Дым над городом. Историко-культурный, разумеется.

Атмосфера Орла уникальна. С одной стороны, если разбирать ее химический состав, — прочувственные речи про третью литературную столицу и мелкие воды, на которых кто-то кого-то вспоил. А с другой — присмотришься внимательно к говорящему — как правило, очень важному господину, но с какими-то бегающими глазками и по рабски скованными движениями — и понимаешь, что этот наследный житель третьей литературной столицы России, по всей видимости, ничего из русской классики, помимо «Му-му», не читал. Да и то — содержание помнит отдаленно. Но «гордится» — потому как статус требует. «Погордится», вытрет от напряжения пот со лба и за что-нибудь более близкое и родное принимается — деньгу заколачивать, «терки тереть», «базары базарить», «стрелки забивать», начальству угождать, о карьерном продвижении думать.

Вроде как областной центр — город Орел — со всеми вытекающими обязательствами культурного порядка, а на его «лучших», высших чиновных представителей посмотришь, осевших на площади Ленина, — и создается впечатление, что и не город это вовсе, а разросшаяся, одевшаяся местами в камень деревня, собравшая сельское люмпенизированное население, которое и горожанами не стало, и навыки, а, главное, желание к сельскому производительному, благородному труду утратило. И понимает это, и боится люто перемен, потому что ни к какому, по существу, настоящему труду не способно — не озаботилось профессией. Осталась только звериная, природная сметка — набрать побольше и зарыть поглубже. Они живут мечтой о «цобственном» доме и большой кубышке, которая позволила бы однажды послать этот город куда подальше, чтобы сидеть в тиши за высоким забором и радоваться нажитому. Все остальное несущественно. Нормальная такая мечта сельского кулака.

Среди невыдуманных современных орловских символов есть один, который прекрасно эту атмосферу характеризует. Это развалины дома на ул. Гостиной, 1. Всем они прекрасно известны. Как ехать по Красному мосту от Рядов, будут по правую руку. Эстетическое чувство горожанина этот вид, будто вышедший из фильма ужасов, оскорбляет.

Об истории этой уже писано-переписано, причем споры о том, памятник эти руины или не памятник, а если памятник, то в какой своей части, идут в плоскости, которая не имеет никакого отношения к сути дела, обусловленной атмосферой города Орла. Всем, следившим за судьбой памятников местного значения, занесенных в список охраняемых объектов чохом, без соблюдения обусловленных законом процедур, известно, что несколько объектов (домов) из данного списка решением суда исключено. Собирались граждане, живущие в «памятнике», спрашивали, доколе они будут ждать обрушения своего жилища, в котором статус не позволяет производить ремонтные работы, после чего суд, разобравшись в обстоятельствах дела, приходил к выводу, что одно, другое, третье, четвертное строение памятниками не являются, и снимал здания с охраны. И ничего. Орловская атмосфера не возмущалась.

Что же случилось в истории с домом по Гостиной, 1 — объектом из того же произвольно составленного списка? Почему такой шум? И об этом мы тоже неоднократно говорили. Давайте скажем еще раз, тем более, что игра пошла в открытую.

Напомним прежде сказанное. Собственник развалин (или «памятника» — будем использовать терминологию обеих противоборствующих сторон) получил от областного управления культуры задание воссоздать на месте пришедшего в негодность строения дом купца Селиверстова по эскизному проекту орловского архитектора Тибо-Бриньоля. Собственник здания и участка земли под ним — ООО «РегионИнвест» собиралось закончить работы к 450-летию города. Здание по проекту 19-го века — к историческому событию, строительство — за счет собственника, город расходов не несет.

Все готово для воплощения планов, как вдруг… Излагаем события конспективно, чтобы не утомлять читателя обилием деталей. То же управление культуры, которое давало задание ООО «РегионИнвесту», уперлось – «памятник» трогать нельзя, планы нереализуемы. При всем уважении к «культурным» чиновникам, зная атмосферу родного города, заметим, что подобные решения принимают не они. Они подобные решения озвучивают.

Дело дошло до суда, аналогичного тому, что снимал «памятники» с охраны. Случай с Гостиной, 1 ничем не отличался по сути от бывших ранее историй. Областной суд и это здание с охраны снял, даже оставив без внимания протесты зам. председателя облсовета М. Вдовина, на аналогичных судах прежде не бывавшего. Спрашивается, почему Михаил Васильевич проявил активность только в одном этом случае? Но кого это волнует? Проигравшие подали кассацию в Верховный суд, однако дело, было настолько ясно, что и в решении Верховного суда никто не сомневался – «приговор» областного суда будет оставлен в силе, здание снимут с охраны, руины снесут, дом купца Селиверстова по оригинальному проекту 19 века будет воссоздан.

Порассуждаем о редком издевательстве над судопроизводством и удивимся этому феномену. Что делает законопослушный гражданин, обратившийся в суд последней инстанции? Правильно, что ему еще делать — он ждет. Что делает целая группа граждан, наделенная, помимо такой пассивной добродетели, как законопослушность, еще целым букетом иных полезных качеств? Правильно еще раз. Группа не ждет, она действует.

ООО «РегионИнвест» законопослушно ожидает реакции Верховного суда на кассацию своих противников, мешающих что либо делать на Гостиной, 1, а в это время областное управление культуры ударными темпами заказывает историко-культурную экспертизу, которую не могло провести в течение 13 лет, ударными же темпами ее проводит силами эксперта И. Смирновой, которая фантастическим образом обнаруживает на месте здания по Гостиной, 1 «ансамбль домов» (внимание) 18-19-20 веков, каковой ансамбль то же областное управление культуры тут же, на основе данной экспертизы, объявляет «вновь выявленными объектами культурного наследия».

Между тем Верховный суд рассматривает кассацию того же областного управления культуры на решение орловского областного суда, исключившего дом на Гостиной из реестра памятников, и приходит к выводу, что решение областного суда обосновано, а посему оставляет его в силе. Но на месте дома по Гостиной, 1, который теперь можно сносить, между тем появился целый ансамбль «вновь выявленных объектов культурного наследия»! В решении областного суда про ансамбль ничего не говорится. Стало быть, и решением Верховного суда РФ можно с легкой душой подтереться. Я испытываю восхищение, описывая данную комбинацию. Работали суды, канцелярии что-то писали, крутились-вертелись винтики и шестеренки могучей государственной машины, вынесено решение. И что? Ровным счетом ничего. Можете крутиться-вертеться дальше.

Почему культурного наследия-то в Орле много, а шум и битва — только вокруг руин на Гостиной, 1? Мы уже прежде рассказывали, почему. Рынок рядом — место доходное, многие хотят владеть этой землей. Неужели такая логика возможна в нашем культурном городе? Ну, как вам сказать… Возможно и не такое.

Обалдевшие подрядчики-хозяева из ООО «РегионИнвест», ставшие в результате культурных разборок отчасти краеведами (во всяком случае, по своему объекту они обладают знаниями, близкими к энциклопедическим, то есть откопали по истории дома всю имеющуюся в открытом доступе информацию), вновь погрузились в архив, идя по следу эксперта И. Смирновой, сличая ее выводы с первоисточниками, на основании которых выводы и делались; погрузились и ужаснулись. Ужаснулся и приглашенный «РегионИнвестом» в Орел главный архитектор центрального аппарата ВООПИК, государственный инспектор по проведению историко-культурных экспертиз, член Союза архитекторов России В. Яндовский, сказавший на заседании у зам. губернатора Н. Злобина по поводу экспертизы И. Смирновой следующее (близко к тексту): «Уважаемый заместитель губернатора, уважаемые присутствующие. Бумага, которую выписало управление культуры на основании данной экспертизы — это, мягко говоря, фальсификация». Н. Злобин: «Почему?». «Потому что объект называется ансамблем зданий 18-19-20 веков, но откроем историческую справку. В ней — ни одного слова об архитектурном стиле хотя бы одного из этих домов. Но если нет данных об архитектурном стиле и научного подтверждения выводов, экспертизу чего я должен проводить? «РегионИнвест» ничего здесь не построит, поскольку ни один уважающий себя эксперт задание не согласует. Подобное задание невыполнимо».

То есть речь о том, что ничего с «ансамблем» вновь выявленных «памятников» сделать нельзя, невозможно даже доказать, что это памятник, если подходить к доказательству строго. Тем не менее, бумагу о том, что в границах, в которых стоял и продолжает стоять полуразрушенный дом по Гостиной, 1, появился ансамбль вновь выявленных памятников, областное управление культуры издало. На бумаге памятник есть. Если охота разбираться, как бумага появилась, разбирайтесь. Главное в том, что строить на месте дома по Гостиной, 1 ничего нельзя, хотя Верховный суд РФ подтвердил, что можно!

А ничего удивительного для Орла в этом нет. Никто же не удивляется, что та же эксперт И. Смирнова, выявляющая целые ансамбли памятников, согласовала пристройку к находящемуся в реестре охраняемых памятников истории и культуры зданию штаба гусарского полка на Московской. И против сноса еще одного памятника, особенно любимого таким чутким ценителем прекрасного, каким является зам. председателя облсовета М. Вдовин, не возражает. Снести этот пресловутый Дом Лизы Калитиной под корень, то есть под самый фундамент, — предлагает эксперт И. Смирнова, и построить на этом месте что-нибудь новое. А М. Вдовин даже 90 млн. (!) бюджетных денег на эти цели (настоящий защитник старины) попытался выбить, но пока не получилось. От такой суммы даже самые сговорчивые народные избранники холодным потом покрылись. Так чему удивляться? О какой культуре вы вообще говорите?

Конечно, конечно, я ошибаюсь и, по цинизму своей натуры, просто не способен разглядеть самые тонкие струны чужих чутких душ, и музыка этих струн недоступна моему грубому слуху. Поэтому продолжу для таких же грубых, как я сам.

Тема культуры в некоторых орловских делах — это как дымовая шашка, зажигаемая в тех случаях, когда требуется сбить с толку противника и прикрыть собственное наступление. В жизни, где власть грезит о толстой кубышке и крепком доме за высоком забором, чтобы никто не достал, — городская среда, о которой следует заботиться, есть легко игнорируемая химера, а факты – столь же легко игнорируемый плод чей-то больной фантазии. Единственно важная тема для этих господ, как ни банально это звучит, — деньги. Плюс власть, конечно, гарантирующая сохранение и накопление денег.

Я не мог сдержать смеха, когда представитель собственника, пытающегося воссоздать по старинному проекту дом на Гостиной, 1, Б. Москалына, искренне возмущался, показывая архивные фотографии, которые, к его великому удивлению, почему-то никто не хочет видеть.

— Смотрите, — говорил он, — вот фотография 1901 года. Вот мост, вот наше здание. Видите — единая крыша, единый фасад. Какой ансамбль? Вот фото периода оккупации. Церковь, где сейчас универмаг, фриц куда-то идет, вот вновь торец нашего здания. Вы хоть в какой-нибудь его части видите сегодняшнюю архитектуру? Это же совсем другой дом! Вот фотография 1943-го года. Вот взорванный мост. А вот, что было на месте дома по Гостиной, 1. – Б. Москалына даже сделал паузу, настолько все было очевидно. – Ничего нет, руины! Фасадная часть уничтожена до основания, а управление культуры берет ее за предмет охраны, утверждая, что нынешние стены были возведены в 18-19 веках!

Я смеюсь – Б. Москалына возмущается так, будто факты в этой истории кого-то интересуют. Будто кого-то интересует какая-то культура. Какое-то историко-культурное наследие — штаб гусарского полка на Московской, 29; какая-то Лиза Калитина.

Экспертизу И. Смирновой собственник дома на Гостиной отправил в Министерство культуры в надежде, что у кого-то проснется чувство юмора.

Заканчиваем лирическое отступление, переходим к сути.

— Вы, наверное, хотите узнать, как я стал владельцем дома на Гостиной, 1? — спросил пришедший в редакцию владелец этого дома В. Раусов.

Да не то, чтобы я очень хотел, но тема оказалась интересной.

— Друзья попросили оформить на себя купленный ими участок. Они верили, что я сумею отбиться от тех, кто привык брать все даром. Это очень влиятельные люди, и землю под домом на Гостиной, 1 им ох как хочется получить. Поэтому тактику они выбрали простую — или я участок вместе с домом им отдаю, или ничего не смогу там построить. Никогда. Так они думают.

В. Раусов написал заявление в управление ФСБ, где назвал всех поименно — тех, кто, по его словам, «неоднократно, под угрозой физической расправы» вынуждали его отказаться от земли на Гостиной, 1; напомнил про взрывы гранат во дворе собственного дома и рядом с ним… Много чего рассказал.

В Орле такая насыщенная событиями жизнь, поэтому, кто, в самом деле, обратит внимание на такую мелочь, как взрывы трех гранат Ф-1 в жилой зоне города? Зачем обращать внимание на подобные пустяки? Никто почти что и не обратил. Зато когда человек, которого попытались взорвать, попытался что-то сделать на Гостиной, 1, поднялся такой шум!.. Интересно, правда?

Какая связь между взрывами боевых гранат и домом на Гостиной, 1? Конечно, никакой, это все фантазии грубых душ. Главное и единственно реальное в нашем городе – защита историко-культурного наследия. Стараются защитники так, что дым стоит над Орлом. Историко-культурный, разумеется.

Кстати. Облсовет «родил» новый закон, по которому все права, относящиеся к культурному наследию, отныне передаются губернатору. Даже не его аппарату, а лично губернатору. То есть теперь то самое постановление облсовета 2001 года, по которому в список охраняемых объектов огульно, без подтверждающих документов, было включено более 100 зданий, стало личной головной болью губернатора Орловской области. Теперь он будет нести ответственность за «культуру». Такой вот геморрой в качестве подарка. Тихо так все сделано, без ненужного шума.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц