Ау, язык! Ау, народ!

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?» — писал И. С. Тургенев.

Ивану Сергеевичу было легче, чем нам. Великий писатель не впадал в отчаянье, но как не впасть ныне?

Предвыборные плакаты. Один из них — с коротким текстом: «Народный фронт — Все, кто любит Россию». Подпись — В. В. Путин. Классики имеют право на авторский стиль, нарушающий нормы правописания. Классик ли В. В. Путин? Почему местоимение «все» — с большой буквы? Может быть, это фамилия? Тогда после нее в тексте должны стоять слова «который» или «которая». «Народный фронт (человек с редкой фамилией) — Все, который (которая) любит Россию». В. В. Путин. Но в «Народном фронте» не только Все, есть еще несколько человек. Я лично знаю пару десятков.

Значит, это не фамилия. Тогда что?

С Прохоровым проще, он не классик. Прохоров дёргает фразы из чужих текстов. Самая популярная — из к/ф «Брат-2» — сослужила ему дурную службу. Афористичное «Сила в правде. Кто прав, тот и сильнее», впендюренное политтехнологами на плакаты Михаила Прохорова напротив его челюсти, пользователями интернета существенно дополнено и звучит теперь так: «Вот скажи мне, МИХАИЛ ПРОХОРОВ, в чем сила? Разве в деньгах? У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, СИЛА В ПРАВДЕ. КТО ПРАВ, ТОТ И СИЛЬНЕЕ. Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего — ты сильней стал? Нет, не стал! Потому что правды за тобой нету! А ТОТ, КОГО ТЫ ОБМАНУЛ, ЗА НИМ — ПРАВДА!»

Технологи учли ошибку и ушли от узнаваемых текстов, предложив нечто многозначительное и таинственное. Особенно, не дающее впадать в отчаянье, мне нравится вот это: на плакате цвета детской неожиданности написано: «Перемены неизбежны». Подобное подтвердит любой педиатр, но вкупе с мужественным лицом олигарха рождается какой-то новый смысл. Какой — еще предстоит установить.

Молодым не мешало бы по­учиться у основателя современного партийного строительства Владимира Вольфовича Жириновского, еще в 1990 году создавшего — самостоятельно, разумеется, без помощи «органов» — партию ЛДП СССР. Когда я жил в коммунальной квартире, мой сосед Василич — замечательный человек, которого мы звали по отчеству, выказывая этим уважительное к нему отношение, — смеясь, звал меня к телевизору на кухне, и я знал, что если Василич смеется, радостно, искренне, по-детски, то одно из двух: или хорошие советские мультики показывают (жаль пропустить), или Вольфович выступает. В обоих случаях мы смеялись вместе. Незабываемые дни…

Во дни сомнений и тягостных раздумий посмотришь на плакат Жириновского… Ни одного слова. Кроме, разумеется, «ЛДПР». Иван Сергеевич, чтобы не отчаяться, обращался к русскому языку. У Вольфовича — одна харизма и, если верить плакату, еще что-то в кулаке.
Можно отчаяться. Подкопаться к тексту — нет. Мастер партийного строительства — мастер во всем.
«Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Ау, язык! Ау, народ!

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц