Красная строка № 2 (308) от 23 января 2015 года

Беседа с нарушителем покоя

Депутат Орловского горсовета Владимир Симонов резко отличатся от многих своих коллег и вообще чиновников, считающих, что главное в жизни — сидеть на попе ровно, а остальное приложится. В. Симонову не сидится, чем он приводит в раздражение местный «истеблишмент». Депутат то и дело становится эпицентром скандалов, заставляющих его оппонентов отрывать зады от стульев и даже кресел. Недавно герой этого материала подал в суд на главу администрации г. Орла Михаила Берникова, который, по мнению истца, увязал активность депутата с денежным вознаграждением, которое тот якобы получает. Не дожидаясь повестки, М. Берников, правда, через свою пресс-службу пояснил, что имел в виду законные выплаты, которые ежемесячно получает через кассу каждый депутат горсовета. Однако В. Симонов этим квази-извинением не удовлетворился, резонно рассудив, что активность прочих депутатов М. Берников с их денежным содержанием почему-то не увязал. Словом, суд состоится.
Но это не единственная тема, которая нас заинтересовала. В. Симонов возглавляет при горсовете комиссию по расследованию фактов законности отчуждения муниципальной собственности, которую журналисты, обнажая суть явления, для краткости тут же обозвали антикоррупционной. Одновременно тот же человек руководит общественным движением «Народный ЖКХ контроль» — и тоже неформально. При таком подходе всегда есть какие-то результаты, хотя бы промежуточные. Об этом и поговорили.

— Владимир, вы неоднократно заявляли на заседаниях горсовета, что стремитесь отправить М. Берникова в отставку как не справляющегося со своими обязанностями. Было бы странно, если бы Михаил Юрьевич не сорвался. Но что все-таки послужило формальным поводом к обвинению в ваш адрес?

— На заседании горсовета, когда речь шла о пополнении бюджета, а сегодня едва ли не главным источником дохода стала продажа муниципального имущества, я заметил, что продавать городское имущество нужно грамотно, и напомнил историю с продажей четырех муниципальных котельных за 4 млн. рублей. Семьсот пятьдесят квадратных метров с прилегающей территорией и со всем оборудованием ушли, принимая во внимание реальную стоимость объектов, фактически даром. Берников мне ответил, что знает — мне платят за мои выступления, с чем он меня и поздравляет. Я попросил собрать комиссию по урегулированию конфликтов интересов. Есть в администрации такой орган, который рассматривает споры между чиновниками, депутатами и чиновниками.

— А кто туда входит?

— Председателем комиссии, которая собралась по моему обращению, был А. Левковский, членами — С. Ступин, М. Верижников, Р. Дубровская, два человека из Академии госслужбы (кандидат юридических наук и кандидат политических наук) и представители администрации. Заседание прошло без моего участия, а меня уведомили, что ничего предосудительного, по мнению членов комиссии, М. Берников в мой адрес не произнес. Меня возмутило, почему на заседание этой самой комиссии меня не пригласили, ведь я — заявитель. Высказал свое негодование С. Ступину. Он спросил: «А ты что, не доверяешь членам комиссии?». Я ответил: «Конечно, нет!».

Состоялось второе заседание, на которое я пришел с журналистом Д. Волиным. Его сразу выгнали, объявив, что заседание закрытое. В каком законе это написано? Словом, я остался один, изложил свои аргументы, сослался на законодательство о муниципальной службе. Чиновник не вправе критиковать и высказывать оценочные суждения в адрес вышестоящего органа. А для М. Берникова таковым органом является город­ской Совет, членом которого я являюсь, поскольку М. Берников — глава администрации — работник по договору и подчиняется горсовету в лице его председателя С. Ступина. Я сказал, что М. Берников меня оклеветал и должен за это ответить. С. Ступин заговорил о Чуковском и каких-то тараканах, А. Левковский предложил «прекратить этот балаган», комиссия подняла руки и проголосовала за свое прежнее решение.

Я расценил это как издевательство и подал на М. Берникова в суд. Постоянное покрыватель­ство руководством Совета своего наемного работника М. Берникова меня, честно говоря, достало! Все острые вопросы постоянно замыливаются. Как в случае с вырубкой деревьев в городском парке, помните? Все протесты общественности, даже озвученные на горсовете, в пар ушли. Тогда (как председатель антикоррупционной комиссии) я написал запрос в областную прокуратуру. Мне пришел ответ, что прокуратура по этому делу выходит с иском в суд. Во-первых, по факту бездействия администрации города при уходе за зелеными насаждениями — парк является объектом культуры; во-вторых, прокуратура оспаривает протокол комиссии, куда будто бы вошли специалисты, которые и приняли решение, что деревья угрожают жизни людей, и поэтому их нужно спилить, на что ссылается М. Берников. Будет оспорен протокол — и вырубка деревьев будет признана незаконной. Только почему общественно значимые темы больше интересуют прокуратуру Орловской области, чем Орловский городской Совет и его руководство? Вообще, прокуратуре нужно отдать должное, она оперативно реагирует на самые острые вопросы.

— Какие, например? Помимо того, что уже озвучили, и на своем личном опыте.

— Пожалуйста. К нам, в «Народный ЖКХ контроль» обратился человек, поднимающий проблему, которая может вылиться в серьезное административное и даже уголовное дело. Речь идет о том, что при разработке одного из карьеров в Орловской области серьезно занижаются данные о выработке, что, понятно, влечет и занижение налоговых отчислений. И. Полуэктов дал поручение разобраться и взял дело под личный контроль.

Другой пример. Существует такая организация — ООО «Орелтеплоцентр», которая обслуживает котельные. С 2009 по 2012 год газовики поставляли в дома, обслуживаемые «Орелтеплоцентром», газ по расценкам, применяемым для промышленных предприятий, то есть дороже, чем следовало. В итоге, после заявления жителей, обращения прокуратуры и решения Арбитражного суда газовщики сделали перерасчет и вернули порядка 8 млн. рублей «Орелтеплоцентру», который, в свою очередь, тоже был должен сделать перерасчет и возвратить эти деньги жильцам. Часть, действительно, вернул, но только часть, причем, малую. А затем в ООО «Орелтеплоцентр» сменилось руковод­ство, структура перестала обслуживать прежние дома, а заодно и прекратила возвращать долги. Обращение жителей микрорайона «Наугорский», а это тысячи квартир, направленное в «Народный ЖКХ контроль», я передал прокурору области. Иван Васильевич Полуэктов дал приказ своим подчиненным срочно разобраться в ситуации и принять меры в отношении структуры, игнорирующей решение суда.

— Коль заговорили о «Народном ЖКХ контроле», то скажите, как люди вас находят, широкой рекламы у движения ведь нет.

— У нас есть сайт, мы присут­ствуем в соцсетях, листовки с номерами наших телефонов расклеиваем у подъездов на досках объявлений, чтобы люди обращались, если возникают какие-то проблемы.

Недавно случилась любопытная история. Мне как руководителю «ЖКХ контроля» написали даже из Крыма, попросив проконсультировать или поделиться наработками по созданию ТСЖ. Там же законодательство изменилось — было украинское, а стало российское. Реально ситуация такова, что люди законов не знают. Мой знакомый адвокат даже поехал в Крым, поскольку там дефицит специалистов, разбирающихся в российском законодательстве. Я ответил. В конце честно заметил, что готовых решений, гарантирующих успех, — нет, поскольку в данном деле абсолютно все зависит от жильцов конкретного дома или даже подъезда. Нужно ходить и все объяснять каждому в отдельности и всем вместе, это очень тяжелая работа. Заодно предупредил, основываясь на личном опыте, чтобы мой новый крымский знакомый был готов к тому, что всегда найдется определенный процент людей, которые, вне зависимости от того, что вы делаете, будут убеждены, что делаете вы это потому, что корыст­ны, ибо ничем другим вашу подозрительную активность не объяснить. Думаю, этот совет пригодится, чтобы не наступало разочарование и не опускались руки.
Словом, по-разному нас находят.

— Кампания по предстоящему лицензированию управляющих компаний не должна оставить вас как общественника равнодушным.

— Конечно. Я собрал необходимый пакет документов и хочу поучаствовать в работе комиссии. Объясню, почему. Половина членов комиссии по лицензированию — это чиновники. Это, конечно, тоже важно, но чиновники редко бывают «в полях», если вообще бывают. А наше движение варится каждодневно в этих проблемах.

— Пожелаю вам не растерять напора и делового настроя. С М. Берниковым не пойдете на мировую?

— Ни в коем случае!

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц