Красная строка № 26 (248) от 26 июля 2013 года

Даже самая удачная подделка хуже подлинника

То, что творится в Орле у Красного моста на участке заповедной земли по адресу Гостиная, 1, вряд ли можно назвать «воссозданием» или «сохранением» памятника. Собственнику полуразрушенного старинного 2-этажного задания, еще сохранившему свои стены, областным управлением культуры выдано разрешение «на разработку проекта по сохранению памятника». Некой автономной некоммерческой архитектурно-проектной мастерской «Зодчий» начальник того же управления А. Егорова разрешила проводить «проектные работы». Разрешение якобы даже включает в себя такой весомый пункт, как «проект реставрации», и даже «комплексные научные исследования». Но застройщик, он же — разрушитель старых стен уже машет ковшом экскаватора в охраняемой зоне и делится планами о постройке четырехэтажного здания в стиле Тибо-Бриньоля (так звали архитектора, застраивавшего Орел в 19 веке). Значит, город в недалеком будущем будет иметь на этом историческом месте совсем не то, что здесь было до сих пор. О каком же, извините, воссоздании и сохранении может в таком случае идти речь?

В Федеральном законе № 73 «Об объектах культурного наследия» ясно сказано: «Сохранение объекта культурного наследия… — направленные на обеспечение физической сохранности объекта культурного наследия ремонтно-реставрационные работы, в том числе консервация объекта культурного наследия, ремонт памятника, реставрация памятника или ансамбля, приспособление объекта культурного наследия для современного использования, а также научно-исследовательские, изыскательские, проектные и производственные работы, научно-методическое руководство, технический и авторский надзор». Ключевое словосочетание здесь — «обеспечение физической сохранности объекта».

Говорят, сохранять нечего! Но здание по Гостиной, 1 с 2001 года занесено в Государственный реестр объектов культурного наследия. Так что не следует бросаться подобными словами. Соб­ственник здания — ООО «Регион­Инвест» говорит об отсутствии предмета охраны, то есть о некой неопределенности в отношении сохранившихся старинных стен — что в них ценного? Но это-то и должно быть выяснено в ходе проведения проектных работ, которые, как мы уже говорили, включают в себя «комплексные научные исследования». Если их проводить честно, не для «отмазки», как говорят на зоне и в казарме, то вполне возможны сюрпризы.

А вдруг обнаружится кладка 18 века, например? Ведь до сих по среди орловских краеведов бытует мнение, что срединная часть строений на Гостиной, 1 относится чуть ли не ко временам Екатерины Великой. Одним словом, прежде всего надо действительно выполнить то, что предполагает понятие «комплексные научные исследования», а уж потом говорить о воссоздании. Ведь может получится так, что честно и грамотно выполненные изыскания вынудят исключить всякие варианты, кроме консервации объекта до лучших времен, когда орловские власть и общество будут и морально, и финансово в состоянии действительно реставрировать памятники истории и культуры. Что к грядущему 450-летию Орла не доросли до такого понимания и умения (или — деградировали?), так это — увы! Но если уж беречь старину — так беречь, а не заниматься подделками. Даже самая привлекательная из них все равно хуже подлинника. Орловские архитектурные потуги последних лет (кроме, разве что, здания бывшей АТС-6 на Ленинской) — убедительный тому пример.

Вопрос квалификации по закону тоже имеет не последнее значение. В статье 45 (п. 3) уже упомянутого здесь 73 закона опять же недвусмысленно говорится: «К проведению работ по сохранению объекта культурного наследия допускаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, имеющие лицензии на осуществление деятельности по реставрации…». Быть может, у проектировщиков — некоммерческой архитектурно-проектной мастерской она и есть. Но есть ли право на реставрационную деятельность у непосредственных исполнителей — строителей, которые будут «сохранять» объект путем его «воссоздания»? Кстати, и то, и другое понятие, по закону, обязательно подразумевает реставрационные работы, а, значит, и соответствующую квалификацию исполнителей.

Если же мы имеем дело с формальными манипуляциями словами и понятиями, то дело может кончится уголовной ответственностью. Причем первой под нее попадет начальник управления культуры А. Егорова, выдавшая соответствующие разрешения.

Теперь о том, «зачем городу сохранять эти руины»? Вопрос, как оказалось, непростой для современного восприятия. Как, впрочем, вообще все вопросы духовно-нравственного порядка. Зачем знать историю своего города, народа, страны? Зачем почитать предков? Зачем хранить историческую преем­ственность — в культуре, например? Зачем вообще нам, нынешним, эта давно ушедшая старина? А ведь злополучный дом, который энергичные современные предприниматели хотят стилизовать «под старину», после освобождения Орла от фашистов был в буквальном смысле сохранен и действительно воссоздан таким, каким он был прежде. Ни о какой охране тогда и речь не шла. Но старинный дом у Красного моста городские архитекторы под руководством легендарного Б. В. Антипова почему-то решили сохранить. И уже один этот факт делает его ценным для будущего.

Кстати, своей еще сохранившейся самобытностью Орел обязан именно группе Бориса Владимировича Антипова, которого командировали в Орел из Ленинграда для осуществления сталинской программы возрождения ряда русских старинных городов, пострадавших от войны. Тогда думали о будущем в связи с национальным прошлым… Почему? Зачем? Очевидно, хотели возродить не просто города, а укрепить, укоренить национальный дух, который немыслим без зримых и главное — подлинных образов, в том числе и архитектурных. Сегодня явно — иные цели и задачи… Отсюда и мнения, и намерения.

Утраченная при отступлении немцев часть дома купца Селиверстова, которая тянулась в сторону Оки, в свое время была очень удачно и грамотно восполнена оформлением противоположного угла — того самого, который орловчане поколения 50—70-х годов привыкли видеть со стороны ул. Черкасской. Он соединил два крыла здания в единый ансамбль, который был зафиксирован и узаконен на генплане города Орла в его последней редакции на так называемой карте зон с ограничениями по условиям охраны объектов культурного наследия, сокращенно — карте градостроительного зонирования. Но как ни странно, последняя редакция карты зонирования (2007—2008 г.г.), в свое время публично обсуждаемая и официально утвержденная, оказалась не последней. Есть оказывается еще вариант, датированный уже этим годом, и на нем крыло дома по Черкасской отрублено, как ковшом экскаватора. Пахнет подлогом. Просим прокуратуру провести проверку по данному факту.

Юридическая и нравственная сторона всей этой истории нераздельны. Закон требует предельной осторожности в обращении со стариной, нравственность — уважения к прошлому и сохранения ее наследия, черт и традиций в настоящем и будущем, потому что с нравственной точки зрения нельзя жить в истории с чистого листа, по своему хотению, разумению и вкусу. В конце концов — это требования выживания народа, а значит, и государства. Шагая вперед, нужно обязательно оглядываться, чтобы не забыть, что уже сделано и чем дорожили до нас.

Замахнувшись ковшом экскаватора на охраняемые законом реестровые руины, ООО «РегионИнвест» поставил город не только перед проблемой истинного или мнимого сохранения объекта культурного наследия. Есть и реальная угроза осквернения всего архитектурного ансамбля улицы Гостиной. Ведь собственники руин и соответствующего участка земли не скрывают своего желания «посадить» тут же, у Красного моста еще и современное высотное здание — то ли в девять, то ли в 15 этажей. Если учесть, что такого рода претензия имеет место в заповедной зоне №1, в историческом центре города Орла, являющегося по своему статусу историческим поселением, то тут, конечно, не обойтись без многочисленных согласований будущего проекта.

Но что скажет управление культуры или, например, городская исполнительная власть, уже можно догадываться. Остается уповать на депутатский корпус. Если следовать букве и духу Градостроительного и Земельного кодексов, то высотка в историческом центре — это вообще нонсенс, так как земли историко-культурного назначения нельзя использовать не по назначению и менять их статус (допустим, под жилищное или другое современное строительство). Это в случае, если буква и дух закона будут соблюдены. Но как это на самом деле происходит в Орле, мы знаем. Поэтому, чтобы избежать лишних судебных тяжб и разбирательств, депутатам Орловского городского Совета следует держать ухо востро и грамотно распорядится своим правом «вето» при голосовании о возможном проекте «высотки» у Красного моста.

Правовую оценку начавшейся «бульдозерной реставрации» должна дать прокуратура Орловской области. В частности, очень хотелось бы получить ответ на вопрос: почему собственник реестрового памятника истории и культуры довел его до такого плачевного состояния, каким мы видели его в последние годы, и почему областное управление культуры — этот уполномоченный орган по соблюдению законодательства в деле охраны нашей старины — вовремя не потребовало от собственника выполнения его прямых обязанностей? Как могло получится, что с 2001 года — со времени принятия старинного дома на охрану — на этот объект культурного наследия так и не был оформлен соответствующий паспорт, что является прямой обязанностью специалистов того же управления культуры и архивного дела Орловской области?

На имя областного прокурора И. В. Полуэктова направлено заявление, подписанное мэром г. Орла и председателем горсовета С. А. Ступиным, который от имени депутатов просит провести проверку законности действий ООО «РегионИнвест» по адресу Гостиная, 1. Оснований для подобного обращения у горсовета достаточно. Вот лишь некоторые из них: «Согласно статье 13 Закона Орловской области № 391-ОЗ «Об объектах культурного наследия, расположенных на территории Орловской области» проектирование и проведение землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяй­ственных и иных работ на территории памятника или ансамбля запрещаются, за исключением работ по сохранению данного памятника или ансамбля и (или) их территорий, а также хозяйственной деятельности, не нарушающей целостности памятника или ансамбля и не создающей угрозы их повреждения, разрушения или уничтожения.

Кроме того, в соответствии с пунктом 7 Постановления Орловского областного Совета народных депутатов от 15.03.2002 г. № 46/870-ОС «О заповедной зоне города Орла» все виды работ, ведущие к изменению архитектурного облика объектов в заповедной зоне, должны быть согласованы с Центром по охране и использованию памятников истории и культуры, управлением архитектуры и градостроительства и одобрены не менее чем 2/3 голосов депутатов городского Совета или одобрены на городском референдуме».

Надо полагать, в горсовет со своим четырехэтажным проектом «сохранения памятника» представители ООО «РегионИнвест» еще придут. Но вот ковш экскаватора нужно останавливать уже сейчас.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц