Красная строка № 13 (319) от 10 апреля 2015 года

Бессистемный разговор с несистемным Симоновым о системе

Как не бывало нескольких лет! Глядишь — и выборы. Так мы и без подведения итогов можем остаться, ищи-свищи потом этих депутатов!

Облсовет так усыпляюще на меня воздействует, роль этой ассамблеи в судьбе Отечества настолько определенна, что и трогать не буду, боюсь — задремлю. Горсовет — совсем другое дело. Он только учится стать парламентом, лишь равняется на старшего облсоветовского брата, поэтому в строю нет-нет да и мелькнет живое человеческое лицо. А некоторые настолько живы, что впору смирительную рубашку надевать! Этих я особенно люблю.

Казалось бы, вот тебе счастье — оклад, пиджак и послушание. Ни-че-го от тебя не требуют, сиди тихо, смотри кротко, ходи гордо да голосуй солидарно. Сложно, что ли? Нет. И все равно выбиваются из общего ряда, рожи корчат.

Великим оставим их величие. Нас забудут, а лучшие орловские парламентарии войдут в аналы. Уже вошли. Там тепло и не дует. А кто-то по глупости своей упирается и не хочет в эти самые аналы даже заглядывать. Противно там, говорят, в аналах-то…

Неразумные. Не понимают, что долго на свежем воздухе не проживешь, прохватит сквознячок и успокоит, рано или поздно, на веки вечные.

Но есть и в этих несистемных, неуправляемых людях что-то привлекательное. Как в глупом ребенке из сказки, помните, крикнувшем по своему неразумению, без пиетета, не подумав ни о стабильности политической системы, ни даже об элементарном уважении к царствующей взрослой особе: «А король-то…». Дальше и вовсе неприлично.

Мальчишку потом, конечно, прилюдно в назидание остальным выпороли, но говорил он, в общем-то, дело. Главное, к речи парень не готовился. Увидел и сказал. Есть в этом что-то… притягательное. Поэтому прощание с Орловским горсоветом (сколько ему еще осталось…) я решил обставить просто, по-домашнему. Пригласил в гости проходившего мимо с транспарантом депутата В. Симонова, одного из тех немногих, что не желают жить в аналах, и просто, по-свойски спросил:

— Владимир, когда вы, наконец, встроитесь в систему? Когда вы повзрослеете? Или вы по-прежнему тешите себя иллюзиями и надеетесь на какую-то принципиальность оппозиции?

Владимир ответил. И получилась у нас с депутатом Орловского горсовета задушевная беседа, которую я даже править не хочу. Сократить, конечно, сокращу, а причесывать не стану. Постоим лучше на сквозняке, чтобы, не ровен час, не приблизиться к аналам.

В. Симонов: — Если всем молчать, то ничего хорошего из этого не выйдет. Кому-то нужно и говорить, тем более что у горсовета после перераспределения полномочий в пользу области иных полномочий, по сути, не осталось. В споре рождается истина, а…

— В споре с либералами истина умирает, есть такой афоризм. Чего вы хотите добиться, какую истину родить?

— Да немного я хочу. Экономическая ситуация в стране, области и городе ухудшилась, поэтому я предложил руководству Совета проявить социалистическую сознательность и сократить свои непомерные зарплаты.

— Кому вы предложили проявить социалистическую сознательность?

— Мэру С. Ступину, его заму М. Верижникову, другим замам…

— С. Ступин не то что беспартийный, он даже не социалист. А М. Верижников, как известно, исключен из КПРФ.

— Зато все состоят во фракции КПРФ — и С. Ступин, и М. Верижников, и второй его зам. А. Левковский. А два зама-едроса пусть другую сознательность проявят.

— Действительно! Почему сознательность обязательно должна быть социалистической? Когда кризис некоторое время назад накрыл немецкий автопром, в буржуйском «Фольксвагене» никого из простых рабочих не сократили, а руководители уменьшили себе жалование и бонусы, все затянули пояса. Пусть замы С. Ступина капиталистическую сознательность проявят.

— Просто человеческую… Недавно на заседании комитета по муниципальной собственности начальник УМИЗа М. Лобов сообщил, что прибыль орловских муниципальных предприятий, по прогнозу, составит в 2015 году 3,5 млн. рублей. Такой уровень доходности означает, что муниципальная экономика практически не работает. Но при этом заместители мэра получают зарплату порядка 150 тыс. рублей в месяц (не считая ежеквартальных премий в размере оклада), а мэр — под 200 тысяч. Не сильно от этого показателя отстал и глава администрации города.

— Содержание двух замов мэра — весь выхлоп муниципальных предприятий за год?

— Да. Плюс мэр и глава администрации ездят на дорогих машинах.

— На каких?

— На «Тойотах камри».

— Хорошие машины! Напомните, сколько стоят.

— Когда покупали — по полтора миллиона каждая.

— То есть два автомобиля — еще год работы всех муниципальных предприятий города Орла в 2015-м?

— Еще есть два зама. Один ездит на «Форде», другой — на «Шевроле». «Эпика», кажется.

— А на «Шевроле» что за пролетарий ездит?

— Левковский, но ему служебная машина досталась еще от Вдовина.

— Памятник таким людям за скромность при жизни нужно ставить!

— С. Себякин — зам. на непостоянной основе — служебным водоканальским транспортом пользуется.

— Про четвертого зама, Р. Дубровскую, с вашего позволения, говорить не будем, ей и так пришлось нелегко.

— Почему?

— Когда пришел губернатор-коммунист, все, поменявшие КПРФ на «Единую Россию», перенервничали. Поначалу.

— Р. Дубровская на Совете как-то сказала, что в душе она еще больший коммунист, чем все собравшиеся.

— Мы все в душе очень хорошие люди. Продолжаем тему народного заступничества и эффективного менеджмента. Что там с вашей комиссией по проверке законности и эффективности отчуждения муниципальной собственности? Совет еще не осудил вас за излишнюю активность? Как-то слишком серьезно вы взялись за дело.

— Был на Прокуровке, жаль, не сфотографировал плакат, весь разодранный и оплеванный: «Северная-2» — территория порядка». Никто почему-то не говорит, что в учредителях этой управляющей компании был МУП ЖРЭП (Заказчик). Все, кроме МУП ЖРЭП, из состава учредителей «Северной-2» вышли, а долги оставили. И кто теперь по ним будет отвечать? Отвечать будет МУП ЖРЭП (Заказчик). Схема вкратце: некто создает структуру, перепродает ее, деньги оставляет себе, а долги дарит бюджету разных уровней. Городская власть — осознанно или нет — в этой схеме поучаствовала.

— В комиссии работали вы — председателем, А. Рослов — секретарем. Депутат И. Федоров был на заседаниях дважды, депутат К. Федотов ни разу… Владимир, может, вы больны?

— Ну да… Не высовывайся — и будешь в шоколаде. Многие так и живут. Вопрос в мотивации. С другой стороны — у всех проблемы. Люди боятся. Хотели бы рыпнуться, да опасаются. Поэтому нас такими и показывают — бегают какие-то шальные, угорелые. Это понятный ход. Так удобно. В облсовете — вообще тишь да гладь, бла-бла-бла, Дом Лизы Калитиной, сохранение традиций. А в это время на «Ботанике» автомобильная дорога, в которую еще вчера вбухали кучу бюджетных денег, рассыпается на глазах. Кто-нибудь говорит об этом?

— Владимир, вы понимаете текущий политический момент?

— Похоже, что нет.

— Ваша проблема в том, что вы не в системе. Фракция — в системе. КПРФ — в системе. «Единая Россия», помните, была в Орловской области такая партия, в подполье сейчас, — в системе. А вы — нет.

— Я думаю, что болото нужно шевелить, нужно кидать в него камни. Тогда какие-то темы и будут всплывать. Не все, конечно, но хоть какие-то.

— То есть вы не думаете, что, кидая в болото камни, можете ушибить каких-нибудь уважаемых людей. И продолжаете упорствовать в заблуждении. Вам, я слышал, уже предложили выйти из коммунистической партии Российской Федерации?

— Было дело.

— Кто предложил, если не секрет?

— Фамилию не буду называть. Наш бонза партийный, городского звена. Встретился со мной, вопросы задавал, предложил написать заявление о выходе.

— А чем ваш руководитель был недоволен?

— Активностью, не согласованной с «линией»…

— А в чем эта линия? Где ее можно посмотреть?

— Линия — в дружбе и неконфликтности по отношению к политическим оппонентам.

— А как это сочетается с оппозиционностью? Бонза не объяснил? Или тут нужно искать диалектику?

— Я предложил бонзе, если курс взят на бесконфликтность, самому написать заявление о вступлении в «Единую Россию». И проблем не будет. Это вообще песня! Даже наш беспартийный мэр дает оценки моей партийной деятельности.

— Но я знаю, что в КПРФ, в Орловской области, существует внутрипартийная оппозиция, уж она-то борется по-настоящему!

— Ни с кем она по принципиальным вопросам не борется.

— То есть эти товарищи системны в своей оппозиционности, просто хотят занять места тех, кто эти места сейчас занимает?

— Да. Хотят есть их пайку. Их скудную пайку…

— Да как сказать… Ни фига себе — скудную…

— А в областном совете — еще больше!

— Мне одно интересно: что сначала произойдет — проснется социалистическая (вариант — капиталистическая) совесть или сначала вас из КПРФ вышибут?

— Надеюсь, что совесть проснется.

— Коллективное покаяние, слезы, братание…

— Меня как горожанина вполне устроило бы, если бы мэр сократил трех заместителей. Оставив одного.

— И вполовину урезал ему зарплату. А потом и себе!

— Не надо вполовину, хотя бы на треть. Понимаю, государственные служащие ограничены в заработке, но нужно же как-то быть ближе к народу! У многих зарплата — «десятка». А у кого-то — и восемь тысяч.

— А кто-то и вовсе без работы.

— Беда в том, что зарплата чиновников — как высших, так и низших, не привязана к экономике. Если все муниципальные предприятия Орла не могут прокормить двух замов мэра, оставьте им для начала один на всех служебный автомобиль.

— Или заключите льготный договор с такси. С «Логанами»!

— Можно и так. Все должно плясать от экономики, это не мое изобретение. Должна существовать жесткая социальная формула. Допустим, мэр получает не больше пяти размеров средней зарплаты в городе. И далее — по нисходящей. Только тогда чиновники начнут работать на благо общества. Другого способа их мотивировать нет.

— Да есть способ их мотивировать, но он груб. А то, что вы предлагаете, — утопия. Подрывные мысли, почти призыв к революции. Не удивительно, что коллеги вас одергивают. В любом случае, спасибо за беседу. Не могу сказать, что я любил Орловский горсовет. Но в нем, слушая дискуссии, любуясь кроткими взглядами или горделивой походкой парламентариев, я провел несколько незабываемых минут (томительные часы опускаем). Все лучше, чем спать на облсовете.

С депутатом Владимиром Симоновым разговаривал Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц