Красная строка № 28 (209) от 3 августа 2012 года

«Другой жизни мне не надо»

1 мая 2012 года Елена Сергеевна Пчелкина отметила свое 90-летие. И я, сам уже немолодой человек, во время нашей беседы с ней не раз задавал себе вопрос: как этой женщине, прошедшей непростую жизнь — войну, послевоенное восстановление родного города, службу в органах внутренних дел, удалось сохранить такой оптимизм, чистоту помыслов и поступков, способность в таком солидном возрасте давать взвешенную оценку событиям семидесятилетней давности? Удивляло и то, с какой хронологической точностью и до каких мельчайших подробностей она старалась восстановить эпизоды тех лет, назвать фамилии своих командиров и начальников…

Война ворвалась в жизнь девятнадцатилетней Елены Волковой (девичья фамилия Е. С. Пчелкиной) так же внезапно, как и для миллионов ее соотечественников. К тому времени она уже успела закончить семь классов и по рекомендации райкома ВЛКСМ пришла на орловский завод «Продмаш». Работала в цехе, затем — секретарем-машинисткой. Энергичную, обладающую организаторскими способностями девушку молодые рабочие вскоре избрали секретарем комсомольской организации предприятия.

— Сразу же после объявления фашистской Германией войны нашей стране число мужчин на заводе стало заметно уменьшаться. Их места за станками занимали женщины, подростки — учащиеся ремесленных училищ, — вспоминает Елена Сергеевна. — В июле 41-го участились налеты фашистской авиации на Орел. Работа в цехах прекращалась, все рабочие шли в бомбоубежище.

Утром 17 августа за окнами их домика на улице Розы Люксембург скрипнули тормоза машины. Из нее вышли два армейских капитана и направились к дому Волковых. «Собирайтесь на работу. Ждем вас в машине», — сказал один из них Елене.

В заводоуправлении ей сказали, что с сегодняшнего дня она поступает в распоряжение этих двух офицеров. Одним словом, мобилизуется в армию. Активная, политически грамотная, владеющая хорошими навыками работы на печатной машинке, Волкова была сейчас нужна фронту. Отъезд — в 16.00. С собой взять документы и самые необходимые вещи.

В то время спешно шло формирование Брянского фронта, в том числе из военнослужащих и гражданских Орловского военного округа. Елену назначили на должность секретаря-машинистки политуправления фронта, а через некоторое время — политотдела его спецчастей. В первое время местом его дислокации был один из брянских лесов. Затем военные дороги Волковой проходили по территориям Курской и Тульской областей. А в 1943 году войска Брянского фронта освобождали от немецко-фашистских захватчиков город Орел и Орловскую область.

— По объему и содержанию документов (приказов Ставки Верховного Главнокомандующего, командующего фронтом, политдонесений) уже можно было судить о масштабах сражений тех лет, об огромном количестве боевой техники и живой силе. А еще — о стойкости духа, массовом героизме наших солдат и офицеров. «На высоте 15.3 пулеметчик гвардии сержант Петров почти час отражал атаки автоматчиков. Израсходовав боеприпасы, он подорвал гранатами себя и окруживших его фашистов». «Уничтожив два вражеских танка, экипаж «Т-34» направил затем свою горящую боевую машину на немецкий «Тигр», тем самым остановив его продвижение на наши позиции»… Такие строки большинства политдонесений забвению не поддаются. Они остались навсегда в памяти и сердце. Такое впечатление, что я их вчера напечатала, — рассказывает Елена Сергеевна.

— Война — это кровь, смерть, боль, неимоверное напряжение физических и моральных сил. Погибали и умирали от ран молодые ребята, так и оставшиеся навечно девятнадцати- и двадцатилетними, — мысленно возвращаясь в свою военную молодость, с горечью продолжает она. — Знаете, я предпочитаю смотреть старые советские фильмы о войне. Почему? Они ближе тому времени. Большинство же современных сериалов с множеством спец­эффектов и трюков показывают войну либо как легкую прогулку, либо как компьютерную схватку неких суперменов. В них немало неточностей и несоответствий.

…Работы у машинисток было много. Особенно ее прибавилось накануне и в разгар Орловско-Курской битвы. Печатать приходилось и под артобстрелом, и под бомбежками, и ночью при свечах. Политотделовцы постоянно были на передовой. Везли газеты, листовки, партийные документы, партбилеты для вступивших в ряды ВКПБ солдат и офицеров. Нередко им приходилось заменять погибших и раненых в бою политруков, подымать спящих бойцов в атаку. Некоторые оставались в армейских частях и воевали до самой победы.

— В партию вступали осознанно. И известное перед боем и наступлением «Если погибну, считайте меня коммунистом!» было не пафосом и бравадой, а личным решением красноармейцев, их состоянием души. Кстати, на фронте я стала коммунисткой, — продолжает бывшая секретарь-машинистка политотдела фронта. — Бесспорно, главный герой Великой Отечественной войны — советский народ, те, кто воевал на фронте, был партизаном, подпольщиком, кто трудился в тылу. Но их всех кто-то должен был организовать, сплотить, вдохновить своим примером, повести за собой к победе в этой войне. И такой силой были коммунисты. Поэтому призыв «Коммунисты, вперед!» не был пустым звуком.

После разгрома летом 43-го фашистских армий под Орлом и Курском было принято решение о расформировании Брянского фронта. В ноябре этого года в Великих Луках началась работа по созданию 2-го Прибалтийского фронта. Как знать, куда бы повели фронтовые дороги Елену Волкову, если бы не возникшие тогда семейные обстоятельства. За тяжелобольными родителями в Орле нужен был уход.

— Город был основательно разрушен. От взрывов бомб, которые немецкие самолеты сбрасывали на железнодорожный мост через Оку, наш старый домишко так сильно наклонился, что его крыша почти касалась земли, — вспоминает Пчелкина. — У орловцев, переживших страшные годы оккупации, открылось как бы второе дыхание. Сколько было горя, слез, потерь, но и какая уверенность, какой энтузиазм были у нашего поколения! Люди, несмотря на трудности с продовольствием, отсутствие электричества, топлива, приняли активное участие в восстановлении Орла.

К тому времени Елена Сергеевна уже работала в отделе уголовного розыска областного УВД, хотя поначалу у нее были другие планы. Но в райкоме партии рассудили иначе. В городе сложная криминальная обстановка: грабежи, кражи, спекуляция, дет­ская преступность… А тут — проверенный войной человек. Милиции нужны не только сыщики и участковые инспектора, но и умеющие грамотно вести дело­производство люди.

— Тогда сотрудников с «по­плавками» — нагрудными знаками о высшем образовании — практически не было. Большинство пришедших на службу в ОВД фронтовиков не успели перед войной окончить даже среднюю школу. Вот так мы и жили: днем — на службе, после нее садились за парты вечерних школ, а в выходной — часто работали на субботниках, восстанавливали город. В милиции я встретила и свою первую любовь, — улыбается она. — Моим мужем стал бывший фронтовик оперуполномоченный угро Георгий Пчелкин.

Всего же в управлении внутренних дел я проработала почти 34 года, была членом совета ветеранской организации УВД.

Несмотря на то что многое пришлось испытать и пережить, на судьбу не жалуюсь. Я горжусь и ценю то время, в котором выросла, защищала Родину, работала в органах внутренних дел, любила, растила детей, воспитывала внуков и правнуков. Это — моя жизнь, и другой мне не надо.

Валерий Красенков.

самые читаемые за месяц