Бывшему чиновнику сменили квалификацию

Орловское управление Следственного комитета РФ (СКР) предъявило обвинение экс-зам­преду областного правительства и бывшему первому вице-мэру Орла Василию Еремину. Ему вменяется превышение должностных полномочий при операциях с имуществом муниципального ОАО «Орелгортеплоэнерго», повлекшее ущерб для горбюджета в 44 млн. руб. Следователи значительно смягчили квалификацию действий господина Еремина, который был подозреваемым по более тяжкому составу — злоупотреблению полномочиями с ущербом в 300 млн. руб. Параллельно следователи вывели из-под удара несколько крупных чиновников, среди которых — первый вице-губернатор Борис Коновалов.

О том, что Василию Еремину предъявлено обвинение по статье «Превышение должностных полномочий» (ч. 1 ст. 286 УК РФ), вчера объявила официальный представитель управления СКР Юлия Дорофеева. По версии следствия, господин Еремин, будучи исполняющим обязанности главы Орла, отдал в аренду ООО «Орелтеплогаз» имущество муниципального ОАО «Орелгортеплоэнерго», одного из ключевых жизнеобеспечивающих предприятий города. Следователи считают, что господин Еремин сделал это по заниженной на 300 млн. руб. цене — за 14 млн. рублей в месяц. По версии следствия, примерная стоимость активов — около 600. млн руб. (рыночная — более 1 млрд. руб.). Однако этот эпизод в СКР в итоге преступлением не считают.

Господин Еремин обвиняется лишь в том, что столь невыгодной сделкой снизил платежеспособность ОАО, которое в итоге не смогло рассчитаться по 44 млн. из 68 млн. руб. кредита, взятого в 2008 году в Московском индустриальном банке. Гарантом по займу выступал городской бюджет, который летом прошлого года отдал долг банку. Именно эту сумму следователи и зачли как ущерб от действий Василия Еремина. Его единственным пособником в документах следствия значится депутат горсовета Сергей Сенин, занимавший в момент передачи имущества в аренду должность гендиректора «Орелгортеплоэнерго».

Уголовное дело в отношении Василия Еремина было возбуждено в феврале прошлого года. Следователи тогда считали преступным сам факт передачи муниципальных активов по заниженной цене. Действия господина Еремина квалифицировались как злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ). В СКР изменение обвинения вчера не комментировали.

Пока следователи вели дело, между муниципальным ОАО и арендатором его имущества разгорелся хозяйственный спор, в результате которого арбитраж доказал обоснованность назначенной господином Ереминым арендной платы за теплосетевые активы «Орелгортеплоэнерго». Вместе с тем чиновник вскоре после возбуждения дела рассказал следователям, что заключить договор аренды его несколько раз при свидетелях принуждал первый вице-губернатор Борис Коновалов. Вскоре господин Еремин был со скандалом уволен из облправительства. Источники „Ъ“ в правоохранительных органах Орловской области вчера рассказали, что господа Еремин и Коновалов встречались на очной ставке, в ходе которой последний заявлял, что, несмотря на поручение главы региона Александра Козлова курировать ситуацию на муниципальном предприятии, «лишь краем уха слышал на совещаниях» о том, как идут переговоры мэрии и «Орелтеплогаза». Новая квалификация дела не только сильно облегчила обвинение Василию Еремину, но и вывела из числа возможных подозреваемых сразу нескольких действующих крупных чиновников, включая и господина Коновалова.

Тем не менее у обоих обвиняемых по-прежнему остаются вопросы к следствию. «Арендная плата, по которой имущество было передано „Орелтеплогазу“, выше быть не могла. Ведь стоимость обосновывалась тарифной госполитикой, степенью износа имущества и целым рядом других факторов. А кредит был привлечен с согласия городского Совета, депутаты которого тогда не видели в нем ничего незаконного», — считает адвокат Милена Мирошниченко, представляющая интересы Василия Еремина. А Сергей Сенин увидел в действиях следователей политику: «Никому из хозяйствующих субъектов дальнейшая раскрутка этого дела больше не нужна. Кроме того, есть целая масса документальных свидетельств того, что я закон не нарушал. Видимо, кому-то не нравится, что я имею депутатский мандат от КПРФ и расставаться с ним не собираюсь».

Борис Коновалов вчера был недоступен для комментариев. Руководитель пресс-службы регионального правительства Марина Ивашина на звонки „Ъ“ не отвечала.

Адвокат Станислав Рывкин считает, что обратная переквалификация дела практически невозможна. «Злоупотребление полномочиями и их превышение исключают друг друга. Но обе статьи по факту оставляют судьбу обвиняемых в распоряжении судьи. В первом случае следователям надо было доказать, что Еремин действовал из корыстных мотивов, определение которых по соответствующему постановлению пленума Верховного суда РФ варьируется от денежной заинтересованности до карьеризма. Во втором случае речь идет о самой сложной для доказательства вещи — прямом умысле обвиняемого», — отметил господин Рывкин.

Всеволод Инютин.
«Коммерсантъ» (Воронеж),
№ 36 (4818), 29.02.2012 г.

Комментарий,
данный «Красной строке»
адвокатом В. В. Еремина — Миленой Мирошниченко

— Год назад дело в отношении В. В. Еремина было возбуждено по ст. 285, ч. 3 УК РФ за незаконную, по мнению следствия, приватизацию ОАО «Орелгортеплоэнерго» и незаконную, по мнению того же следствия, передачу В. В. Ереминым в адрес «Орелгортеплоэнерго» имущества на сумму свыше 1 млрд. рублей. Поскольку 285-я статья обязательно предполагает корысть, личный интерес, то этот личный интерес следствие пыталось усмотреть в том, что В. В. Еремин из каких-то своих дружеских соображений стремился угодить гендиректору «Орелтеплогаза» Е. М. Удалову…

Незаконность приватизации «Орелгортеплоэнерго», незаконность передачи в его уставный капитал имущества, основанные на корыстной заинтересованности; незаконность, как следствие, подписанных В. В. Ереминым постановлений доказать следствию так и не удалось. И в результате 285-я статья сама собой стала рассыпаться.

А 286-я статья сформулирована таким образом, что корыстный интерес доказывать не нужно. Достаточно того, что чиновник причинил кому-либо ущерб. Получается, что надо найти ущерб.

Его искали таким образом: есть договор аренды, нужно обосновать, что арендная плата в этом договоре занижена. Целый год, как я полагаю, разыскивали экспертов, которые смогли бы это сделать, рассчитать, какой следует быть арендной плате. Не нашли. Следователь объяснил мне, что эксперты, которые брались за работу, требовали слишком большую сумму — чуть ли не 500—600 тысяч рублей. Экспертиза же оплачивается из бюджета судебного департамента…

Найти удалось через год. Причем, к огромному нашему удивлению, в Орле. Мы-то полагали, что привлекут специалиста, имеющего опыт работы в данной сфере, умеющего анализировать договоры, которые имеют отношение к теплоэнергетике, оценивать размеры аренды и тарифную политику. Однако экспертом оказалась руководитель одной из местных аудиторских компаний, вообще никогда не занимавшаяся подобными вопросами.

Мне самой было интересно разобраться: арендная плата в 14 млн. — действительно неадекватна или она законна? Изучив документы, представленные управлением по тарифам в рамках еще дела Золотарева, объясняющих, как рассчитывались тарифы «Орелтеплогаза» в 2010—2011 годах, я пришла к выводу, что арендная плата больше 14 млн. быть просто не могла. Больше в тарифы включить нереально. Нельзя!

Округленно, но близко к действительным цифрам: в месяц «Орелтеплогаз» собирал с населения порядка 100 млн. рублей. Из них 80 млн. шли на газ, свет, электроэнергию, а оставшиеся 20 млн. расходовались на зарплату, налоги и ту самую аренду. При расчете ее уровня управлением по тарифам была проведена огромная работа. Не существует ни доказательств, ни документов, ни каких-то иных расчетов, убеждающих, что аренда могла и должна быть больше.

…Дело, которое возбудили против В. В. Еремина год назад, и то, которое мы рассматриваем сегодня, — это ведь совершенно разные дела. И разница не только в статьях и фигурантах (их, кстати, было четыре, а осталось два), разница — в существе.

В новом постановлении о привлечении В. В. Еремина в качестве обвиняемого размер арендной платы, являющийся, на взгляд следствия, правильным и законным, вообще не упомянут, о нем нет ни слова. Когда В. В. Еремин мне говорит: «Милена Васильевна, вы, как адвокат, разъясните мне существо предъявленных обвинений; какой договор — с каким размером арендной платы должен был быть подписан?», то я не могу ответить на этот вопрос. В постановлении об этом — ни слова.

А говорится в нем о том, что арендной платы, которая предусмотрена договором, не хватило, чтобы заплатить банку 44 млн. Догадайтесь, мол, сами, какая аренда должна быть заложена в договор.

Пока я ничего не могу из постановления почерпнуть, чтобы объяснить своему доверителю, что именно имеет в виду следователь; какой, по его мнению, должна быть правильная арендная плата и откуда ее следует брать.

На данный момент следствие продлено до 7 мая. Однако в разговоре со мной следователь предположил, что будет продлевать его и далее.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»