Красная строка № 7 (229) от 1 марта 2013 года

Деревья умирают молча…

Когда фашисты оккупировали наши города, они первым делом вырубали парки и скверы. Это нельзя объяснить лишь практическими соображениями, тем, что в условиях русской зимы нужны были дрова. На наш взгляд, смысл этого явления глубже. Это ритуальное действо. Может быть, даже не осознанное самими врагами, которым инстинкт насильника подсказывал те, а не иные символические формы унижения покорённой земли. Даже храмы оккупанты не трогали, но рощи и сады — рубили. Дерево — пожалуй, самый древний и самый ёмкий по смыслу и значению атрибут человеческой истории и культуры. С уничтожением дерева выкорчёвывались «корни» цивилизации, «ствол» культуры, покорённый народ терял своё «самостоянье» (А. С. Пушкин), переставал быть «прямостоящим» (Н. Ф. Фёдоров), падая к ногам своего палача. При этом субъективно люди воспринимали такие акции захватчиков с отвращением — естественной реакцией на кощунство, бесстыдство, надругательство над святым.

В годы фашистской оккупации в Орле были вырублены Витеб­ский сад — чудесный парк железнодорожников в конце Грузовой улицы, у истока ручья Ленивец, огромный Институтский сад — в районе современного бульвара Победы, между ул. Октябрьской и Салтыкова-Щедрина, Первомайский сквер, бульвар Трубникова, пострадали и другие зелёные массивы города. Вот почему память о кошмаре войны не давала даже зародиться мысли о том, что можно взять и просто так срубить дерево, и это не будет актом вандализма. Но время идёт, и «память смертная» глохнет в сердцах с каждым годом всё более сытых людей, на чьих глазах город катастрофически теряет свои зелёные насаждения. Равнодушие. Отупение. Атрофия нравственного чувства. Молчаливое согласие.

Возможно ли иначе как вражескую диверсию расценить Постановление Коллегии Орловской области № 155 от 15 мая 2008 г. «Об инвентаризации памятников природы Орловской области», лишившее охранного статуса почти все памятники природы регионального значения? Только вчитайтесь: парк «Ботаника», Городской парк культуры и отдыха, парк техникума железнодорожного транспорта (Семинарский парк), сквер «Дворян­ское гнездо», сквер «Комсомольский», сквер им. И. С. Тургенева (Талызинский сквер с 200-летними дубами), — в Орле, усадьба И. С. Тургенева Спасское -Лутовиново, парк «Телегино» под Болховом, Кантемировский парк в Дмитровске, парк-усадьба В. Н. Хитрово, усадьба художника Шварца, усадьба Дениса Давыдова, усадьба Мамонтовых, усадьба Горбова, усадьба Сумарокова, усадьба Новосильцевых (родина В. С. Калинникова), усадьба Шереметьева, усадьба Шеншина, Шестаковский парк, парк Голицына в с. Голунь, парк-усадьба Грановского, парк-усадьба Хрисановича, парк Н. В. Киреевского в с. Шаблыкино, Хотьковский парк, парк В. Скарятина, парк декабриста Чернышова и городище, парк регулярного типа и лесопарковые насаждения совхоза-техникума «Глазуновский», дендропарк Арбузова, «Царев Брод», парк на территории Некрасовской школы-интерната, парк «Стрелецкий», Баранов сад, фрагменты парка Сухотина, парк в деревне Яршево, вековые лиственницы в Корсаковском районе, старый парк в деревне Малая Раковка, парк в деревне Грунец, парк барона Вревского, усадьба Дьякова, Паньковский парк, Мансуровский парк, парк «Усадьба князя Куракина», парк-усадьба Комаров­ского и другие. В этом списке — и одиноко стоящие деревья-старожилы, пережившие весь двадцатый век и помнящие еще наших пращуров из века девятнадцатого, и целые аллеи таких деревьев, урочища, лесные и лесопарковые массивы…

Этот список зеленых насаждений лишен своего прежнего высокого охранного статуса не лютыми врагами Родины, не фашистскими карателями, а органами государственной власти региона РФ, в том числе — природоохранными! Двойной статус памятника истории и культуры и памятника природы, видите ли, мешал чиновникам эффективно эти объекты охранять! Другая «причина» — якобы недостаточность ресурсов: не в силах Орловская область была «тянуть» всех своих «подопечных». Поневоле вспомнишь сказанные 150 лет назад слова А. И. Герцена о том, что государство в России ведёт себя подобно оккупационной армии.

А чёрное дело уничтожения памятников природы идёт полным ходом. Последствия пресловутого Постановления № 155 начинают сказываться теперь, 5 лет спустя. Варварские вырубки в парке «Ботаника». Сообщение в «Городской газете» о том, что в парке культуры и отдыха райадминистрацией дано разрешение на вырубку 40 (!) деревьев, которые директор парка г-н Гунаев так и не смог насчитать, показывая аварийные сухостои. Ещё не завершился скандал с уничтожением большого старинного сквера Областной детской больницы, в котором открываются всё новые и новые аспекты, как уже назревает другая история.

22 февраля, в канун Дня защитника Отечества, в аллее 15 деревьев-долгожителей на ул. Октябрьской в г. Орле (напротив Музея искусств), являвшейся памятником природы и «разжалованной» Коллегией области в 2008 г., было спилено огромное старое дерево, признанное якобы «аварийным». Кто дал такое заключение, на каком основании, по каким критериям сделаны выводы?

Знаменитая аллея оказалась за забором стройки. Всем памятен скандал со строитель­ством здесь, на территории бывшего стадиона «Трудовые резервы», двух элитных высоток. Чисто коммерческий проект, жильё «вип-класса», никакого отношения к социальным программам не имеющее. Удивительно: небоскрёбы построили, не тронув мемориальные 150-летние дубы — остатки Институтского сада, избежавшие фашистского топора в далёком 1942 г. Но вот одно дерево-долгожитель уже уничтожено. Кто поручится за сохранность остальных в дальнейшем?

А что же жители города Орла, граждане России? Некоторые искренне считают, что старые деревья нужно пилить, высаживая на их месте новые. Удручающее невежество! Дерево, особенно ценных пород, которым исконно засаживались наши сады и парки — дуб, липа, ясень, клён, — с возрастом увеличивает свою ценность, раскрывает природную красоту, становясь памятником природы как дерево-долгожитель, истории — как свидетель ряда эпох и событий, и архитектуры — ибо его масштаб только в определённом возрасте ставит его в ряд архитектурных объектов. Но как раз эти-то ценные породы не в моде теперь у «озеленителей»: они требуют ухода, регулярного опиливания дефектных сучьев. И если в отсутствие такого ухода случается беда, когда упавший сук ранит человека, то вся ненависть направляется на несчастное дерево, которое ни в чём не виновато — его «казнят», срубая под корень.

Падение профессионализма, утрата компетентности во всех сферах деятельности в XXI веке создают угрозу потери достижений человеческой цивилизации и скатывания на ново-пещерный уровень, когда «мультимедийный робот» забудет элементарные навыки взаимодействия с живой природой и окружающей средой.

И если нынешняя власть спит спокойно, думая, что за варварские решения проклинать потомки станут прежнее руководство области, то она, нынешняя администрация, ошибается. Продолжающиеся преступления будут уже на её совести, пока она своими решительными действиями не пресечёт их. Необходимо срочно восстановить поражённые в правах памятники природы в прежнем их статусе, хотя бы для того, чтобы они не были уничтожены. Не награды международных экологических организаций надо получать — не заслуженные, но «в суд и осуждение» принятые, — а исправлять бесчинства предшественников, не рассчитывая ни на какие награды, но лишь питая надежду на снисхождение потомков, лишённых наследства промотавшими его завещателями.

Илья Кушелев.

самые читаемые за месяц