Банкротство — как элемент кормления?

Интерес к ситуации вокруг «Орелгортеплоэнерго», казалось бы, миновал свой пик, удовлетворившись историей с возбуждением уголовного дела против бывшего зама А. П. Козлова — В. В. Еремина, связанными с этим разного рода деталями, версиями и предположениями. Между тем за скобки, как нечто менее существенное, выводится почему-то судьба самого муниципального предприятия — тепловой инфраструктуры целого города! В «Орелгортеплоэнерго», с «Орелгортеплоэнерго» будто ничего не происходит… Но это не так. Мы встретились с генеральным директором пока еще существующей муниципальной структуры А. И. Виноградовым, чтобы поговорить о последних новостях, имеющих отношение к теме. Разговор получился откровенным.

— Алексей Иванович, позвольте поприветствовать вас в редакции «Красной строки» как человека, ведущего героическую и почти, с нашей точки зрения, безнадежную борьбу за возврат муниципальной собственности. В отношении «Орелгортеплоэнерго» была введена процедура внешнего наблюдения и не за горами, судя по последним событиям, банкротство некогда мощного орловского предприятия. На последних событиях давайте и остановимся. Расскажите о них.

— В итоге всех наших баталий на сегодня складывается следующая ситуация. 24 мая наша организация собирала кредиторов по результатам предыдущего собрания, которое состоялось неделей раньше у мэра. Тогда было принято устроившее всех решение выработать предложения по выплате долга кредиторам — долга, сформированного «Орелтеплогазом» перед нашим предприятием из-за неплатежей по аренде. В Орловском арбитражном суде был установлен размер долга — 43,5 млн. рублей. «Орелтеплогаз» его за собой признал.
Двумя письмами за подписью г-на Е. Удалова в наш адрес были направлены предложения, чтобы данную сумму аккумулировать на неком счету конкурсного управляющего Богая. Кредиторы приняли информацию к сведению, но предложили не скапливать деньги на счету управляющего, а выработать схему непосредственных выплат кредиторам пропорционально объемам задолженности. Предложения были запротоколированы, всем разосланы, и 24-го мы вновь должны были собраться уже в «Орелгортеплоэнерго», чтобы подписать документы. Однако на встречу не прибыли ни конкурсный управляющий Богай, ни представители «Орелтеплогаза», ни представители областного правительства.

— А кто прибыл на встречу?

— Представители города — собственники «Орелгортеплоэнерго», представители налоговой службы и кредиторы — представители теплосетевой компании, «Межрегионгаза» и т. д.

— Что такое 43 млн. в структуре ваших долгов?

— 43 млн. соответствуют той сумме претензий, на основании которых у нас была введена процедура наблюдения, а с 1 июня судом может быть введена процедура банкротства. Незадолго до начала встречи мы получаем документ из апелляционного суда, гласящий, что «Орелтеплогаз» отказывается от признания своего долга и озвученных ранее соглашений.

— На совещании у мэра разговор об этом «Теплогазом» велся?

— Нет. «Орелтеплогаз» долг за собой признал и обещал его выплатить, поэтому и была организована вторая встреча на нашем предприятии для реализации договоренностей.

— Кидалово? Или, может быть, просто передумали?

— В очередной раз мы видим спланированные действия по доведению муниципального предприятия «Орелгортеплоэнерго» до банкротства, только и всего.

— Кто был от «Орелтеплогаза» на совещании у мэра?

— Заместитель Е. Удалова — И. А. Свиридова.

— Она не пришла на встречу 24-го?

— Да.

— Почему?

— Заболела.

— Как об этом стало известно?

— От представителя «Меж­регионгаза».

— А почему от него?

— «Межрегионгаз» на 50% — учредитель «Орелтеплогаза».

— Кредитор — учредитель должника… Интересно. А сам Удалов в переговорах почему участия не принимает? Уволился или в отпуске?

— Нет, не уволился, наоборот, ему продлили все его полномочия. Видел его сегодня.

— Может, следовало найти третье лицо, способное подстраховать и заменить первые два?

— Главный инженер. Но он «не в курсе» и не уполномочен этим вопросом заниматься.

— Ну а с областного правительства и объяснений-то требовать как-то страшно. Почему они не пришли? Что вообще происходит?

— Я уже сказал. Сорванная встреча — это лишь эпизод, причем не самый важный, хотя и существенный. Главное заключается в том, что собственнику имущества — муниципальному предприятию не дают тариф для ведения своей деятельности, то есть предоставления услуг населению по тепло- и энергоснабжению, хотя обращались мы по этому вопросу четырежды!

— К кому обращались, куда?

— К руководителю Управления по тарифам правительства Орловской области Жуковой. Мэр неоднократно обращался к губернатору и его замам — Парахину, Орлову с тем, чтобы «Орелгортеплоэнерго» дали возможность выполнять его прямые функциональные обязанности…

— А какими силами «Орелгортеплоэнерго» будет выполнять свои функциональные обязанности, если все его работники переведены в «Орелтеплогаз»?

— А какими силами обладал «Орелтеплогаз», когда ему в разгар отопительного сезона передавали муниципальное имущество? В «Орелтеплогазе» тогда вообще не было ничего, однако они мгновенно получили тариф, после чего в «Теплогазе» появились люди, бывшие работники «Орелгортеплоэнерго», оттуда уволенные. Сейчас нет отопительного сезона, можно спокойно получать тариф и включаться в работу. Почему мы должны ждать, когда нас обанкротят? Творится полнейший беспредел. «Орелтеплогазу» — коммерческой организации с 10 тыс. рублей уставного капитала, которая инициировала процесс банкротства муниципального предприятия и не платит городу за аренду его имущества ни рубля, создают все условия, чтобы подобная ситуация длилась и впредь!

— Тариф, напомним, упрощая, — это возможность собирать деньги за оказанные услуги, в нашем случае — по тепло- и энергоснабжению. Сейчас эти деньги собирает «Орелтеплогаз». О каких суммах идет речь?

— В среднем — о 150 миллионах рублей в месяц… Тариф, кстати, поднялся на 14,8%, но размер платы, которую «Орелтеплогаз» должен городу за аренду, не изменился. Всё касающееся тарифной составляющей, выданной госпожой Жуковой «Орёлтеплогазу», покрыто мраком неизвестности.

— В смысле?

— В том смысле, что совершенно непонятно, из чего складывается тариф, почему люди должны платить именно такую сумму, а не другую. Все зашифровано, находится за семью замками и не публиковалось. Даже на соответствующие запросы мэра госпожа Жукова не ответила.

— А что общественность там?.. Целые общественные палаты?.. Не подключаются?

— Не подключаются.

— Для совершенно неосведомленных: управление по тарифам подчиняется…

— Правительству области.

— Правительство области — губернатору.

— Проверить сегодня коммерческую организацию на предмет подготовки и готовности к отопительному сезону практически невозможно. Пример прошлого года это подтверждает. Нет ни исполнительной документации, ни сметных расчетов. Иначе говоря, деньги с населения собрали и израсходовали на то, на что хотели.

— Отматываем ситуацию назад, до того времени, как муниципальное имущество перешло в аренду «Орелтеплогазу». Ориентировочно 150 миллионов рублей в месяц поступали бы на счет «Орелгортеплоэнерго». На что бы они, помимо, понятно, зарплаты и налогов, расходовались?

— У нас есть четко прописанные составляющие тарифа, куда заложены прибыль предприятия, идущая на погашение кредиторской задолженности; программа модернизации на 250 млн. Причем это минимум, который необходим городу сейчас. А «Орелтеплогаз» заложил в прошлом году на модернизацию всего 46 млн. рублей, потратил же вдвое меньше. И при этом они добиваются от мэрии, чтобы та разрешила «Теплогазу» строить собственные котельные!

— Зачем, если они получили в аренду муниципальные?

— Вы сами отвечаете на вопрос! «Теплогаз» построит частные котельные на своей земле, муниципальные можно будет прикрыть — они со временем придут в негодность. И тогда деньги с населения целиком будут уходить в частную структуру. Такая схема: развитие частного хозяйства на деньги, собираемые с населения и за счет аренды муниципального предприятия, настойчиво подводимого под банкротство.

— У «Орелтеплогаза» была очень сильная сторона, о которой в последнее время не часто услышишь, — миллиард обещанных инвестиций.

— Если они готовы проинвестировать миллиард, чего же они не платят за аренду жалких 14 млн. рублей в месяц?

— Когда город перестал вообще получать что-либо от «Орелтеплогаза»?

— С октября прошлого года.

— А как же договор аренды? Договоры надо выполнять. Я так думаю…

— Действующего договора аренды между городом и «Орелтеплогазом» нет.

— Тем не менее, деньги за тепло с населения собирает именно «Теплогаз». И тариф, которого город безуспешно добивается от областных властей, у него тоже есть?

— Насколько я знаю, госпожа Жукова утвердила «Теплогазу» тариф на основании договора, закончившего свое действие в 2009 году. Кто ей такие права дал — загадка…

— Поподробнее, пожалуйста, про договоры.

— В процессе судебных заседаний выяснилось, что в октябре по распоряжению губернатора и под личным контролем господина Б. Коновалова была подготовлена оферта договора, 25 октября предоставленного «Орелтеплогазу». Но 27-го числа того же месяца «Орелтеплогаз» от этого договора отказался. Затем документы были официально отозваны нами, поскольку «Орелтеплогаз» отверг все наши предложения. И вдруг те же документы сказочным образом появляются в нынешнем году в качестве действующих! Нам их официально никто не передавал, их нет ни у предприятия — «Орелгортеплоэнерго», ни у собственника — городской власти. Бумаги не были одобрены собственником на собрании акционеров и не были совместно поданы в ФАС России для одобрения сделки. Ничего этого сделано не было. Налицо — грубейшая форма подлога!

— Федеральное агентство никак не отреагировало на этот факт?

— Федеральное агентство 18 апреля, по сути спустя полгода, дало сделке «добро». Есть там такой начальник управления Петросян. Диву даешься! По этому договору «Орелтеплогаз» как бы получает право аренды муниципального имущества на 10 лет… Самое интересное, что никто не реагирует. Отовсюду идут отписки, что это гражданско-правовое дело, в суде, дескать, разбирайтесь. Более того, имея на руках этот липовый договор, «Орелтеплогаз» подал на нас в суд, что мы препятствуем ему выполнять его обязательства по этому самому липовому договору!

— Заседание состоялось?

— Да. Следующее будет 30 июня, но к этому времени «Орелгортеплоэнерго» в нынешнем состоянии уже, возможно, перестанет существовать, поскольку 1 июня суд рассмотрит вопрос о введении на предприятии процедуры банкротства.

— То есть вы убеждены, что вся история с передачей имущества муниципального предприятия в частные руки, невыплатой аренды и т. д. конечной целью имела банкротство «Орелгортеплоэнерго»?

— События говорят именно об этом. Как только предприятие было передано в аренду, его долг одномоментно вырос на 62 млн. рублей.

— Каким было состояние до того?

— Оно было рабочим: 580 млн. — дебиторка, кредиторка — порядка 615 млн. Но под Новый год, после заключения договора, мы уже имели кредиторскую задолженность в 800 с лишним миллионов. В частности, «Межрегионгаз» вдруг выставил счет на шесть десятков миллионов. Если эти люди так радели о муниципальном предприятии, почему сумма не включалась в долги раньше для расчета арендной платы, с которой долги и погашаются? Вывод напрашивается один — чтобы сделать арендную плату минимальной. Следите за событиями дальше. «Межрегионгаз» подает в суд, получает иск и начинают истребовать с «Орелгортеплоэнерго» долг. Из 62 млн. мы моментально погасили 20 млн. за счет арендной платы и стеснения других кредиторов. Остается выплатить 43 млн. — то есть фактически столько же, сколько должен «Орелтеплогаз» нам за аренду. Но «Орелтеплогаз» не платит — начинается цирк с введением наблюдения. А первого числа, скорее всего, будет банкротство. Все говорит о преднамеренности. Если руководство области радеет об укреплении государственного, муниципального имущества и модернизации коммунального хозяйства, то… где мы находимся? Какими результатами оно можно по­хвастаться — банкротством городского теплового хозяйства? Четыре раза — подчеркиваю — нам отказали в получении тарифа. Четыре!
Оборот «Орелгортеплоэнерго» раньше составлял до 1 млрд. 800 млн. в год. Прибавьте новый тариф, выросший практически на 15%. Больше двух миллиардов получало бы предприятие за один год! Вопрос с кредиторами решился бы. А куда уходят деньги, собранные с населения «Орелтеплогазом»? На какие цели они тратятся? При том, что «Орелтеплогаз» с октября ничего не платит городу за аренду его имущества, подводя под банкротство арендодателя, появилась и растет задолженность самого «Орелтеплогаза» перед тепловыми сетями! Что это за схема? Что скажут наши надзирающие органы? Впрочем, известно, что они говорят, — «гражданско-правовые отношения»! Городское хозяйство бесплатно эксплуатируется частной структурой, муниципальное предприятие уничтожается, господа Парахин и Орлов пишут про «гражданско-правовые отношения», про то же пишет Жукова, тариф не дают, в самостоятельной деятельности «Орелгортеплоэнерго» отказывают — всё нормально, все хлопают в ладоши…

— Парахин и Орлов — высший уровень общения с областной властью по данному вопросу?

— Раньше был Коновалов, но теперь его от этой истории отодвинули.

— У вас не складывается впечатления, что вы не понимаете государственной политики? Если абсурд запределен, должна быть какая-то сакральная логика. Может, муниципальные предприятия НУЖНО банкротить? Может, это возврат к системе «кормлений», только в новой экономической формации? Куча контролирующих структур, армия государственных чиновников — и никакой реакции.

Мы будем внимательно следить за судьбой муниципального предприятия. В истории пока еще не состоявшегося банкротства «Орелгортеплоэнерго» действительно очень много странного. Есть много вопросов, на которые мы бы хотели получить ответы.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц