Красная строка № 18 (324) от 22 мая 2015 года

«Дело — передать, нос — не совать!»

Странная история с «перетягиванием каната», то есть передачей от одного следственного органа другому уголовного дела по продаже «Орловской Нивы», — до сих пор не получила должной огласки и разъяснения ни в орловских, ни в федеральных СМИ. А здесь есть о чем поразмыслить.

Сколько же копий было сломано вокруг этой злосчастной «Нивы» только за последние пять-шесть лет! Вспомните: десятки публикаций в местных газетах, в том числе — и в «Красной строке», протесты и предостережения депутатов, «отповеди» С. Будагова, «маски-шоу» в офисах «Орловской Нивы», заикания А. Козлова, возбуждение, наконец, уголовного дела и немедленное приписывание пиарщиками этой заслуги только что назначенному врио губернатора В. Потомскому, пафосные заявления самого Вадима Владимировича («Орловская Нива» — это мой Крым, и я его верну!»), затем резкая, на 180 градусов, перемена позиции уже избранного губернатора…

Как ни цинично, всю эту эпопею можно объяснить лишь одним: о слишком уж лакомом куске идёт речь.

Напомним фабулу, пользуясь юридической терминологией. Уголовное дело № 39032 было возбуждено Следственным управлением СКР по Орловской области 29 мая 2014 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по факту мошеннических действий, выразившихся в приобретении права на 99,98% пакета обыкновенных именных бездокументарных акций ОАО «АПК «Орловская Нива» путём обмана, в отношении Будагова Сергея Аристеевича и ряда не установленных на тот момент лиц.

По версии следствия, С. Будагов в период с апреля 2009 г. по декабрь 2010 г., будучи генеральным директором ОАО «АПК «Орловская Нива» и одновременно контролируя ЗАО «АПК «Юность», по предварительному сговору с губернатором Орловской области А. Козловым, использовавшим своё служебное положение, при пособничестве подчинённых, желая приобрести по заниженной стоимости права на 99,98% пакета обыкновенных именных бездокументарных акций ОАО «АПК «Орловская Нива», принадлежавших департаменту имущества, промышленности и информатизации Орловской области, в пользу того самого подконтрольного ЗАО «АПК «Юность», учредителями которого являлись его же, С. Будагова, сыновья, предоставил в распоряжение ЗАО «Современные консалтинговые стандарты», проводящего оценку указанного пакета акций, недостоверные сведения о финансово-экономическом и имущественном положении ОАО «АПК «Орловская Нива». В результате рыночная стоимость пакета акций, о котором идёт речь, была занижена с фактических не менее чем 439208000 рублей до 14130000 рублей. То есть контролируемое С. Будаговым ЗАО «АПК «Юность» приобрело акции «Орловской Нивы» всего за четырнадцать с хвостиком миллионов рублей вместо полагавшихся почти четырёхсот сорока миллионов рублей, чем бюджету Орловской области был причинён ущерб в сумме не менее 425078000 рублей, едва ли не в полмиллиарда.

И самое главное, на наш взгляд, что следствие вышло на тех высших чиновников области, которые способствовали и помогали уводу крупнейшего агрохолдинга из государственной собственности в частные руки. В СМИ стала просачиваться информация, что вот-вот обвинение будет предъявлено бывшему губернатору Орловской области А. Козлову. Затягивалось это якобы только из-за болезней то самого Козлова, то его адвоката. И даже руководитель следственного управления С. Сазин в нашумевшем интервью газете «Коммерсантъ-Черноземье» сделал вполне прозрачные намёки (см.: «КС» № 5 (311) от 13 февраля 2015 г.).

И тут вдруг позиция В. Потомского скоропостижно сменилась практически на противоположную: с борца против коррупции и мужественного возвращателя «Нивы» в государственную гавань (перед губернаторскими выборами) — на защитника интересов одного из крупнейших орловских инвесторов и тружеников, занятых на предприятиях агрохолдинга (после губернаторских выборов).

С этой метаморфозой странным образом практически совпала по времени резкая активизация прокуратуры. Девятого апреля 2015 года прокурор области И. Полуэктов подписал постановление о передаче уголовного дела № 39032 от Следственного управления СК России по Орловской области в следственное управление УМВД — «для производства предварительного следствия».

Следственное управление СКР, естественно, не согласилось. Более того: 13 апреля 2015 года заместитель председателя СК Российской Федерации А. Лавренко обжаловал постановление прокурора Орловской области в Генеральную прокуратуру.

После этого произошла еще более удивительная вещь. Адвокат Будагова Ж. Есипова (внимание!) обратилась в суд с жалобой «о признании незаконным бездействия» со стороны следователя А. Паршикова и руководителя СУ СКР С. Сазина, «выразившегося в неисполнении постановления прокурора Орловской области Полуэктова». Вдумайтесь: прокуратура потребовала передать уголовное дело из след­ственного управления в УМВД под предлогом того, что оно якобы погрязло в волоките — «активной работы по нему не ведётся», «необходимые экспертные исследования… своевременно не назначены», «размер ущерба… не определён» и т. д. А адвокат обвиняемого даже в суд пожаловалась, чтобы добиться этой самой передачи дела, то есть, по существу, требуя ускорения и активизации расследования и, получается, скорейшего попадания ее подопечного на скамью подсудимых. И суд постановил жалобу удовлетворить! Любопытное совпадение позиции прокуратуры (то есть обвинения), адвокатуры (то есть защиты) и независимого суда…

Руководитель СУ С. Сазин направил в судебную коллегию по уголовным делам Орловского областного суда апелляционную жалобу на это постановление. И надо сказать, что, на наш взгляд, его доводы вполне убедительны. Следственный комитет России никакой волокиты по данному уголовному делу не усматривает, все необходимые экспертизы выполнены, размер причиненного Орловской области ущерба установлен. В ноябре 2014 года в целях обеспечения гражданского иска на основании ходатай­ства следователя решением Советского районного суда г. Орла был наложен арест на акции «Орловской Нивы» на общую сумму 425542000 рублей.

Когда прокуратура считала необходимым проконтролировать ход расследования, материалы дела ей предоставлялись — и в июне 2014 г., и в марте 2015 г. И, что самое главное, никаких проблем насчёт подследственности за всё это время не возникало.

Так что же вдруг случилось весной 2015 года? А случилась, повторяем, резкая смена позиции губернатора В. Потомского — на прямо противоположную. То ли Сергей Аристеевич каким-то образом нашёл общий язык с Вадимом Владимировичем, в результате чего тот прозрел и проникся дружбой и уважением к хозяину «Орловской Нивы», то ли кто-то очень убедительно похлопотал перед товарищем Потомским за его предшественника на посту губернатора — Александра Петровича… А может быть, произошло и то, и другое одновременно. Но, так или иначе, почти готовое к передаче в суд уголовное дело прокуратура вдруг потребовала отдать в другие руки.

Тут имеется одна заковырка. В нашем законодательстве есть такое понятие — лица, обладающие особым правовым статусом. Например, депутаты или высшие государственные чиновники. Губернатор и его заместители тоже попадают в эту категорию. И по закону, с таким контингентом должен работать именно Следственный комитет и его подразделения на местах, а вовсе не следователи полиции.

Так вот, можно ли считать совпадением, что как только след­ствие вплотную подошло к предъявлению обвинения бывшему губернатору Орловской области А. Козлову (то есть лицу с особым правовым статусом), но еще не успело это обвинение предъявить, уголовное дело срочно изымается и передаётся в УМВД?
Поразительно то, что всем — и Следственному управлению, и УМВД, и прокуратуре, и ФСБ — прекрасно известно, что именно А. Козлов продавливал продажу по дешевке «Орловской Нивы» и подписывал все документы. Его роль в этом деле, как говорится, надёжно зафиксирована, и в первую очередь — оперативными службами той же полиции. Ну, хорошо, отдадите вы эти 23 тома уголовного дела в Управление МВД. Но ведь и перед тамошними следователями точно так же встанет необходимость дать правовую оценку действиям бывшего губернатора и его заместителей. А работать с такими лицами они не имеют права. И что тогда? Возвращать дело в Следственное управление? В чём тут смысл?

Вот почему поневоле закрадывается сомнение: а не в том ли этот самый смысл и состоит, чтобы не ускорить, а, наоборот, затянуть следствие? Сейчас полиция начнет перелопачивать эти двадцать три тома заново. Пройдет месяц, другой, третий, а там, глядишь, как-нибудь рассосётся… То ли ишак сдохнет, то ли падишах прикажет долго жить. Вот как хочешь, так и понимай.

Может быть, мы ошибаемся в своих предположениях? Может быть, между описанными событиями никакой связи нет? Но как же тогда быть с предостережением, вынесенным 24 апреля 2015 года прокурором области следователю по ОВД отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Орловской области А. Паршикову, «о недопустимости нарушений уголовно-процессуального закона, выражающихся в проведении следственных и процессуальных действий по уголовному делу № 39032, не находящемуся в производстве…»? То есть, получается, расследование прекратить и больше в него нос не совать?
Нет, странно, очень странно всё это…

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц