Красная строка № 10 (276) от 28 марта 2014 года

Банк Юрского периода

Сотрудники подразделений орловского филиала «Россельхозбанка» взбунтовались. Лидирующий в работе с крупными сельхозпроизводителями области ливенский допофис даже обратился с коллективным письмом за 15 подписями к председателю правления госкорпорации Дмитрию Патрушеву. Цитата: «Готовы к уходу в полном составе. Аналогичная ситуация прослеживается по всему региональному филиалу. Уходят специалисты, а на их место приходят амбициозные люди, не имеющие понятия о деловой этике, желающие получить результат за счет чужих усилий».

Что делал слон,
когда пришёл Наполеон?

Между своими банкиры Орла величают тридцатисемилетнего Михаила Шихмана не иначе, как Бонапартом — соответствует ростом, глубокомысленной манерой выражаться, похвальной амбициозностью, как, впрочем, и прихотями. Этапы «большого пути» зигзагообразны: начав карьеру в инвестиционном отделе солидного «Сбербанка», вдруг оказался в местном филиале московского коммерческого банка «Евразия-центр». Скоро Центробанк РФ отозвал лицензию на осуществление банковских операций у головного офиса, а против руководства орловского филиала было возбуждено уголовное дело.

В это время наш герой — уже в местном филиале «Авангард-банка». Тут тоже интересно: ровно за две недели до того, как из головного офиса «Авангарда» приехала проверка и обнаружила в кассе недостачу, управляющий Михаил Шихман уволился.

В орловском отделении «Райффайзенбанка» он оставил о себе память как эффективный менеджер, во времена которого закрылись два допофиса в Ливнах и Мценске, а персонал сократился, кажется, со 138 до 32 человек, и теперь статус этой кредитной организации в самом Орле — операционный офис.

В конце июля 2012 г., когда правлением ОАО «Россельхозбанк» было принято решение о назначении Михаила Шихмана на должность директора Орловского регионального филиала, ливенский допофис считался первым среди остальных двадцати. Кредитный портфель — 425 млн. руб, его прирост — 15%. В допофисе размещено на 76 млн. депозитов юрлиц и вкладов физлиц на 110 млн. Неприятности начались ровно через год, когда директор филиала, наконец, добрался с августейшей инспекцией в Ливны. Походил по конторе, посмотрел, уединился с управляющим допофиса Анатолием Шолоховым в кабинете.

— Ты что здесь динозавров дер­жишь? Здесь девочки двадцатилетние должны работать! Убрать такую-то, таких-то… Если не уберёшь, уберём тебя! — вспоминает «ценные указания» своего орловского начальника управляющий. К этой поре многие перестали удивляться самобытным способам Михаила Шихмана «замотивировать» сотрудников. Наградой за выполнение планов, по словам банковских служащих, является, например, обед с директором регионального филиала. А неугодные наказываются вызовами в Орел за десятки километров в послеоперационное время, т. е. после 17 часов, где должны выслушивать монолог начальника без возможности возражений.

Первой «жертвою» пала заведующая кассой Татьяна Черноплекова.

— Это не работник, а огонь! — характеризует сотрудницу управляющий ливенского допофиса. 45 лет без малого в банковской сфере. В совершенстве владеет любым электронным и программным инструментарием. С ней спокойно, ведь ревизия любого уровня проходит с чистыми актами на выходе.

— Меня вызвали в Орёл в 5 вечера во время страшной грозы, — рассказывает Татьяна Ивановна. Приехала — у «ближнего круга» директора застолье. Стала пред «ясные очи», а Шихман говорит, что, мол, пенсионерка должна была давным-давно сделать вывод и уйти на покой. Не уйдёшь — прямо сейчас аттестацию устроим. Не позволил даже два месяца доработать, чтобы могла получить льготную пенсию. Не посмотрел, что за безупречную службу и заслуги перед «Россельхозбанком» в 2013 году награждена медалью и Памятным адресом. В шоке от услышанного, я написала заявление по собственному желанию. А после увольнения изменило прежде крепкое здоровье: упала в обморок и сломала руку.

Следующим оказался главный экономист допофиса Руслан Ильичёв. Вроде не такой уж и «динозавр», далеко не пенсионер — проработал 7 лет, имеет два высших: экономическое и юридическое образование. «Он всё время занимался кредитной работой. Знает нашу клиентуру на пять баллов», — рекомендует сотрудника управляющий Шолохов.

— В феврале прошлого года дошла очередь и до меня, — вспоминает Руслан. — Директор филиала сразу огорошил: дескать, хочу поговорить, «как мужчина с мужчиной», и предложил написать заявление на увольнение. Даже интересно стало: в чём тут дело? Попросил выяснить это статусных людей. Депутату облсовета Николаю Потапову была озвучена версия, что ко мне есть вопросы по безопасности. Депутату Госдумы Василию Иконникову сообщено, что в новую команду директор меня не берёт по той простой причине, что я ему… не нравлюсь. После этого начались проверки по тем «досье», которые я веду, и особо пристально по агрофирме «Коротыш».

Опытному экономисту Ильичёву было устроено 7 аттестаций. В конце концов тот письменно заявил, что очередную проходить не будет, пока комиссия во главе с директором филиала сама не будет аттестована. С этим анекдот: Михаил Шихман и ряд его заместителей — не уверен, но говорят — провалили свою, устроенную им Москвой по вопросам службы контроля аттестацию. А Ильичёв после череды замечаний и выговоров намерен обращаться в суд.

Ура, мы ломим,
гнутся шведы!

Чем провинился старший специалист службы безопасности ливенского допофиса Сергей Черных, как хорошо осведомленный и полный сил секьюрити оказался в «декретном» отпуске — это особая песня. Начать придётся издалека. Есть в Ливенском районе чудак-иностранец — швед Ярл Матиассон, который решил заняться агробизнесом в российской глубинке. И, что удивительно, бизнес пошел «на ура». Тогда задумался швед о его расширении. А для этого необходима земля. Она была рядом, да ещё и невостребованная. Это паи, которые перешли по наследству, но на которые крестьяне не оформили право соб­ственности. Наивный швед создал конторку, что помогла наследникам стать полноценными собственниками, и после этого предложил им продать свои паи по 40 тыс. рублей за штуку (в среднем около 7 га). Договоры оставалось зафиксировать в Рег­управлении, и сделка вступила бы в законную силу.

Но пострадали интересы ливенского инвестора, негласного владельца многих агрофирм в разнообразных районах Орловщины, мелькомбината, сахзавода и даже ЗАО по добыче железных руд Сергея Ивановича Бутова, который предпочитает не светиться на публике.

Раньше его агрофирма «Ливенское мясо» попросту обрабатывала невостребованный клин, ничего никому не платя, а теперь господин Бутов решил не отдавать русскую землю на поругание шведу. Поэтому увеличил покупную цену до 80 тыс. за пай. Понятное дело, россияне кинулись к новому благодетелю, оставив шведа «с носом», а последний бросился чуть ли не в посоль­ство за защитой. Не знаю, была ли нота протеста, но земля в «чужие» руки не ушла.

А вот здесь-то и начинается собственно банковская история. Существует секретное письмо главному начальнику службы безопасности ОАО Россельхозбанк», кажется, генерал-лейтенанту Андрею Барабанову. В нём — номера договоров, банков­ских ордеров и платёжных поручений. Если верить изложенным там фактам, то это информационная бомба: в самом конце осени прошлого года орловский филиал «Россельхозбанка» открывает кредитную линию ООО «Ливны-Сахар» на сумму более 180 млн. рублей. Кредит льготный и целевой — на приобретение оборудования. При этом более 38 млн. рублей, как утверждают знающие люди, выделяются незаконно — в нарушение банковских инструкций.

Так вот, это предприятие перегоняет другому предприятию — ООО «Коротыш» более 27 млн. руб. якобы за свеклу. ООО «Коротыш», заимев деньги, перегоняет их в третье предприятие — ООО «ЛивныИнтерТехнология», но уже за объём зерна, которого никогда у предприятия в таком количестве не водилось. А затем деньги пускаются на погашение кредитов, взятых в других банках (например, в казанском банке «Заречье»), на приобретение паёв у ливенских крестьян. Надо отметить, что все вышеперечисленные сельхозпредприятия принадлежат одному лицу — уже знакомому нам господину Бутову. Стоит обозначить, что кредит получен льготный, хотя таковым быть не должен ввиду специфики его использования. Более того, об этих сделках должен быть уведомлён Росфинмониторинг, чего, конечно же, сделано не было.

Но вернёмся к нашим «динозаврам». В самый разгар «русско-шведской» войны в Ливны мирить стороны приехал тогдашний руководитель аппарата губернатора Игорь Гармаш. Синхронно секьюрити Сергею Черных из регионального филиала «Россельхозбанка» последовало указание: сделать диктофонную запись и чуть ли не установить «прослушку» на гостя. Из соображений разумной осторожности тот категорически отказался этим заниматься.

— На третий день мне позвонили из Орла: к 12 часам срочно явиться в кабинет зам. директора, — объясняет Сергей. Там ждали мои непосредственные отцы-командиры: начальник службы безопасности филиала Валерий Садовский и его зам. Сергей Фёдоров. «Ты нарушил указание самого генерала Барабанова из Москвы, уволен!». «Неужели у столь высокого должностного лица, имеющего прямые выходы на ФСБ, есть нужда в записи каких-то разговоров Гармаша», — засомневался я и связался с управляющим допофиса. По счастью, Шолохов находился в Орле — ставил служебный автомобиль на ТО. Он прямиком пошел к директору филиала и заявил, что это прессинг, что по работе к Черных никаких претензий нет. «Не было, так будут — уволим по статье!» — пригрозил Шихман. У меня младенец сын. Пришлось уговорить жену выйти на работу, а самому взять отпуск по уходу за ребёнком на полтора года…».

Абсурд опровергнуть невозможно?

После того, как опытнейшие «динозавры» во главе с Анатолием Шолоховым проявили столь зверскую строптивость, руководству орловского филиала ничего не осталось, как опасные документы по кредитованию ООО «Коротыш» из ливенского допофиса изъять, а кадры хорошо зачистить. Дошла очередь и до самого управляющего. Прицепились, например, почему Шолохов без обязательного разрешения на аудиенцию по е-мейлу появился в кабинете директора в рабочее время. Или еще хлеще: слишком быстро — за 2,5 минуты — подсчитал деньги и опечатал кассу, что зафиксировало видеонаблюдение!

Окончательная коса на камень нашла по причине коллективной жалобы сотрудников допофиса на притеснения в адрес правления «Россельхозбанка». Показатели управленческой отчётности служба безопасности филиала, куда жалобу перенаправили, почему-то отнесла к категории коммерческой тайны. А поскольку «тайна» таким вот занятным образом была «разглашена» лично председателю правления банка Дмитрию Патрушеву, управляющий допофиса был вызван к директору орловского филиала, где ему предложили уйти. Этот абсурд Шолохов решил не терпеть и подал исковое заявление в ливенский райсуд. А потом с гипертоническим кризом попал в больницу. Выйдя на работу, обнаружил ещё два выговорешника и приказ об увольнении по статье.

Автор сих строк попытался попасть на заседание суда. Кроме того, следуя принципам журналистского профессионализма, настойчиво просил сторону ответчика озвучить свою позицию. Зам. начальника юридического отдела филиала «Россельхозбанка» Анатолий Шпилёв и старший юрисконсульт Анатолий Антипин от комментариев отказались. А заседание ходатайствовали объявить закрытым. Судья Галина Семёнова, сомневаясь в доводах насчёт коммерческой тайны, которой якобы коснутся в ходе процесса, всё же для журналиста дверь закрыла.

Говорят, младое племя, набранное Михаилом Шихманом, показывает полную несостоятельность в судебном споре с «динозаврами». Путается в банковских терминах, уже отказалось от доводов по поводу нарушения управляющим Шолоховым банковской тайны. На фоне точных, исчерпывающих аргументов истца выглядит бледно. Но зато юристы филиала ведут запись заседаний, наверняка для отчета «Бонапарту». Вот бы это аудио запросить и головному офису! Тогда бы и в Москве увидели уровень компетенции тех, кто разгоняет, и того, кого разгоняют в орловских структурах «Россельхозбанка».

Леон Коленвалов.

P. S.: План первого квартала 2014 года по кредитованию сельхозпроизводителей в обезлюдевшем (ушло 2/3 персонала) ливенском допофисе провален. На носу весенние полевые работы.

Лента новостей

самые читаемые за месяц