«Черным по-русски»

Эта загадочная история началась в мае далекого 2011 года, когда всё то ли прогрессивное, то ли регрессивное человечество отметило день рождения вождя всего мирового пролетариата В. И. Ленина, а орловский предприниматель и капиталист, в хорошем, позитивном и созидательном смысле этого слова, Олег Владимирович Карпиков вывел на солнечный асфальт массы рабочего люда, чтобы…

Вот тут, собственно, и начинается эта загадочная история. О. В. Карпиков в данной загадочной истории — это ЗАО с кратким, как выстрел, названием «ПМК-2». Там его, Олега Владимировича, в этой самой «ПМКе», лежат интересы. А другой капиталист, и тоже в хорошем, даже в еще более созидательном смысле этого слова, Владимир Павлович Матвеев, представляет в этой загадочной истории ЗАО с несколько более длинным и даже раздумчивым названием «Холикон-Инвест», занимающееся строительством жилых и нежилых зданий из кирпича. Там его, В. П. Матвеева, лежат интересы.

И надо же было такому статься, чтобы эти интересы — «ПМК» и «Холикона» — пересеклись. То есть не то чтобы пересеклись… Некоторые даже утверждают, что параллельные прямые в принципе пересечься не способны, если не принимать во внимание бредовые рассуждения академика Лобачевского. Однако задумка «Холикона» построить неподалеку от соседа — «ПМК-2» — жилые строения все же вывела на улицу массы, организованные О. В. Карпиковым. Верховодил и раздавал интервью тогда, солнечным маем, он.

Логика Олега Владимировича была понятной и в то же время загадочной. Он говорил, что отечественного производителя (на территории «ПМК-2» в том числе делают счетчики) нужно защищать, не давать в обиду производства, которых и так мало, а жилье следует строить в более подходящих для этого местах.

В. П. Матвеев не спорил, на митинге его не было, да и с чем ему было спорить, если «ПМК-2» — по одну сторону забора, а предполагаемое строительство — по другую и в зону интересов О. В. Карпикова не вторгается. Однако слухи, которыми традиционно полна Орловщина, тут же сообщили, что это пока не вторгается, а потом, когда в дома заселятся люди, они высунутся из окон, выйдут на балконы, посмотрят через забор на зону интересов Олега Владимировича Карпикова, на мрачный промышленный пейзаж мелкого производства и скажут хором: «Это что за ё-ка-лэ-мэ-нэ?!» Мы, дескать, жить хотим в окружении парков и скверов, а не нюхать воздух, исходящий от этой самой «ПМКи».

И начнутся тёрки, жалобы, скандалы, которые еще неизвестно чем закончатся. Не исключено, что придется тогда «ПМКе» собирать манатки и двигать куда-нибудь подальше от обитаемых мест. Оно О. В. Карпикову надо?

Словом, народ на улицу Олег Владимирович вывел. Журналисты, зеваки, власть, почесавшись, к народу вышли, посмотрели на него, послушали, подумали: «Оно нам надо?», и общественное мнение сложилось не в пользу ЗАО с раздумчивым названием «Холикон-Инвест».

На этом, казалось бы, и сказке конец. Не сложилось у «Холикона» в данном конкретном случае и в данном кадастровом квартале. Но то, что вы сочли сказочкой, — всего лишь краткая и давно известная присказка. Сказка впереди!

Приступаем. «Холикон» чешет репу, подсчитывает убытки, поскольку денег в проект строительства фирма вложила немалые. А вскоре, в мае того же года, получает важную и вполне официальную бумагу из Орловского управления Федеральной антимонопольной службы, из которой следует, что строительная организация «Холикон-Инвест» зачислена в реестр монополистов, поскольку на территории, где она расположена, есть артезианская скважина, питающая живительной влагой всех, кто находится по соседству, в том числе и «ПМК-2».

В «Холиконе» насторожились. Одно дело — дома строить, и совсем другое — оказаться водяным монополистом. В водяных монополиях строители не очень хорошо разбираются, поскольку не их это дело. Да и скважина им досталась от организации с честным названием «Бурводстрой» в аренду. Да и то лишь потому, что уже была на площадке, где «Холикон» создавал свою базу. Взяли довеском. Знали бы, что брали…

Насосы — такое дело, то и дело дают течь. А то и вовсе ломаются. Случилась поломка и на скважине «Холикона» — арендатора, водяного монополиста отдельно взятого квартала. За два дня устранили.

А в июне того же года из управления антимонопольной службы приходит еще более серьезная бумага, в которой говорится, что в отношении строительной организации возбуждено дело по заявлению пострадавшего Карпикова О. В. (ЗАО «ПМК-2», соседа через забор).

— Ё-ка-лэ… — сказали хором в «Холиконе» и послали в УФАС (управление Федеральной антимонопольной службы) гонца, чтобы, прежде всего, выяснить, на каком основании «Холикон-Инвест» сочли водяным монополистом, если: а) скважина — не его; б) что, в Орле, кроме как из этой скважины, воды достать больше негде?

Хе-хе… Начинается сказка. Трижды «Холикон» слал гонца в УФАС, пять месяцев ждали ответа. Ответа не было… Это загадочно, согласитесь.

Затем гонец проник в здание УФАСа. В замке его посадили за дубовый стол и дали папирусы — 600 страниц текста, имеющего отношение к ДЕЛУ водяного монополиста «Холикон-Инвест». 600 страниц… Гонец, не будь дурак, все эти страницы папирусов сфотографировал, чтобы позже изучить в родных окопах. Изучил, но ничего, объясняющего, почему «Холикон» этот самый «Инвест» включили в реестр водяных монополий, не нашел. Добавим, что искал гонец не один, а вместе с руководством. К тому же и не гонец это был вовсе, а юрист, специально нанятый «Холиконом» для блуждания по водам.

— А у вас что, в штате своего юриста нет? — спросил я неприязненно, недоверчиво у одного из холиконовских руководителей — В. П. Матвеева.

Владимир Павлович с горячностью, которая не к лицу председателю Орловского Ермоловского общества, сдернул с носа очки, бросил их на стол и принялся в очень смелых выражениях характеризовать масштабы переписки своей организации с УФАСом.

Суть в следующем. УФАС требует такие-то и такие-то документы, отправляя требования по факсу и напоминая таким же образом, что непредставление документов в трехдневный срок есть административное правонарушение, караемое по закону. А если факс к вам приходит в пятницу вечером, то к утру вторника, если провозились, нате вам, вы уже правонарушитель. Если в таком режиме будет работать штатный специалист-«холиконист», у него, скорее всего, начнут гулять нервы и он завалит строительство. Требовался юрист, отдельный человек, который целиком взял бы на себя УФАС и водяные монополии. Со строительством в Орле как-то не очень, однако штат «Холикон-Инвеста» мухой увеличился на одну единицу. Монополии был нанесен удар…

Дело между тем выросло до тысячи страниц.

Трудно пересказывать все перипетии и детали этой сказочно-загадочной истории, поскольку в книге объемом в тысячу страниц утонули бы даже братья Гримм. Но, с другой стороны, загадочное манит к себе. Поэтому о самых необычных проявлениях магического и необъяснимого — конспективно.

«Холикон» не согласился с тем, что он — водяной монополист, и решил этот свой пугающий статус обжаловать в том самом органе, который этот статус «Холикону» присвоил, — в УФАСе.

Вот где школьный учитель, бывший директор Орловского филиала Всероссийского заочного финансово-экономического института, соучредитель «Холикон-Инвеста», книгочей, коллекционер, любитель истории и вообще хорошего общения В. П. Матвеев допустил ошибку! Место для разговора нужно выбирать тщательно. Владимир Павлович ошибся с выбором места.

Дело было так. Заседание по поводу жалобы «Холикона» на его новый «водно-монопольный» статус было назначено. Истцы (заявители), несогласные быть монополистами районной скважины, явились, как положено, в срок. А зам. руководителя УФАС Андрей Николаевич Кирьянов задержался. Минут так на сорок. Войдя в зал, он строго попросил всех присутствующих встать.

Встали. Однако любитель интересного, душевного общения В. П. Матвеев, ошибившись с выбором места для подобного дела, попросив слово и получив его, некстати стал вспоминать, как был на встрече с президентом СССР Михаилом Сергеевичем Горбачевым, который, несмотря на то что тоже, как и руководители Орловского УФАСа, был занятым человеком, не опоздал ни на минуту.

— А вы даже не извинились, — укорил вошедшего В. П. Матвеев. — Вместо извинения — «встаньте!». Это неинтеллигент­но.

Андрей Николаевич Кирьянов — человек, отличающийся прямотой и даже некоторой резкостью оценок, тут же В. П. Матвееву ответил. Словом, не получилось у этих двух достойных людей интересного, душевного общения. Отношения не сложились. Так бывает в мистических и загадочных историях.

Мало того, что «Холикон» втуне пытался сбросить с себя ярмо монополиста водных ресурсов, влетев-таки за нарушение антимонопольного законодательства на 144 тысячи рублей штрафа, так начались еще административные дела. Их УФАС завел на «Холикон-Инвест» пять штук! Помимо названной суммы, контора влетела еще на 15, 20 и 120 тысяч рублей последовательно. И все, по сути, по одному делу — об артезианской скважине.

Дело даже не в том, монополисты они или нет. Сказочность, даже некоторая мистичность данной истории вовсе не в этом. В чем? А вот устраивайтесь поудобнее. Сейчас узнаете.

Для разминки (когда «Холикон» еще бился против включения себя в реестр). В. П. Матвеев — книгочей, любитель общения — спрашивает на заседании, пытаясь понять, на каком основании его фирма — водяная монополия, если в городе есть, в частности, такая «мелкая» структура, как «Орелводоканал»:

— Ситуация, мягко говоря, странная. Мне говорят, что для соседей, которые берут воду из моей скважины, я — монополист, хотя моя скважина — не единственная в городе и воду можно получить массой других разных способов. Но тем не менее… Допустим, мы живем в деревне и туалет есть только у меня, а все соседи в этот мой туалет ходят, поскольку своего у них нет, хотя могли бы и вырыть. Скажите, я что, в этом случае являюсь монополистом туалета в отдельно взятой деревне?

Вы не поверите, но Матвееву ответили:

— Да, если берете плату.

Такова реальность. Но это для разминки, для лучшего вхождения в ткань нашей невероятной, полной веселых загадок истории.

Факсы с требованием предоставить то-то и то-то стали приходить в монополистский «Холикон» так часто, что в строительной организации творился аврал. Не строительный, разумеется, а писуче-административный, ведь за непредставление в течение трех суток — расстрел, то бишь штраф. А кому охота все время платить?

Благо бы вопросы были понятны и имели отношение к «Холикону», его деятельности. А то, например: «Предоставьте альтернативные варианты снабжения ЗАО «ПМК-2» и расчет финансовых вложений в случае применения альтернативных вариантов водоснабжения ЗАО «ПМК-2».

В «Холиконе» сначала чуть на пол от такой писанины не сели — какое дело организации, строящей дома, до альтернативных путей водоснабжения ЗАО «ПМК-2»? Не говоря уже о таком чудачестве, как расчет своими силами для той же «ПМКи» сметы возможных расходов этого альтернативного водоснабжения. А если О. В. Карпиков, допустим, сам будет лопатой артезианскую скважину рыть, сколько это будет стоить? Как такое дело можно рассчитать?

Я бы на месте холиконовцев так и ответил, но тем не до шуток, у них от загадок и мистической реальности глаза на лоб вылезли, да и на деньги влетели немалые, а история всё не кончается.

Они отвечают вежливо, чтобы не злить, а сами понимают, что песню эту надо прекращать, а то с ума все сойдут окончательно. И готовят жалобы. Во-первых, на то, что не получают ответа от УФАСа на свои простые вопросы, а их много. Во-вторых…

Ах да. Немного о личном. Это в нашей мистической истории играет далеко не последнюю роль. А возможно, что и главенствующую. Дело в том, что мы не случайно обмолвились о необходимости правильно подбирать место, время и партнеров для общения. У В. П. Матвеева и А. Н. Кирьянова не сложилось. Да так, что «Холикон», придя к выводу, что очень не сложилось, заподозрил зама руководителя УФАС А. Н. Кирьянова в предвзятом ведении дела.

А не сложилось, помимо упомянутого, по пустяковым причинам. А. Н. Кирьянов, например, уже в арбитраже (вы не представляете, насколько это длинная и таинственная история) произнес такую небесспорную с филологической точки зрения фразу: «Черным по-русски написано…». В. П. Матвеев, не в силах вынести такого вольного обращения с устойчивыми оборотами речи, тут же в суде предлагает:

— Давайте я буду учить Кирьянова русскому языку, буду его учителем, поскольку правильно говорить не «черным по-русски», а «черным по белому» написано.

А. Н. Кирьянов не соглашается, происходит спор, острый обмен мнениями, которые не имеют отношения к делу о водяной монополии «Холикона», но превращают две спорящие стороны в непримиримых антагонистов по языковому вопросу.

Тогда «Холикон», придя к выводу, что глупо переть против рожна, разрывает арендные отношения с хозяином треклятой монопольной скважины — честным «Бурводстроем». С 1 сентября далекого 2011 года скважины даже в пользовании у «Холикон-Инвеста» нет. Наивные люди обращаются в УФАС: граждане-де антимонополисты, нет у нас больше в пользовании этой скважины, исключите нас теперь из монопольного реестра, поскольку за что нас в этом самом реестре теперь держать?

Хе-хе, отвечают им из УФАСа, дело это — исключить — непростое. Почему непростое-то? Непростое… Да почему непростое-то?!! А потому…

И дело продолжает шириться, обрастать новыми страницами, идут новые запросы. «Холикон» жалуется на А. Н. Кирьянова. Жалобы рассматривает… А. Н. Кирьянов и штрафует жалобщиков на уже упомянутые 20 и 100 тысяч рублей.

«Холиконовцы», обвиненные в том, что, монопольно владея скважиной и сетями, творят бог знает что, обижают бедных и зависимых, вгрызлись в архивы, чтобы узнать, за что их бьют, и обнаружили… хохму.

Исходим из корректного предположения, что вода течет к по­требителю по трубам. Вот она течет-течет по сетям монополиста, подтекает к забору, за которым — сосед О. В. Карпиков — потребитель, и тут оказывается, что течь дальше воде некуда, поскольку, по документам, водопроводных труб на территории ЗАО «ПМК-2» нет, «самортизировались» по возрасту… То есть, повторяем этот мистический момент нашего повествования, вода от монополиста течет-течет, упирается в пустоту, но к потребителю-соседу все равно попадает, поскольку он, сосед, несмотря на отсутствие труб, ее, эту воду, потребляет и даже жалуется, когда возникают перебои в снабжении!

Загадка? Хе-хе… Это, конечно, уже не присказка, но и сказка еще не вся.

Смешно другое. А как «Бурводстрой»? Арендатор — «Холикон», замученный УФАСом, отношения с ним расторг, до «ПМК-2» вода, судя по документам, вообще не доходит. Зачем такая скважина нужна? Кто за нее будет платить? Прикрыть — и вся недолга.

Но «Бурводстрой» не может этого сделать, потому что теперь он — монополист! И бедные ребята качают и качают воду, за которую никто не платит, содержат механика для обслуживания насосов, из своего кармана оплачивают ремонт оборудования (дважды за последнее время), а еще налоги, плата за лицензию! Возвращаемся к главным героям.

«Холиконовцы» решили поставить точку в этой абсурдной и веселой сказке и обратились в Арбитражный суд с жалобой на бездействие УФАСа, не желающего выводить из реестра монополистов организацию, которая была введена в этот реестр за то, чего у нее с 1 сентября далекого 2011 года нет.

И тут произошло самое мистическое в нашей истории. Заседание состоялось 21 марта. Оно было непродолжительным и закончилось в 12.55. Судья отказала в жалобе, зачитала резолютивную часть, сказав, что с мотивировочной частью решения стороны ознакомятся через несколько дней в установленном порядке.

В 14.05 монополисты-«холико­новцы» открывают сайт УФАСа и обнаруживают там материал под названием «Бездействие антимонопольного органа необходимо доказать». В нем вкратце излагается суть жалобы, а затем сообщается следующее: «Арбитражный суд 1-й инстанции отказал Заявителю в удовлетворении заявленных требований, руководствуясь следующим…». И излагается та самая мотивировочная часть, с которой судья участников слушания еще не познакомила.

Ошеломленные «монополисты» открывают RTF-версию материала и видят, что написан он был в 10.06 — то есть за полтора часа до начала слушаний!

Мистика! Но не конец сказки.

В тот же день, 21 марта, УФАС направил злостно монопольным «холиконовцам» заказное, с уведомлением, письмо, в котором требует «указать распределение акций в уставном капитале ЗАО «Холикон-Инвест» и перечень лиц, входящих в одну группу лиц с ЗАО «Холикон-Инвест». Разумеется, в целях борьбы с водным монополистом. В том же документе содержится предупреждение: «Обращаем ваше внимание, что за непредоставление или несвоевременное предоставление сведений (информации) в антимонопольный орган, для осуществления его законной деятельности влечет за собой ответственность, предусмотренную Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях».
И подпись: А. Н. Кирьянов…

Я бы на месте В. П. Матвеева первым делом ответил, что существительное «непредоставление» при согласовании с глаголом «влечет» не требует для себя предлога «за». Обратное — неграмотно. Кроме того, в указанном тексте размером в один абзац имеется лишняя запятая.

Однако «Холикону», судя по всему, уже не до шуток.
Филологические споры и разные точки зрения на понятия «культура» и «пунктуальность» и так создали конфликт.

Абстрагируясь от него: а что, притча про туалет в деревне и наказание за монопольное владение им — это правда?

Так ведь у «Холикона» уже и «туалета» нет…

Если серьезно: такое пристальное, ставшее анекдотичным, внимание государственной структуры к частной строительной компании разве не вредит деловой репутации последней? Злые языки спрашивают: а не является ли УФАС простым инструментом в борьбе частных интересов?

Или спор — исключительно о филологии? Ведь скважины у «Холикона» с 1 сентября 2011 г. нет…

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц