Не забудьте рассказать на этой пресс-конференции, — подсказывает ему депутат А. Н. Рослов, — что вы говорили мне — что решение подписывать никогда не станете, что не хотите портить отношения с полицией и следственным управлением, а особое мнение, сочиненное ночью, у вас появилось только после того, как вы узнали, что вас собираются снимать с должности.

Видимо, коллега попал в точку, поскольку В. В. Букалов, уже в качестве рядового «железнодорожника», пытался из новой редакции решения «О результатах рассмотрения жалоб…» на предвыборные нарушения изъять критику всё тех же полиции и следственного управления.

— Я вас умоляю! — поморщился депутат А. Н. Рослов. — Не переживайте. Все обязательно узнают о вашем особом мнении.

Предложение рядового «железнодорожника» В. В. Букалова не прошло. Критика в адрес полиции и следственного управления, проявивших, по мнению большинства членов РТДГ, бездействие в пресечении и расследовании правонарушений, допущенных в период предвыборной кампании конца 2011 года, осталась.

Смещенный председатель, видимо, не до конца поверил коллеге А. Н. Рослову и принялся негромко говорить о том, что это у граждан есть другие способы бороться за свои права.

Его довольно жестко поставили на место, заметив, что это обязанность депутатов — отстаивать права избирателей и следить за соблюдением законности.

Слуга народа — рядовой «железнодорожник» В. В. Букалов не стал спорить с утверждением и только обезоруживающе, по-доброму так, улыбнулся.

В. В. Букалова сняли, на пакетные соглашения плюнули, и от них, признаюсь, после этого стало не так сильно пахнуть.

Симпатизируя всякому, кому крепко досталось, я подошел к В. В. Букалову и напомнил ему об обещанной пресс-конференции. Нельзя ли, дескать, получить текст его ночного особого мнения уже сейчас, не откладывая. В. В. Букалов любезно ответил, что-де почему нельзя, можно, и потянулся к папке. Потом, уже в процессе дотягивания до нее, поинтересовался, какое издание я представляю.

Я вздохнул и ответил честно: «Красную строку».

В. В. Букалов прекратил процесс дотягивания, прижал к себе папку и, так же неуверенно улыбаясь, сказал, глядя в сторону, что особое мнение мне не даст.

Жаль! Так всегда. Хочешь искренне помочь человеку, а он в этом движении души видит какой-то подвох. Ничего мне от В. В. Букалова не надо, я просто хотел изложить его особое мнение из соображений плюрализма и демократичности, которая нас роднит.

С мнением я, разумеется, ознакомился. И вот что я скажу. Человека нужно поддерживать, когда ему плохо, даже если этому по­страдавшему человеку лично вы и представляемое вами издание в силу каких-то недоразумений несимпатичны.

И вот что я скажу в поддержку В. В. Букалова. Сотрудники отдела полиции № 1 по Железнодорожному району! Работники следственного управления СК! Экс-председатель Железнодорожной же РТДГ Владимир Владимирович Букалов считал и считает, что вы работаете очень хорошо. Повторяю: очень хорошо!

Есть, впрочем, и другие мнения, но В. В. Букалов их не разделяет. Повторяю: не разделяет!

Ну вот, помог пострадавшему. Донес особое мнение. А то пострадал бы еще раз. И, что особенно интересно, — ни за что ни про что.

Такой вот отчет с одного рядового заседания районной депутатской группы; заседания, которое в свете наступившего шаткого мира в отдельно взятом «пакете соглашений» кажется чем-то из ряда вот выходящим, настолько, видимо, тесен и непрочен этот самый пакет.

Ну а если испортил кому-то медовый месяц, извините. Наверстаете. Но, думаю, все же не в полном составе. У странной любви, скажу честно, не очень много поклонников.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц