Красная строка № 16 (322) от 8 мая 2015 года

«Чтоб выручить всех, обязан кто-то рискнуть собой…»

Вячеслав Воденков погиб 26 апреля 2000 года, в двадцать лет. Тогда шла уже вторая чеченская война, официально называемая контртеррористической операцией. 15 лет спустя в Знаменской средней школе, где учился Слава, прошел вечер его памяти, организованный учителем истории Л. Ляховой.

Собственно, здесь, в пригородной Знаменке, Славу и не забывали никогда, и хоронили его всем поселком. И через 15 лет по-прежнему было больно — всем, кто знал погибшего, одного из пяти знаменцев, не вернувшихся из Афганистана и Чечни.

Он был обыкновенным мальчишкой. Но детские фотографии, которые одна за другой появлялись на большом экране в актовом зале школы, теперь воспринимались по-особенному. Потому что тот, кто изображен на них, отдал свою жизнь, не прожив ее до конца, отдал, когда потребовалось. Кому? Государству, Родине, нам всем, живущим и жаждущим пожить подольше, мечтающим вырастить детей и понянчить внуков. Все это осуществимо вполне только в условия мира, а он может быть гарантирован, в том числе, и готовностью солдат рисковать жизнью. «Чтобы выручить всех, обязан кто-то рискнуть собой…», — написал когда-то К. Симонов. Думали — «на злобу дня» написал, оказалось — навсегда. Вот так все просто и сурово.

Конечно, хочется, чтобы было иначе. Но, увы, пока не получается: на земном шаре через 70 лет после окончания Второй мировой войны только много говорят о мире и дружбе народов, но, как правило, подразумевают при этом господство одних над другими — «на обломках и за счет», стоит только кому-то ослабеть. Поэтому «солдаты нам еще понадобятся».

И на вечере памяти Вячеслава Воденкова прозвучали хорошо известные старшим поколениям, но в угаре перестроечных и постсоветских лет подзабытые слова. Их произнес глава поселка Знаменка Н. Логвинов, обращаясь к старшеклассникам Знаменской средней школы, присутствующим в зале: «Помните, вы в долгу пред Славой, и всеми павшими…». Для советских людей — в общем, банальная истина. Но теперь ее приходится открывать для себя заново новым поколениям российских школьников.

Может быть, за это и погибли мальчишки в той «странной» чеченской войне, чтобы наше общество опомнилось, избавилось от опасных, навязанных «заклятыми партнерами» иллюзий и вспомнило старые, выстраданные нашим народом истины?

Может, это была страшная жерт­ва во искупление преступных заблуждений, грозящих народу и стране потерей территориальной целостности и суверенитета? Страшная расплата за развал СССР, который произошел с молчаливого согласия взрослых? По неписаному, но действующему суровому закону: за наши грехи — кровь невинных!

Когда мы, журналисты «Крас­ной строки», совестно с Орловским военно-историческим музеем и матерями погибших в Чечне ребят делали книгу «Солдаты невоюющей страны», то всякий раз задавали себе этот вопрос: почему и ради чего погибли эти мальчишки? И не нашли исчерпывающих ответов. Но мы верим, что никто не гибнет зря. И сам факт состоявшегося в Знаменской школе вечера памяти уже отчасти подтверждает это.

Есть удивительные закономерности в судьбах юных солдат, павших в годы первой и второй чеченских войн. Все эти ребята были на удивление хорошими сыновьями и товарищами. Вот и про Славу Воденкова школьная учительница О. Щербакова сказала со слезами на глазах: «Я не помню ученика Воденкова, потому что в те годы только начинала работать в Знаменской школе, но я очень хорошо запомнила Славу как человека». Согласитесь, редко кто может в 12—15 мальчишеских лет похвастаться вот такой характеристикой от лица взрослых. А бывший одноклассник Славы, в отличие от него уже давно ставший солидным мужчиной, — М. Дармограй с дрожью в голосе вспоминал о том, как притягивал к себе Слава друзей и как сам умел дружить.

А еще всех этих мальчишек, ушедших в армию по призыву в 18 лет и оказавшихся в зоне боевых действий на Северном Кавказе, объединяет почти мистическое совпадение биографий — ведь все они были родом из СССР! Это было последнее поколение советских школьников, кто еще при Советской власти пошел в первый класс, успел стать пионером и с гордостью поносить красный галстук, а то и окончить школу, то есть сформироваться как личность. «Смерть самых лучших выбирает, и дергает по одному…», — написал когда-то Владимир Высоцкий. Но тут получилось — всех разом! Словно и впрямь — жертвоприношение.

Директор Знаменской школы В. Вебер выразил то, что переживали все взрослые, присутствовавшие на вечере: «Нет ничего страшнее, чем хоронить собственных детей!». И добавил, обращаясь к своим ученикам, словно желая упредить, предотвратить молитвенно: «Не дай Бог, чтобы портрет кого-либо из вас вот так же стоял на этой сцене рядом с зажженной свечой…».

Спаси, Господи, и сохрани! И дай силы, если придется…

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц