Красная строка № 24 (290) от 1 августа 2014 года

Ещё раз о хате с краю

В «Орловской правде» от 07.08.2002 г. была опубликована статья автора этих строк под заголовком «Нет уже такой хаты», в которой говорилось о том, что современный обыватель, полагая, будто проживает в хате с краю, ошибается, ибо этой «крайней хаты» уже нет. Мы живём в эпоху всевластия транснациональных монополий (ТНМ), для одурачивания масс названного глобализацией. Эти монополии запустили свои щупальца во все уголки земного шара, и в каждом из них для защиты своих интересов они могут в любой момент применить меры, какие только сочтут необходимыми.

В статье, в частности, говорилось: «Теперь такое время, кода судьба каждого зависит от судьбы человечества в целом, и тот, кто мирится со злом, причиняемым другим людям и народам, жестоко ошибается, уповая на то, что это зло не изберёт его своей жертвой». Сейчас война полыхает у нашего порога. Искры от её пожара летят и к нам: снаряды украинских неофашистов то и дело падают на российскую территорию. Но обыватель по-преж­нему убеждён, что обитает в хате с краю, и поэтому всё это его не касается. Впрочем, он сильно возмущается, но не преступлениями бандеровских последышей против украинского народа, а, например, воссоединением Крыма. «Зачем нам это? — негодует он. — У нас у самих забот полон рот. На содержание Крыма нужны ох, какие средства, а откуда их взять? Ясное дело, пенсии нам урежут».

«Демократические» правители России «восстановили» историческую справедливость вовсе не потому, что якобы озаботились судьбой крымчан. Они преследовали сугубо меркантильные интересы класса, которому служат, т. е. новоиспечённой российской буржуазии. Но нельзя ведь отрицать и тот факт, что «крымская виктория» представляет собой благо для населения полуострова, ибо спасла его от украинского неофашизма. Однако обывателя беспокоят только его «заботы», поэтому беды и страдания других его нисколько не волнуют и не тревожат.

Высказывает он недовольство и по поводу украинских беженцев: это сколько их тут понабежало, попробуй, прокорми их и всех трудоустрой! Как ни странно, среди «недовольных» немало и тех, кто в своё время пережил ужасы фашистской оккупации и на собственной шкуре испытал, что такое быть беженцем.

Очень возмущает нынешнего обывателя, особенно из интеллигентной публики, поведение ополченцев Донбасса. В его глазах они — террористы и сепаратисты. Мещанствующая интеллигенция оценивает их таким образом отнюдь не потому, что якобы является поборником целостности и неделимости Украины, — государственное устройство «незалежной» её нисколько не интересует. Она здесь, как и везде, руководствуется философией «брюшного материализма», т. е. беспокоится о личном благополучии. «Цивилизованные» государства обвиняют Россию в том, что она будто бы разожгла конфликт на Юго-Востоке Украины и пособляет ополченцам. И интеллигентный обыватель верит в это, ибо в силу своей психологии не допускает, что люди могут, рискуя жизнью, подняться на борьбу за свою свободу. Поэтому он уверен, что всю эту кашу заварила Россия, стремясь руками ополченцев отхватить ещё и Донбасс. Ополченцев вследствие этого он не может не считать террористами и сепаратистами. Поэтому интеллигентный обыватель осуждает и ополченцев, и якобы помогающее им российское правительство. В действиях же фашиствующих правителей Украины, заливших Юго-Восток кровью народа, он не находит ничего предосудительного, ибо, повторяем, беды и страдания других его не волнуют и не тревожат. Он сильно опасается, что «цивилизованные» государства во главе с США, «спасая» демократию на Украине, примут соответствующие меры по отношению к России, тогда ведь и у нас начнётся заваруха. Страшась этой «заварухи», он страстно желает, чтобы правительство Украины как можно быстрее навело «порядок», т. е. как можно быстрее разделалось бы с «террористами» и «сепаратистами».

Всем этим, разумеется, я не хочу сказать, что моя статья должна была пробудить обывателя от нравственной спячки, — никакими статьями его пронять невозможно. Я только хотел показать, что нравственный сон его намного крепче сна спящего в берлоге медведя, который пробуждается от всякого раздающегося поблизости шума, а обыватель и ухом не ведёт даже тогда, когда рядом с его жилищем разражается военная гроза.

Вследствие своей психологии, однако, обыватель погружается не только в беспробудный нравственный сон, его обуревает и сон разума, ибо он лишается способности понимать самые очевидные, элементарные вещи. У Данте в его «Божественной комедии» есть такие строки: «Все до того рассудком стали слабы, Что люди верят всякому вранью, И на любой посул толпа пришла бы».

Написано это в 14-м веке, а как будто о современном «электорате» сказано! Собственно, на «посулах» и зиждется то, что называется буржуазной демократией. Как правило, везде и всюду на парламентских и президентских выборах побеждают те кандидаты, которые наиболее эффектно рекламируют свой «товар», т. е. те, чьи «посулы» кажутся наиболее привлекательными. Правда, не у всех кандидатов равные возможности рекламировать с размахом, тут всё зависит от размеров кошельков, но это дела не меняет: именно с помощью «посулов» завоёвываются голоса избирателей. И это, на первый взгляд, кажется каким-то необъяснимым явлением. Люди, которым в ходе той или иной избирательной кампании обещают горы золотые, должны, казалось бы, задуматься над тем, какие конкретно для этого имеются возможности у обещающих. Вот, например, какой-либо кандидат в президенты заявляет, что стоит ему одержать победу на выборах, как он тут же осчастливит народ. В это можно поверить, если бы кандидат являлся магом и волшебником, но профессионалов такого класса на этом свете не водится. Следовательно, на слово ему верить нельзя, нужно хотя бы немного пошевелить мозгами для того, чтобы убедиться, действительно ли этот кандидат способен выполнить то, что обещает. И не надо обладать семью пядями во лбу для понимания того, что тут всего-навсего «посул». Чтобы хоть как-то улучшить жизнь народа, нужно прежде всего повысить до надлежащего уровня зарплату и пенсии. Но сделать это невозможно. У «работодателей» не может появиться подобного желания: их положение прямо зависит от величины прибыли, всякое её уменьшение означает угрозу их существованию, а повышение зарплаты рабочим как раз и уменьшает прибыль. Поэтому нигде и никогда «работодатели» по своей инициативе зарплату рабочим не повышали. Рабочие могут добиться этого повышения только путём борьбы с «работодателями».

Не может увеличить до требуемого уровня зарплату и пенсии и правительство, даже если оно проникнется таким желанием и будет иметь необходимые сред­ства, — ибо это приведёт к инфляции. Таким образом, в условиях капитализма люди труда хоть как-то улучшить своё положение могут только путём классовой борьбы, никакие же президенты и парламенты, даже если захотят, не в состоянии этого сделать.

Но обыватель ни в какой мере не склонен напрягать мозговые извилины. Самый свежий пример этому — последние президентские выборы на Украине. Там с самого начала предвыборной гонки вперёд вырвался олигарх Порошенко и в первом же туре одержал внушительную «победу». Но кто такие олигархи? Это, как совершенно верно заметил на последнем своём телешоу наш президент В. В. Путин, жулики. Необходимость потрафить народу порой заводит «демократических» правителей так далеко, что они говорят правду. Вот и на этом телешоу, когда Путина спросили о его отношении к украинским событиям, он, стремясь изобличить пришедшую к власти фашистскую хунту, показать её антинародный характер, а себя, напротив, представить другом и заступником народа, сказал, в частности, примерно следующее: это надо же — олигархов назначают губернаторами, а они же жулики. Владимир Владимирович, как видно, настолько впал в обличительный раж, что запамятовал, что и в «демократической» России правят бал олигархи.

Не является никаким секретом, что олигархами становятся именно жулики, причём жулики большого калибра. Не зря же сказано: от трудов праведных не наживёшь палат каменных.

Невозможно, вроде, не понять, что если олигарх рвётся в президенты, то это вовсе не для того, чтобы поделиться с народом своими капиталами, а для того, чтобы их приумножить. Между тем украинский «электорат» предпочёл именно олигарха. Чем же это объясняется? Только тем, очевидно, что у него «посул» был заманчивей. Это было обеспечено не только размером кошелька самого олигарха, но и содей­ствием американского капитала, для которого его кандидатура стала наиболее подходящей. Но почему же «посул» оказывает на обывателя магическое действие? В силу своей психологии, будучи не способен ни к какой борьбе за благо общества, он в тоже время основной пружиной исторического развития считает наделённых властными полномочиями личностей. Поэтому он непоколебимо верит в то, что если избрать каких следует президента и депутатов парламента, то всё в обществе станет на свои места. И поскольку он, например, убеждён, что всё зависит от президента, то не сомневается в том, что тот сделает всё, что обещает в своей предвыборной программе. У него поэтому не может возникнуть желания задуматься над тем, насколько реальны обещания претендента на пост главы государства; его выбор целиком определяется степенью привлекательности этих обещаний. У него вообще нет желания задумываться над чем-либо. Например, президенты меняются, а всё остаётся без изменений: «работодатели» пополняют свои вклады, а рабочий люд всё туже затягивает пояса. Почему это происходит? Такой вопрос у обывателя если и возникает, то он не затрудняет себя поисками ответа на него, объясняя всё это или недостаточной компетентностью президентов, или недобросовест­ностью чиновников и т. п. А если бы он задумался над этим вопросом и нашёл правильный ответ на него, то навсегда бы распрощался с мнением о всемогуществе президентов. Но оно довлеет над ним, хотя действительность на каждом шагу свидетельствует, что той или иной страной управляет не сидящий в президентском кресле господин, а Господин Капитал, причём капитал не национальный, а транснациональный. Особенно наглядно это показывают украинские события: только слепые или совершенно безголовые люди могут не видеть и не понимать, что всё происходящее в «незалежной» — дело рук американских транснациональных монополий. Но каждый человек видит мир через призму своей психологии, а она у обывателя, в том числе и учёного, скажем ещё раз, решающую роль в истории отводит личности.

Эта психология — психология индивидуализма. Она доминирует там, где господствует частная собственность на средства производства. Поэтому обыватель является центральной фигурой в буржуазном обществе. В социалистическом же обществе он представляет собой персону нон грата, о чём и свидетельствует история Страны Советов.

Но эта психология не является неизменной, постоянной величиной. Она сохраняется в статическом положении до тех пор, пока не возникает прямых угроз благополучию обывателя. Когда же они в связи с обострением противоречий капитализма возникают, обыватель просыпается и начинает возмущаться и даже протестовать против нарушений и ограничений «прав» и «свобод». Например, когда киевская хунта начала так называемую антитеррористическую операцию, т. е. когда началось уничтожение городов и сёл Донбасса, убий­ство ни в чём не повинных людей, всё это у украинской общественности не вызвало никаких отрицательных эмоций, словно ничего из ряда вон выходящего не происходило. Кода же карательный блицкриг провалился, когда ополченцы стали показывать участникам «антитеррористической операции», где раки зимуют, эта общественность начала возмущаться и требовать прекращения бойни в Донбассе и отмены объявленной мобилизации.

Изменяются условия жизни людей — изменяется их психология. В момент крушения отжившего строя сила всеобщей политической активности затягивает в водоворот событий и обывателя, стряхивая с него остатки сна. По мере же созидания нового общества происходит его превращение в гражданина, хотя бывает и такое, что в период этого созидания может появиться его «мурло». Но это явление временное.

И. Комаров.

самые читаемые за месяц