Красная строка № 34 (256) от 18 октября 2013 года

Даже если б Аннушка и пролила масло…

В последнюю субботу сентября привычная подниматься чуть свет молодая поросль водителей трамваев МУП «ТТП» в количестве 14-ти симпатичных дам и двух кавалеров собрались на территории предприятия к 9 утра, чтобы принять участие в традиционном конкурсе профессионального мастерства. Немаловажным обстоятельством явился, конечно, надвигающийся общий праздник: 115-летний юбилей орловского трамвая, а значит и всего нынешнего муниципального «Трамвайно-троллейбусного предприятия».

«Вагоновожатые» заметно волновались. Конкурс этот не для галочки: в строгом, регламентированном водительском быте, в почти армейских порядках, заведенных Александром Коровиным, — это скорее смотр «отличников боевой и политической подготовки» с последующим повышением в звании и, естественно, в денежном довольствии. А если серьезно, то, по словам и. о. начальника по эксплуатации Михаила Калекина, конкурсанты, водители трамваев 3 и 2 класса, занявшие три призовых места, автоматически повышают свою классность. Соответственно это сказывается и на зарплате, и на возможности, например, пересесть за управление сцепкой трамваев, как здесь говорят, «системой», а это уже другой тариф, что тоже обеспечивает прибавку в деньгах. Притом гендиректор, судя по «кучности» результатов с малым количеством штрафных оценок, своей волей может и увеличить квоту тех, кому повысят классность. Ну и, наконец, солидное материальное вознаграждение за первое, второе и третье места, завоеванные в конкурсе, в нынешнем юбилейном для ТТП году — еще и повышенное. Стимул, как говорится, убедительный!

На торжественной линейке перед трамваем с транспарантом «Привет участникам конкурса» Михаил Викторович лишний раз объяснил собравшимся, каковы условия и этапы состязаний. Впрочем, многие из водителей не первый раз «пытали судьбу» и не выглядели новичками. Итак, им предстояло: пройти жеребьевку и по ее итогам в техклассе сдать экзамен по теории из пяти вопросов в течение 5 минут. И постараться не получить довольно больших штрафных очков за каждый проваленный ответ. Затем, уже на улице, всех ждала практика. Здесь, отдельно стоящие на путях возле депо, располагались четыре трамвая. В одном из них конкурсанты перед строгим жюри, состоящим из инженера ПТО и кадровика, должны были продемонстрировать культуру обслуживания пассажиров. В остальных вагонах параллельно происходил самый длительный, но реально приближенный к жизни этап соревнований — так называемая «приемка». О ней скажем отдельно. Завершались состязания самым зрелищным этапом, уже на специальном полигоне. Практическая езда по знакам, на время, а также «прицельные остановки», когда нужно штатно или экстренно остановиться на специальной разметке, набрав как можно меньшее количество штрафных баллов.

Сколь «бывалыми» ни были водители, но экзамен есть экзамен, и сдававшие теорию конкурсанты, хоть «перед смертью не надышишься», поголовно уткнулись в конспекты, что-то пытаясь восстановить в памяти в последнюю минуту. Сказывалось и волнение, особенно простительное дамам, которых тут было подавляющее большинство. Но условия жесткие, и в классе, оборудованном загадочными электрическими машинами, под взыскующими взглядами экзаменаторов даже «отличницам» приходилось туго. Штрафных очков с теории унесли предостаточно.

— Вошедшие пассажиры, не забывайте оплачивать свой проезд! Вы находитесь в центре города. Выйдя на следующей остановке, вы можете пересесть на другой транспорт. Переходите улицу на зеленый сигнал светофора, — стараясь придать голосу самые очаровательные обертоны в напряженной тишине, соблюдаемой комиссией, проговаривают свои монологи конкурсанты на этапе демонстрации культуры обслуживания пассажиров. Однако монолог монологу рознь. Вот девушка после объявления остановок вдруг произносит проникновенный спич о том, как надо любить книги, и о своих литературных предпочтениях. Это домашняя заготовка. Согласитесь, что услышать такое реальному пассажиру — дорогого стоит. И строгое жюри удовлетворенно кивает головой — молодец!

Возле трех других трамваев — нервная суета. Это конкурсанты ждут своей очереди на этапе, который хоть и называется «приемка подвижного состава», но включает в себя 22 пунк­та сложных процедур, которые обязан произвести водитель трамвая при пересменке, чтобы, выйдя на маршрут, обеспечить бесперебойную и, главное, безаварийную работу электрического транспорта. Пока испытуемая, стараясь бойко и тщательно выполнить сложные и чреватые штрафными очками задания, хлопочет внутри и вокруг трамвая, другая симпатичная девушка зябко трет руки — сама озабоченность. Выясняю, что она уже второй раз принимает участие в коварных состязаниях и никак не пройдет злополучные этапы так, чтобы повысить свой третий разряд до второго. Винит она в этом саму себя, но и на злую судьбу в лице строгих проверяющих сетует.

А водители-наставники, все первоклассные спецы, лауреаты не то что «домашних», а всесоюзных конкурсов трамвайного мастерства, принципиальны и дотошны. «Всего десять минут на все нормативы, — объясняют мне суть сложных заданий экзаменаторы, — за это время водитель должен принять подвижной состав, проверить его техническое состояние, электрические цепи, не забыть про экипировку и сымитировать выезд на линию».

Наконец конкурсанты переходят к заключительной части своих испытаний — езде на время и остановкам. Вот здесь уже многое зависит от опыта управления трамваем, хотя, впрочем, и от телепатии. Например, чтобы уложиться в секунды нормативов, когда спидометр специально закрыт плотной бумагой, приходится полагаться на внутреннее чувство скорости, чтобы не быстро, но и не медленно пройти оговоренную дистанцию. У кого хорошо развита интуиция — тот с малым количеством штрафных очков.

И уже надо быть настоящим «ювелиром», чтобы, увидев знак, обязательно объявив остановку, затормозить махину трамвая на нулевой разметке и получить ноль штрафных очков. Чуть влево-вправо — не расстрел, конечно, но штрафы набираются с громадной экспонентой: 50, 100, 150 очков. Всё усложняется, когда прицельно затормозить на отметке нужно без знака, только лишь «на глазок». Причем, не дай Бог использовать тормозные колодки для экстренного торможения!

— Тут вот какая тонкость, — объясняет мне начальник трамвайного депо Сергей Кульков, — если на аншлаге они останавливаются, равняясь первой дверью, и это у них отработано самой практикой вождения до автоматизма, то в последнем случае у них нет четких ориентиров, «мертвая зона».

Эх, подумал я, не было таких конкурсов во времена посещения Воландом Москвы, и даже если бы Аннушка пролила масло, писателю Берлиозу комсомолка-вагоновожатая не отрезала бы голову, а вовремя успела затормозить!

Полная испытаний суббота закончилась вручением наград. Снова перед трамваем с зазывным транспарантом выстроились конкурсанты, а экзаменаторы появились с букетами цветов и с протоколами. В них — результаты, для большей важности подсчитанные вручную на калькуляторах (видимо, компьютерам в ТТП не доверяют). Под аплодисменты и шутки подруг объявлены лауреаты — те, кто уже гарантированно повысил слою классность. Это Светлана Гагарина, получившая первое место и, кстати, премию в 13 тысяч рублей. Это Галина Шержукова, которая взяла второе место, и занявшая третье — та самая, больше всех волновавшаяся девушка Елена Семенкова. Им тоже были вручены премии и цветы. С конкурса домой я возвращался на трамвае. Предпочитаю теперь ездить на нем.

Андрей Иванов.

самые читаемые за месяц