Красная строка № 1 (223) от 18 января 2013 года

А может быть, отнять у губернатора грабли?

Поговорим на скучную тему — о мусоре. В городе его так много, а убирается он так плохо, что даже губернатор А. П. Козлов, накричав на всех ответственных за уборку этого самого мусора, лично обещал взяться за грабли, чтобы явить пример и образец убирающего. Народ успокоился и даже оживился — всё, не будет в городе Орле больше проблем. Но пока губернатор засучивает рукава и ищет садовый инвентарь, давайте поразмышляем: а чего так грязно-то?

Начнем с самого грязного и запущенного — контейнерных площадок. Некоторые, правда, называют еще более грязные и запущенные места — рвы и овраги, улицы и переулки, но рвы и овраги мы отметаем, поскольку мусор там лежит на дне, и если идти с гордо поднятой головой, этого мусора не видно, а утверждение, будто улицы и переулки Орла грязнее неубранных контейнерных площадок, кажется нам явным преувеличением. Поэтому поговорим о площадках.

Начнем с парадокса — как начинается почти всё в нашей «третьей литературной столице России». Знаете ли вы, дорогие писатели и читатели, что специализированное предприятие «Спецавтобаза» примерно полтора года назад ушло из такого непривлекательного и неизящного бизнеса, каковым является вывоз твердых бытовых отходов, складируемых населением в специально отведенных местах?

Парадокс! Забота о чистоте города — прямая обязанность специализированного муниципального предприятия, однако в его демарше существует трезвый и экономически обоснованный расчет. Обоснованный, разумеется, спецами «Спецавтобазы». Расчет прост. Мусорим мы, граждане, по нормативам, которые давно устарели, и платим, по той же причине, согласно тарифам, которые не имеют отношения к современной реальности. Каждый гражданин-орловец по устаревшим нормативам может намусорить твердыми бытовыми отходами не более 1,3 кубического метра этого самого мусора. Это очень мало. Прикиньте сами, сколько вы выносите ежедневно на улицу всякой дряни, и перемножьте на количество дней в году. Выйдет гораздо больше одного с лишним куба. Но нормы не изменились.

Мусорим мы гораздо больше, чем прежде, но этого излишка как бы нет. Однако он есть. Придите на мусорку и посмотрите. Горы мусора! Однако этой горы — по нормативам — как бы не существует. А вывозить надо все. Но платят за вывоз по нормативу! Кому нужна такая радость? «Спецавтобаза» и послала город далеко-далеко с его проблемами мусора и уборки. В результате губернатор пообещал лично, как уже было указано, схватиться за грабли.

Но зачем это делать самому Александру Петровичу? Возможно, было бы лучше, если бы в тиши кабинета он думал и принимал управленческие решения. Если за грабли — то дело, видимо, швах.

А это так, граждане, и есть.

Продолжаем разговор про нудную цифирь. «Спецавтобаза» гордо ушла с мусорного фронта, но проблема осталась, мусор нужно вывозить. За чистоту придомовой территории отвечают управляющие компании. Они бы и рады заключить договор с перевозчиками, но таковых, работающих на приемлемых условиях, попросту нет. «Спецавтобаза» тоже согласна возить, но за очень дополнительные деньги. А где деньги взять? Круг замкнулся. А мусор тем временем накапливается, люди злятся, губернатор хватается то и дело за грабли. Надо что-то делать!

Рассмотрим этот клинический случай на примере самой большой управляющей компании города — «Первой городской». Там, распрощавшись с коммунальным спецназом — мусороперевозчиками «Спецавтобазы», посчитав, пришли к выводу, что дешевле создать собственный аналог муниципального предприятия, чем платить лишние деньги уже существующему или искать счастья с каким-то другим дорогим подрядчиком.

Через лизинг и кредиты приобрели десять грузовиков (восемь контейнеровозов и два бункеровоза) и принялись возить. Принялись, повторим исходное положение, от безысходности, от отсутствия каких-то иных приемлемых вариантов. Об уровне доходности этого занятия в современных орловских условиях говорит такая услышанная мною фраза, очень подходящая к культурному фону нашей «третьей литературной столицы»: «Это, б.., не бизнес. Это даже не социалка. Это, б.., геморрой!». А что делать, если он есть? Приходится возиться.

Еще поскучаем с цифрами. Мусорит народ очень много, выше нормативно отпущенного объема. А сколько при этом платит? Судите сами, сколько — много или мало. Расчет ведется с привязкой к квадратному метру как жилого, так и не жилого помещения. К производству применяются свои коэффициенты, учитывающие уровень «мусорности» того или иного предприятия, магазина и т. п. Поговорим о жильцах, производящих мусор не в промышленных, а в бытовых объемах. С одного квадратного метра жилья по графе «вывоз ТБО» взимается всего-навсего 70 российских копеек в месяц. Для двухкомнатной квартиры площадью в 50 кв. метров месячные расходы по этой статье составят всего-навсего 35 рублей. Это меньше, чем цена не самой хорошей бутылки пива. То есть за вывоз мусора мы платим мало. Это хорошо. Для нас. Но плохо для тех, кто мусор вывозит, и, как показывает случай с губернатором, для города тоже. В городе стало грязно. А губернатор грозит граблями.

Продолжаем исследовать тему парадокса, заставляющего Александра Петровича искать инвентарь и пугать им чиновников. Худо-бедно, но законопослушные жильцы многоквартирных домов за вывоз своих твердых бытовых отходов платят. А разные мелкие, например, магазины, в подавляющем большинстве случаев — нет. А с частным сектором — вовсе караул. Дело в том — продолжаем тему граблей и парадокса, — что в Орловской области нет законодательного механизма, побуждающего всех без исключения, кто мусорит, оплачивать труд тех, кто за ними убирает.

Ну, например, представим такой диалог:

— Мужик, где твой договор на вывоз мусора?

— Я — аскет. У меня нет мусора. Все свое ношу с собой.

— А где ваш договор?

— Мне не нужен договор. Я мусор съедаю.

Ну и так далее. Вариантов ответа на каверзные вопросы разных наивных людей, пекущихся об экологии, много.

Логично предположить, что именно с этого и надо начать борьбу за чистоту. Объясняю на пальцах для тех, кто с граблями: сначала губернатор бросает тяжелый черенок с насадкой и начинает думать. В тиши кабинета думается хорошо. Помогают советники, начальники управлений, привлеченные специалисты, именитые астрологи. После мозгового штурма становится ясно, что Орловской области необходим закон, обязывающий… дальнейшее описано выше. Далее губернатор свистит, и к нему сбегаются сверхпринципиальные, неподкупные руководители областного Совета и получают задачу разработать требуемый закон, обязывающий граждан и организации платить за такую банальность, как вывоз мусора. А далее начинается (не трогайте грабли!) правоприменительная практика.

Правоприменительная практика — это вот что такое. По частным владениям ходит скромный орловский участковый и задает один и тот же скучный, но необходимый вопрос:

Договор на вывоз мусора имеется?

Если ответ получен отрицательный, скромный участковый выписывает, тяжело вздыхая и криво улыбаясь от удовольствия, штраф.

Незаконопослушный орловец чертыхается, забывает об инциденте, но когда сумма штрафов достигает критической отметки, заставляющей менять привычное и такое удобное мировоззрение, одним договором на вывоз мусора в городе становится больше.

Почему это важно? Потому что чем больше выручка от транспортирования ТБО, чем больше договоров, тем меньше становится тариф. Больше платят все — меньше платят те, кто платил всегда. К тому же, уменьшится нагрузка на бюджет «третьей литературной столицы», поскольку от проблемы уборки города и заботы о его чистоте муниципалитету все равно не уйти.

Главное, господа, не перепутать последовательность: сначала закон, потом правоприменение, затем — экономически обоснованный тариф. А после — следствие всего вышеперечисленного: «геморрой» трансформируется в привлекательный вид деятельности.

Продолжаем тему парадокса в мусорно-литературном преломлении, поскольку современный статус Орла — гигиенический и исторический — именно так и обязывает к этой проблеме подходить.

Парадокс: «Первая городская управляющая компания» создает специализированное предприятие «Чистый город», за свои средства насыщает его техникой и возит мусор, захламляющий город, борется с кошмаром на контейнерных площадках. Чем занимается при этом «Спецавтобаза», существующая для того, чтобы поддерживать в любимом Орле чистоту и коммунальный порядок? Метет, грузит снег, посыпает дороги песком, поливает их водой, ремонтирует самые глубокие ямы. Тоже важное дело. Но мусор-то чего с контейнерных площадок не возит?

Парадокс ширится. Сверхэффективный сити-менджер, он же — глава администрации г. Орла М. Берников на планерке радует народ информацией, что на подходе — покупка новой техники для сверхэффективно работающей коммунальной «Спецавтобазы». Скажите, зачем вбухивать бюджетные деньги туда, где эффективность их расходования вызывает очень большой вопрос? Почему такая тема как уборка города, поддержание в нем чистоты не рассматривается сквозь призму экономии, очень уместной для «третьей литературной столицы»? Почему решение коммунальной задачи не выставляется на тендер? Или кто-то скажет, что «Спецавтобаза» — оптимальный вариант сочетания цены и качества, а эффективнее и дешевле просто не бывает? А кто-то сравнивал? Победитель торгов приобретает технику, необходимую для работы, за собственные средства. Не за бюджетные. Злые языки, разумеется, ответят, что не для того существуют муниципальные предприятия, чтобы экономить бюджетные деньги! С этим спорить не станем.

Пока губернатор хватается за грабли, демонстрируя управленческую активность, где-то, не очень далеко, мусор убирают не так колоритно и не так статусно. Главное — мусор там убирают не виртуально, как Александр Петрович, а реально. И убирают хорошо, после чего у губернатора отпадает необходимость хвататься за черенок.

Разумеется, поговорим о Белгороде. Город, который лет пятнадцать назад мало чем отличался от Орла, сегодня является для нас символом чего-то недостижимого, примером того, как надо. Он является раздражителем для тех, кто не хочет и не умеет. Или просто не умеет. Никаких сложных формул.

В Белгороде — этом удивительно для нас чистом и красивом городе — тариф за вывоз мусора выше, чем в Орле. Но при этом перевозчики берут по факту: сколько вывезли, столько и получили. Никто никому не переплачивает. И с законами в этом смысле в Белгородской области все в порядке. И с правоприменительной практикой тоже. В Белгороде власть думает, а потом берет грабли.

Что у нас? Чем гордимся мы? Оставим в покое «дворянские гнезда» и прах великих писателей, которые, наверняка, исплевались бы, глядя на современный Орел. Поговорим о сегодняшних достижениях. Чем гордится наша власть? «Бюджет Орловской области имеет ярко выраженную социальную направленность!». В переводе с чиновничьего на общеупотребительный это означает, что денег на развитие Орловщины попросту не остается. Что наша «литературная столица» — в глубокой ж… Что у нее, ее населения попросту нет будущего.

«У нас самый низкий тариф!». В данном случае — «мусоровывозной». Да. А еще — самый грязный, неинтересный и запущенный город из всех столиц Центрального федерального округа. А почему? А потому что проблемы, когда они возникают, нужно решать. Для этого нужно уметь принимать ответственные решения, нужно уметь управлять. Еще нужно обязательно любить землю, на которой живешь. То есть, по-настоящему, а не для пиара. Вот с этим — проблема.

Закончим с Белгородом. Там власть не видит смысл и цель своего существования в том, чтобы жрать в три горла, а в перерывах — пафосно надувать щеки и устраивать показательные разносы, не имеющие никаких последствий.

Господа! В орловских условиях даже ваши пиры становятся с гигиенической точки зрения небезопасны. Нельзя есть на помойке!

Если ничего не изменится, если грабли и впредь будут заменять голову, ситуация станет развиваться следующим образом. «Мусоровывозящие» частные компании, находящиеся на грани разорения, посчитав, будут возить ровно столько мусора, сколько им положено по нормативам. Остальное — останется лежать на помойках. То есть, оно не будет лежать, оно будет накапливаться. И эту помойку виртуальными граблями уже не разгребешь.

Не верите? Я сам до некоторого момента сомневался. А теперь осмысливайте: две трети всех контейнерных мусорных площадок находятся не на территории домовладений, за порядок на которых отвечают управляющие компании, а на муниципальной или неразграниченной земле. Так вот, уже есть судебные решения по Железнодорожному и Советскому районам г. Орла, в которых говорится, что за чистоту муниципальной территории должен отвечать муниципалитет. Это значит, что при сохранении нынешнего способа решения коммунальных проблем «Спецавтобаза» в очень скором времени вернется туда, откуда так поспешно и удачно удрала, а городской бюджет просядет еще на энную сумму, после чего наша «литературная столица» опустится… в то самое место так глубоко, что для спасения потребуется не санитар, а хирург.

Не хотелось бы.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц