Красная строка № 28 (250) от 6 сентября 2013 года

«Бульдозерная реставрация»

Памятник — это… В зависимости от обстоятельств, уровня образованности и культурного развития у разных людей могут быть самые разные определения этого понятия, его образы и представления — от печального надгробия до величавого всадника на богатырском коне. Но сегодня наш город Орёл будоражат скандалы, связанные с памятниками истории и культуры, т. е. «достопримечательными местами, созданными человеком, или совместными творениями человека и природы.., центрами исторических поселений или фрагментами градостроительной планировки и застройки…». «Бульдозерная реставрация» исторических зданий, применяемая дремучими специалистами с подачи областного правительства, имеет признаки самоуправных действий, подпадающих под статью 243 Уголовного Кодекса РФ со всеми вытекающими последствиями для подстрекателей и исполнителей.

В связи с этим уместно вспомнить о том, что еще в феврале 1991 года коллегия Госстроя, коллегия Министерства культуры и Центральный совет ВООПИК, будучи уполномоченными на то органами, наделили наш город статусом исторического поселения России. Этот факт нашел свое отражение и в главе VIII областного Закона «Об объектах культурного наследия, расположенных на территории Орлов­ской области», в которой записано: «В соответствии с федеральным законодательством к историческим поселениям на территории Орловской области относятся города: Орел (1566 г.), Болхов (1556 г.), Дмитровск-Орлов­ский (1782 г.), Ливны (1586 г.), Малоархангельск (1778 г.) , Мценск (1146 г.), Новосиль (1155 г.)».

В управлении архитектуры и градостроительства имеется разработанный Ленинградским институтом проектирования городов «Проект детальной планировки исторического центра города Орла», выполненный по заказу Орловского облисполкома. Он является неотъемлемой частью Генерального плана и обязателен к исполнению при организации и проведении любой градостроительной деятельности.

Казалось бы, законодательная база, включая Положение «О заповедной зоне города Орла», надежно обеспечивает неприкосновенность и сохранность объектов на территории Орловской крепости. Но смутное время наложило свой гнусный отпечаток на все. Чиновники, имеющие существенные пробелы в знаниях (очевидно, этих людей не доучили в школе), плевать хотели на историческое прошлое России. И с высоты своих «кресел» они предпринимают агрессивные попытки то навязать орловцам «Макдональдс» на пл. Поликарпова с фирменным блюдом «развалины «Родины», то по подложным документам оторвать кусок заповедной земли «на Александровском» и подарить его казанскому банку, репутация которого вызывает серьезные сомнения, и т. п.

Из той же обоймы — и события последних месяцев, развернувшиеся вокруг «детинца» древнего Орла. «Знатоки» из управления культуры, выступая от имени правительства региона, приговорили к сносу историческое здание в самом сердце города. Начальник управления А. Егорова, уверенная в том, что ее доводы трудно или невозможно проверить, вдохновенно вводила в заблуждение (чтобы не сказать — вешала лапшу на уши) депутатов областного Совета, когда утверждала, что в июле текущего года было снесено ветхое здание по улице Черкасской, 1. Но госпожа Егорова и стоящие за ее спиной «заказчики» просчитались. В секретной части управления архитектуры и градостроительства на ответственном хранении имеются планшеты Генерального плана города Орла 1989 года, на которых в масштабе 1:2000 изображена вся территория муниципального образования.

А фрагмент «детинца» исторического центра, в котором зафиксирована ситуация по состоянию на 15 марта 1999 года, уже передан в прокуратуру, и любая попытка произвести подмену будет расценена как служебный подлог с известными последствиями. В нашем случае А. Егорова допустила опасную игру с фрагментами Генерального плана, изготовленными в разные годы, и эта игра, на мой взгляд, тоже попахивает уголовной ответственностью.

Ситуация схожа как две капли воды с «Мертвыми душами» Н. В. Гоголя. Одноэтажный ветхий домик по улице Черкасской, 1 в 1999 году действительно существовал и был объектом Генерального плана на фрагменте «детинца» Орловской крепости. Этот домик при строительстве торгового центра «На Черкасской» приказал последнему долго жить и ушел в мир иной. «Умельцам» из управления архитектуры города и управления культуры области, в свою очередь, это обстоятельство позволило воспользоваться документами «мертвой души» и уничтожить часть памятника уже по улице Гостиной, 1, изображенного на фрагменте заповедной зоны в 1999 году, затем — в 2003 году и на фрагменте Генерального плана города Орла, представленного на утверждение депутатам Орловского городского Совета 28 февраля 2008 года.

В последующие годы неустановленные должностные лица при невыясненных пока обстоятельствах, без отдельного Решения городского Совета, внесли изменения и самоуправно «подчистили» Генеральный план города. Та же участь постигла и «Правила застройки и землепользования», утвержденные Орловским городским Советом в октябре 2008 года.

Кто? С какой целью? В чьих интересах? Вопросов накопилось много.

Более того, чья–то рука подготовила и выдала документы на два строения и два земельных участка, бывших единым целым до самого последнего времени. Кто произвел членение памятника истории и культуры и его охранной зоны по улице Гостиной, 1? Действующее законодательство не просто не допускает, а прямо запрещает подобные действия.

А в статье 54 Федерального закона № 73 от 25 июня 2002 года «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации» декларируется следующее: «В случае, если объект культурного наследия, включенный в реестр, уничтожен по вине собственника данного объекта.., земельный участок, расположенный в границах территории объекта культурного наследия, являющийся неотъемлемой частью объекта культурного наследия.., может быть изъят по решению суда в виде применения санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискации) в соответствии с законодательством Российской Федерации».

А. Егорова, а вслед за ней — и собственник снесенного строения клятвенно уверяют, что здание-памятник по улице Гостиной, 1 никогда не имело паспорта, в который заносятся исторические и технические характеристики объекта. Мы вынуждены были обратиться к бывшему главному инженеру Научно–производственного центра по охране памятников истории и культуры (который в 2002—2003 гг. исполнял обязанности руководителя Центра), ныне работающему в Министерстве культуры РФ. Он категорически отверг утверждения А. Егоровой и подтвердил, что указанные паспорта на все объекты в историческом центре города были оформлены и постоянно хранились в НПЦ. Правопреемником научно-производственного центра, после его упразднения, стало управление культуры областной администрации, и всю полноту ответственности за хранение указанной документации несет именно управление культуры и архивного дела Орловской области. Кстати, и управление и центр всегда располагались в здании по улице Комсомольской, 63 и никуда с этого места не съезжали. Так что все претензии направляйте к А. Егоровой, которая представляет интересы культуры и архивного дела в правительстве Орловской области, возглавляемом губернатором А. П. Козловым.

В Законе Орловской области «Об объектах культурного наследия, расположенных на территории Орловской области» еще 6 апреля 2004 было записано: «Органу специальной компетенции (управлению культуры. — Авт.) представить в Орлов­ский областной Совет список технического состояния объектов культуры, занесенных в реестр, по состоянию на 1 января 2004 года».

С той поры прошло без малого 10 лет. А вы, госпожа А. Егорова, говорите, что до сих пор паспорта на здания в историческом центре города не оформлены. Так кто же озвучивает недостоверные сведения и вводит в заблуждение депутатов и граждан? Полагаю, что всё изложенное должно стать предметом тщательного расследования и проверки со стороны правоохранительных органов.

Ю. И. Малютин,
депутат Орловского городского Совета 1 и 2 созывов.

самые читаемые за месяц