Красная строка № 18 (324) от 22 мая 2015 года

Брат-3, или Очередной «скелет в шкафу»?

Публичные политики — это люди, у которых такое понятие, как частная жизнь, по определению отсутствует. Во всяком случае, если человек является личностью общественной, имеющей определенную власть, облеченной доверием, то его избиратели или подданные должны знать о нем все. И о его семье — тоже. И информация эта должна быть открытой, доступной, а не выскакивающей по ходу дела. Желательно, чтобы люди, которые поставлены перед выбором: доверять или не доверять некоему гражданину тот или иной пост, могли оценить его не только по чьим-то рекомендациям, но и самостоятельно анализируя объективную информацию. Наши земляки такой возможности были лишены.

У Вадима Владимировича Потомского большая семья, что само по себе, в общем-то, неплохо. Но почему-то информация о членах этого семейства была несколько однобокой. Покойный отец будущего губернатора был обозначен как «преподаватель, военный пенсионер». Но о его предпринимательской деятельности и неоднократном общении с правоохранительными органами и судебными инстанциями Санкт-Петербурга и Ленинградской области скромно умалчивалось.

Сестра Вадима Потомского Любовь Владимировна упоминалась лишь вскользь, что заставляло пытливых орловчан строить различные предположения о роде её занятий и взаимоотношениях с криминальным миром. Сначала выяснилось, что она взяла на себя управление некоторыми предприятиями брата, когда он отправился «в политику». Ничего компрометирующего тут не было — обычная практика. Но вот когда в передаче Владимира Соловьева на радио «Вести FM» ведущий зачитал орловскому губернатору СМС-сообщение из Всеволожска, в котором земляк Потомского сообщал, что та самая Любовь Потомская была замужем за членом «тамбовской» преступной группировки Ильей Паршуком, Вадим Владимирович почему-то не стал брать её под защиту и что-либо отрицать.

Мы знаем (от самого губернатора), что у него есть брат Юрий Владимирович, о котором в 2012 году, когда войны на Украине еще не было, Вадим Владимирович гордо говорил, что тот — генерал украинской армии. Через два года он, пожалуй, предпочел бы, чтобы ни о каких братьях не было известно вообще, поскольку неожиданно выяснилось, что брат-генерал занимается разведывательной деятельностью под «дипломатической крышей». И деятельность эта направлена против нашей страны.

А потом не самым пристойным образом проявился не то чтобы кровный родственник — зять губернатора Артем Дайнеко, которого один из орловских предпринимателей публично обвинил в попытке «отжать» его бизнес. Сейчас зять, как говорят, скрывается в Ленинградской области и на контакты со следствием не идет, а тесть якобы прилагает все усилия для локализации конфликта.

Здесь самое время процитировать речь самого губернатора. Нет, не о семье, а о его ближайшем окружении. Вот что он говорил в программе «Вечерний гость» телекомпании «Истоки» 24 февраля этого года: «Все, кто работает у меня в правительстве Орловской области, лично мною приглашены. Особенно уровня заместителей. Андрей (имеется в виду Андрей Ёрш, которого задержали в рабочем кабинете и этапировали в Архангельск по обвинению в крышевании подпольных казино. — Ред.) работал в милицейских, в полицейских структурах в ОБЭПе. По экономическим направлениям. По соображениям, что организация в которой он работал, «Орелгосзаказчик», через нее проходит колоссальное количество бюджетных денег, я и пригласил его как специалиста, чтобы никуда эти всевозможные левые варианты не ушли. Всплыла история, которая… Он мне ее не назвал. Если бы он мне ее назвал, сказал: «Старшина, так меня называли, Вадим, вот такая история, есть такой скелет в шкафу, я бы его на работу не брал. Потому что рано или поздно это где-то высветилось бы. И тогда это получило бы ту огласку, которую сейчас получило.

Что касается вот этого человека, которого я брал на дорожное управление, и выплыло, что у него там судебные приставы 25 миллионов, это я впервые узнал из средств массовой информации. Это моя вина. Моя вина, здесь ему я даже такой вопрос не задавал».

Замечательное признание губернатора! Но в этом свете любопытно, как проголосовали бы орловчане осенью прошлого года, если бы от них не были столь тщательно скрыты компрометирующие факты из биографий многочисленной родни Вадима Потомского? А сколько всего нового ждет нас впереди! Этого не знает никто. Хотя кое-что новенькое мы можем рассказать и сегодня. У Владимира Викентьевича Потомского, как следует из некролога, опубликованного 15 мая 2013 года газетой «Всеволожские вести», — не два, а три сына и дочь. Первый брат — орловский губернатор, второй — генерал украинской спецслужбы, а вот третий… О «брате–3» Вадим Потомский не упоминал ни разу, само его существование является запретной темой для губернаторских пиарщиков. Тщательно шифруется его биография, а о местонахождении в последние три года вообще ничего не известно. Очередной «скелет»?

Дмитрий Макаров.

самые читаемые за месяц