Красная строка № 41 (263) от 6 декабря 2013 года

Бюджет или путь в долговую яму?

Главным в повестке дня 26-го заседания Совета было утверждение бюджета Орловской области на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. Коммунисты выступили с резкой критикой предложенного правительством бюджета и голосовали против. Также острую полемику вызвало обсуждение в разделе «разное» сокращения стационара в Тельченской участковой больнице Мценского района. И здесь мнения разделились по партийному принципу: коммунисты протестовали, единороссы одобрили действия администрации по сокращению системы здравоохранения на селе.

Долги растут,
как снежный ком

Утверждение бюджета области — вопрос для областного Совета и для областного правительства важнейший. Как правило, в его рассмотрении принимает участие губернатор (он же глава правительства). На сей раз Козлова на сессии не было, он находился в отпуске, рядом с Музалевским сидел зам. губернатора Гармаш. Вероятно, в связи с непрекращающимися разговорами о досрочной отставке губернатора «спикер» облсовета Музалевский, как бы между прочим, бросил реплику, что «недавно разговаривал с губернатором, на следующей неделе он появится». Мол, нет причин для беспокойства.

Тем не менее, обсуждение бюджета получилось бурным, с его критикой выступили представители фракции КПРФ: Шорин, Загайнов, Мельник. Они задавали руководителю департамента финансов Щипковой вопросы по поводу немотивированных расходов на поддержку средств массовой информации. В прошлые годы, требуя деньги на «реформу» региональных СМИ, чиновники обещали сокращение расходов в ближайшем будущем, однако в реальности расходы на СМИ не уменьшаются. При том, что на социальные статьи средств не хватает.

Щипкова, мило улыбаясь, заявила, что вопрос не к ней. Пришлось к микрофону подходить начальнику (как выражаются некоторые журналисты) област­ного «министерства правды» Ивашиной. И тут общественность с изумлением услышала, что дополнительные средства крайне нужны на ремонт крыши в Доме печати. (Насколько помнится ещё со времён работы в «Орловской правде», эта крыша всё время протекает, никакие ремонты не помогают, вероятно, очень «хитрая» крыша.) А также миллионы рублей требуются на оплату «пиара» области в федеральных СМИ. Так депутаты, а заодно и общественность узнали, как зарабатываются различные областные и губернаторские «рейтинги»: чем больше денег (бюджетных) в Москву отправишь, тем выше «рейтинг».

Но вернёмся к основным цифрам бюджета: в 2014 году доходы областного бюджета составят 26,4 миллиарда рублей, а расходы — 29,4 млрд. руб. То есть дефицит бюджета составит почти 3 миллиарда рублей. Год от года растущий дефицит восполняется за счёт коммерческих кредитов, что приближает область к долговой яме. Бюджетом предусмотрен предельный объём государственного долга Орлов­ской области на 2015 год в сумме 16669 млн. рублей, на 2016 год — уже 18268 млн. руб. При этом чиновники правительства области не предлагают никаких реальных мер по увеличению налоговой базы, по развитию промышленности и экономики в целом.

Учитывая всё это, руководитель фракции КПРФ Навлев сделал заявление:

— Фракция КПРФ ко второму чтению вносила поправки в закон о бюджете. Мы предлагали увеличить дотации районам области на 5% к уровню прошлого года. Предлагалось исключить расходы на исполнение государственных гарантий в сумме 500 млн. руб. в связи с тем, что государственные гарантии в 2013 году не предоставлялись. Эти и другие предложения фракции правительством не были учтены. Поэтому фракция будет голосовать против предложенного проекта бюджета.

Судя по всему, фракция «Единой России» была готова к такому ходу событий. Сразу после заявления Навлева слово попросили бывшие учительницы, а ныне работники аппарата облсовета Гоцакова и Астахова. Они поведали депутатам, что дела в области обстоят очень неплохо. Их поддержал хозяин ларьков и киосков на Выгонке Митин. А итог выступлений представителей партии власти подвели руководитель фракции «ЕР» Вдовин и Музалевский. По их мнению, всё у нас хорошо, и бюджет нормальный. Ну, в том, что у них лично с бюджетом всё хорошо, сомневаться не приходится.

32 депутата голосовали за бюджет, против 12 и 1 воздержался. Здесь следует уточнить, что на сессии присутствовали 40 депутатов из 50. Но 5 отсутствовавших членов фракции «ЕР» передали голоса по доверенности своим однопартийцам. Очень удобно: депутата на сессии нет, он где-нибудь отдыхает, а «голос» его работает на пользу партии власти. Ещё одна привилегия!

«Вышел из доверия…»

О том, насколько велика дистанция между подготовленными в кабинетах партии власти проектами законов и реальной жизнью, показал 21-й вопрос: «О внесении изменения в статью 15 закона Орловской области «Об образовании в Орловской области». Зам. председателя комитета Гоцакова бодро доложила, что комитет его одобрил, получены все необходимые заключения. Но тут раздался голос депутата-единоросса Кретова:

— Нельзя же делать вид, что у нас всё хорошо в образовании и воспитании молодёжи! Многие депутаты, наверное, знают, что на официальном мероприятии посвящения в студенты в ОГУ, проходившем в ГРИННе, произошёл возмутительный инцидент. Так называемое посвящение превратилось в стриптиз и вакханалию, омерзительные кадры видела вся область. Молчать об этом нельзя! Мы просто обязаны заслушать отчёты тех, кто отвечает за молодёжь, студенчество и образование.

Самое интересное, что ответ­ственный за воспитательную работу в ОГУ (проректор) депутат-единоросс Боев сидел напротив Кретова, но предпочёл отмолчаться.

Тему продолжил депутат Мельник, напомнивший, что в Ливнах учащиеся пытались осквернить памятник воинам-освободителям. А по отчётам департамента образования у нас тишь и благодать.

Депутаты потребовали рассмотреть в ближайшее время вопросы воспитательной работы среди молодёжи на депутатском комитете по образованию.

Практически без обсуждения был принят в первом чтении проект закона «О порядке увольнения (освобождения от должности) лиц, замещающих государ­ственные должности Орловской области, в связи с утратой доверия». Мне почему-то вспомнилась частушка из времён 1953 года: «Как товарищ Берия вышел из доверия…». Продолжать не буду по соображениям толерантности.

Курс «ЕР» — закрытие больниц на селе

Острейшую полемику вызвало обсуждение ликвидации стационара в Тельченской больнице. Позиция фракций была очевидна: КПРФ — за сохранение учреждений здравоохранения на селе, представители партии власти (за исключением депутата Кретова) — за перевод медицины в райцентры и города.

Как ни удивительно, самыми яростными сторонниками сокращения сельского здравоохранения выступили те, кто по должности должен отстаивать эту отрасль: зам. руководителя департамента здравоохранения Бобраков и председатель комитета по здравоохранению и социальной политике Крючков (он же главврач Ливенской больницы). Первый сказал, что больные пользовались Тельченской больницей как гостиницей, второй компетентно объяснил, что больные ложатся в участковые больницы как в клуб по интересам. Нескрываемое презрение к сельским медикам, к больным старикам-ветеранам труда прорвалось в этих сравнениях чиновников. Думаю, в подготовленном заранее докладе ни Бобраков, ни Крючков такой вольности не допустили бы, а вот в полемике вырвалось… А слово, как говорится, не воробей.

Мало того, Крючков поведал депутатам, что себестоимость койко-мест в сельских больницах в 5 раз выше, чем в городских. Из зала спросили: есть ли вообще доходные койко-места? Крючков не ответил и продолжал доказывать, что лечение в сельских больницах не может по качеству сравниться с лечением в ЦРБ и в областных клиниках. Правильно, а в московских платных клиниках ещё лучше лечат, но как туда может попасть ветеран войны и труда из села Тельчье и сотен других деревень Орловщины? Крючков, наверное, не слышал, что больные в областной больнице лежат в коридорах, и происходит это именно потому, что число койко-мест в районных больницах из года в год сокращается. Крючков, вероятно, забыл, что в возглавляемой им Ливенской больнице штат врачей укомплектован лишь на 60%.

Обсуждение вырвалось за рамки судьбы конкретной сельской больницы. Депутаты Загайнов и Мельник говорили о том, что на селе идёт повсеместное сворачивание системы жизнеобеспечения, созданной за годы Советской власти. Тут не выдержал Музалевский и не без ехид­ства возразил, что по его данным ещё до 1991 года было закрыто около тысячи школ. Мне показалось, что этот упрёк адресовался именно Мельнику и Загайнову, которые к 1991 году как раз успели закончить среднюю школу. (Видимо, им повезло, школы, в которых они учились, Советская власть не успела закрыть.)

В полемику вмешался до того помалкивавший и. о. губернатора Гармаш, рассказавший, что в Хотынце под машину попал ребёнок, и скорая помощь приехала уже через час. Не все поняли, хорошо это или плохо, но позиция чиновника не вызывала сомнений: он поддерживает курс на сокращение сельского здравоохранения.

В ходе полемики Бобраков и Крючков не раз ссылались на требования президента и правительства улучшить качество работы медиков. Но никто не вспомнил слова Путина, сказанные на совещании 13 июля текущего года: «Надо признать, что в своё время в пылу оптимизации… закрыли немало фельдшерских пунктов, участковых и районных больниц. В итоге сельские жители лишились даже первичной медицин­ской помощи».

Остаётся предположить, что чиновники или делают всё вопреки указаниям президента, или руководствуются какими-то другими инструкциями власти. Во всяком случае, на Орловщине власти продолжают лишать селян первичной медицинской помощи.

Михаил Тутыхин.

Лента новостей

самые читаемые за месяц