Бакалавр — понятие рыночное, инженер — государственное

В этом году один из ведущих орловских вузов — бывший ОрелГТУ, который теперь называется ФГОУ ВПО «Госуниверситет-УНПК» окончательно перестраивается на подготовку бакалавров и магистров. Это означает завершение перехода на новую систему обучения по европейским стандартам. И конечно же, это общероссийская «перестройка». Между тем в стране все острее ощущается нехватка квалифицированных инженеров. Есть даже прогнозы, что лет через семь эта профессия станет востребованнее юридического и экономического образования, так популярного сегодня.

В связи с этим мы попросили прокомментировать ситуацию заместителя директора Института транспорта ФГОУ ВПО «Госуниверситет-УНПК», доцента кафедры «Подъемно-транспортные, строительные и дорожные машины» Валерия Анатольевича Кравченко.

— Итак, наша высшая школа окончательно и бесповоротно отказывается от своего советского опыта?

— Ведущие вузы выступают за сохранение подготовки инженеров параллельно с подготовкой бакалавров. Есть предварительная информация, что уже прошли совещания ассоциации технических вузов. Они считают целесообразным сохранение подготовки инженеров в течение пяти с половиной лет. Но речь идет только о тех специальностях, которые интересны ВПК. Практика показывает, что бакалавр проигрывает в подготовке инженеру.

— А бакалавриат — это что-то более упрощенное?

— Бакалавриат — это первая ступень высшего образования. Она предполагает подготовку квалифицированного инженера, способного использовать уже разработанные продукты.

— То есть это что-то вроде выпускника советского техникума?

— Советские техники хорошо знали машины, но не умели рассчитывать их. Инженер мог сделать необходимые проектные расчеты, но плохо представлял машину практически. Бакалавр в идеале — это выше, чем техник, но ниже, чем инженер советского периода. Бакалавр ведущим конструктором в КБ, конечно, работать не сможет, не получив практического опыта. Он ориентирован на эксплуатацию и совершенствование машин, широкое использование современных информационных технологий.

— В чем же главное отличие новой системы подготовки технических специалистов?

— Прежде всего, новая система более мобильна и более понятна работодателям Европы. Она позволяет проводить обучение в рамках программ по обмену студентами. Нам же, преподавателям вузов, пока страшновато: если многие наши студенты сейчас не усваивают материал за большее количество часов, то как они будут справляться с ним в бакалавриате при меньшем количестве аудиторных часов? Система предполагает повышение ответственности самого студента за свою подготовку. Но это не может произойти быстро.

— Но если наши вузы, связанные с ВПК, настаивают на сохранении старой системы подготовки специалистов, значит, у них есть какие-то резоны? Какие?

— Скорее всего, это те же сомнения, о которых я говорил. За короткий срок подготовить инженера, способного проектировать, исследовать и испытывать, очень трудно. А ВПК нужны именно создатели новой техники.

— Бакалавриат предполагает сокращение объема учебных программ?

— Нет. Сжимается только время обучения. Повышается его интенсивность за счет сокращения лекционных часов и увеличения лабораторных и практических занятий, самостоятельной работы студентов.

— А что лично вас смущает в этой системе?

— Я обратил внимание, что при разработке новых образовательных стандартов даже в базовой, обязательной части заложено разное количество дисциплин, но одинаковое количество зачетных единиц. Получается, что ряд дисциплин придется осваивать за меньшее количество часов. Значит, где-то будут недоучивать. Это скажется на той же мобильности системы. Скажем, переход из вуза в вуз для студента будет затруднителен: придется досдавать те или иные дисциплины. Так же и при обмене студентами.

— А какие преимущества вы видите?

— Право вузов формировать большой объем вариативной части учебного плана — это дает возможность приблизиться к тем интересам и тем потребностям, которые сложились в экономике сегодня. Вузам разрешено ежегодно вносить корректировки в учебный план, что позволяет подстраиваться под интересы регионального рынка.

— Например, взять и сократить на инженерных специальностях расчетно-графические работы по теоретической механике и сопромату, чтобы сэкономить на зарплате преподавателей?

— Дело не столько в этом. В новой системе все дисциплины ужались в часах. Ведь один год обучения сокращен, а это 20 процентов времени. А если времени меньше, значит, нужно оптимизировать методику. Сопромат и теоретическая механика — это общетехнические дисциплины. Так было раньше. Теперь мы, выпускающие кафедры, говорим нашим коллегам: давайте обучать не абстрактно, а применительно к решению практических задач. Если раньше преподаватель сопромата чертил абстрактную балку и нагружал ее абстрактными нагрузками, то теперь мы предлагаем ему: пусть это будет не балка, а, скажем, отвал бульдозера. А абстрактную задачу теоретической механики про барабан, который тянет и наматывает нить, мы предлагаем заменить задачей про конкретный подъемный кран.

— Но абстракции в науке не случайны. Это позволяет в универсальной форме охватить больший спектр именно практических задач. Умение абстрактно мыслить — залог успеха в инженерном деле.

— Вы забываете о рынке и его потребностях. Рынку нужны специалисты, умеющие решать конкретные задачи, которые стоят сегодня.

— Ну а если конъюнктура изменится? Кому нужен будет узкий специалист?

— Вот потому на стене над рабочим местом западного специалиста висит множество всяких дипломов и сертификатов — свидетельств его непрерывного переобучения. А у нашего специалиста — только диплом о высшем образовании. Но готов ли работодатель сегодня платить за подготовку специалиста, который знает больше, чем нужно этому конкретному работодателю? Да, с одной стороны, он хочет получить качественного специалиста, а с другой — не желает тратить лишние деньги. А еще работодатели говорят: вот, мы покупаем дорогостоящую иностранную технику, а ваши выпускники с ней не знакомы. Мы отвечаем на упрек: так купите для обучения образцы этой техники или пригласите на практику наших студентов, и мы совместно подготовим вам профессионалов. Все предприятия откликаются, поддерживают такую систему подготовки. Но кто же будет оплачивать подготовку высококвалифицированных специалистов, знающих все?

— Государство, больше некому.

— Государство финансирует федеральные вузы в подготовке бакалавров для национальных компаний и ВПК. Надеемся, что эта тенденция сохранится и в подготовке инженеров.

— Но сохранится, опять же, для ВПК и некоторых стратегически значимых компаний! А для всех остальных предназначена исключительно болонская система с ее узко профильной подготовкой и ориентацией на переобучение в зависимости от конъюнктуры рынка.

— Ну вот вы сами сформулировали вывод. Нравится он нам или не нравится, но реальность такова.

Записал А. Захаров.

Лента новостей

самые читаемые за месяц