Красная строка № 33 (255) от 11 октября 2013 года

Держите карман шире…

Экономика — живой организм. Она может расти и увядать, болеть и выздоравливать. Больше того, она способна к переживаниям. Например, экономика торжествует, когда ей удаётся достигнуть высоких темпов устойчивого роста общественного богатства. Она, наоборот, грустит, когда эффективное развитие осталось в прошлом, а его кое-кто по разным причинам не хочет вспоминать.

Подтверждение тому — материалы последнего форума 20 руководителей стран, которые относят к ведущим экономикам мира. Особый интерес для нас представило по существу программное выступление на этом форуме В. В. Путина, подчеркнувшего, что в современном состоянии экономики больше всего огорчает два момента — низкие темпы экономического роста и дефицит рабочих мест.

Заметим, что ситуация с данными показателями в нашей стране не всегда была столь же грустной, как в настоящее время. Обратимся к таблице 1.

Как видим, различия экономических показателей советского и постсоветского периодов достаточно выразительны. А тот факт, что эти данные, как правило, в СМИ замалчиваются, объясняются просто — так удобней для виновников ныне грустного состояния нашей экономики. Так удобней и для их духовных наследников, которым совсем не хотелось бы вспоминать, что советское «экономическое чудо» (в оценке западных журналистов того времени), было достигнуто с использованием марксистской теории экономического роста.

Беда их в том, что время не стоит на месте, и то грустное состояние, в которое опускается экономика России, всё более настойчиво ставит вопрос — случайно ли, что в последние десятилетия экономическое чудо демонстрирует Китай, где к руководству народным хозяйством опять-таки пришли марксисты.

Как итог такого руководства, Китай, при ограниченных ресурсах земли, энергетического и рудного сырья за последние 23 года увеличил объёмы производ­ства валового продукта почти в 5,5 раз, промышленного производства в 9 раз и сельскохозяй­ственной продукции более чем в 2 раза. Тогда как РФ спустя 23 года после развала СССР всё ещё топчется на показателях объёмов ВВП 1989 года, при размерах промышленного и сельскохозяйственного производства на уровне более чем 40 летней давности.

А поскольку в интересах защиты доходов «стратегических частных собственников» хотелось бы объяснить прежний советский и нынешний китайский феномен без упоминания теории К. Маркса, то в публичный оборот вбрасывается мысль, что якобы достижение высоких темпов роста производства (а соответственно и численности рабочих мест) возможно только в развивающихся странах.

Но примем к сведению, что, во-первых, по оценке руководителей нашей страны, РФ в настоящее время перестала быть развитой страной и относится к группе развивающихся стран, подобно Бразилии, Китаю, ЮАР, и, следовательно, казалось бы, должна иметь сравнимые с ними показатели экономического роста.

Во-вторых, сопоставив темпы развития экономики РФ с развитыми капиталистическими странами, где активно использовались кейнсианские принципы активного государственного регулирования экономического роста, мы обнаружим, что за последние 23 года в Западной Европе и в США размер ВВП вырос почти в 2 раза, существенно увеличилась численность рабочих мест. Наоборот, у нас за эти годы в реальной экономике произошёл спад, в социальной сфере — определённый регресс, и одновременно официальная статистика отметила сокращение рабочих мест в промышленности, сельском хозяйстве, в строительстве и на транспорте — суммарно на 17,5 млн.

Иначе и быть не могло, поскольку управлять современной экономикой, отвергая не только К. Маркса, но и Д. Кейнса, значит обрекать народное хозяй­ство на деградацию. И всё вновь и вновь наступая на старые грабли, с грустью повторять — «хотели как лучше, а получилось…».

Действительно, хотели, как лучше, когда ставили задачу – за 10 лет удвоить ВВП после разрушенной ельцинистами России, для чего нужно было обеспечить среднегодовой рост производ­ства 7,1%.

Но поскольку нашим либералам, руководившим экономическим блоком правительства, выполнить эту задачу не удалось, они предложили «Концепцию–2020» (президент её утвердил в ноябре 2008 года), в которой наметили тоже оптимистический, но несколько сниженный ежегодный рост ВВП (около 6,5%). И опять провал, причём, на этот раз — в глубокий кризис.

Тогда ставшая еще более либеральной команда Д. А. Медведева предлагает заменить «Концепцию–2020» на «Пятилетку эффективности», с темпами роста ВВП, сниженными до 5% в год.

Результат известен. В прошлом году ВВП страны увеличился на 3,4%, промышленное производство на 2,6%. В первом полугодии 2013 года рост ВВП составил 1,4%, в промышленности — 0%. Серьёзный спад отмечен в черной металлургии, в добыче газа, и даже в дышащем на ладан машиностроении. И всё это на фоне заметного подъёма в США, Японии, Германии. Не говоря уже о высоких темпах экономического роста в Китае, Вьетнаме, ряде других стран.

А могло ли быть иначе, если наше ультралиберальное правительство, в отличие от лидеров развитых стран Запада, гордится тем, что у нас больше, чем за рубежом, свободы для отечественных и заграничных олигархов – в «перетягивании ими одеяла на себя». В том числе при невозврате экспортной выручки и вывозе капиталов, в сохранении «оффшорных зон», плоской шкалы налогообложения, в обеспечении привилегий сращивающемуся с олигархами чиновничеству и др.

В этой связи потери от вступления в ВТО — лишь ещё один грустный эпизод в длинной цепи удушающих нашу экономику решений. Но последствия вступления в ВТО предсказаны были давно — нас ожидает сужение возможностей сбыта отечественных товаров, как минимум, на российском рынке. А затем вполне логичная рекомендация населению — жить по средствам, постепенно затягивая пояса.

Конечно, нельзя допустить, чтобы грусть по состоянию нашей экономики превращалась в депрессию. Экономика — очень живучий организм. В экономике безвыходных ситуаций почти никогда не бывает. Даже когда кажется, что народное хозяйство оказалось в тупике, смелые, грамотные и умные руководители всегда найдут перспективно значимый выход. Даже если этот выход потребует принятия политических решений, неудобных для господствующей в стране экономической элиты.

Не говоря даже о Китае, оглянемся на США, где возобновляется экономический подъём. Обратим внимание, что этому предшествовала серьёзная борьба команды президента Обамы за повышение платёжеспособного спроса малообеспеченных групп населения — в целях развития внутреннего рынка, за счет сдерживания аппетитов олигархических структур.

К сожалению, в руководстве нашего правительства пока что не видно готовности использовать последний американ­ский опыт кейнсианского способа оживления экономики — путём радикальной дифференциации налогового бремени, поощрением минимальных ставок процентов за кредит, стимулированием развития трудоёмких отраслей народного хозяйства, особенно машиностроения, приоритетным вниманием к науке, образованию и др.

Впечатление таково, что отношение к сложившейся экономической ситуации наших руководителей хотя и огорчает, но не очень тревожит. У них сохраняется надежда, что «невидимая рука рынка» в конечном счёте скажет своё слово и подарит нам к 2020 году 30 тыс. долларов на душу населения, 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест и ещё много хорошего, над чем правительство Д. А. Медведева должно работать в соответствии с известными майскими указами президента.

Грустно это сознавать, особенно если узнаёшь, что и функции контроля над экономической деятельностью правительства перекладываются опять-таки на плечи либералов…

И. Загайтов,
доктор экономических наук,
Н. Турищев,
кандидат экономических наук.

самые читаемые за месяц