Если доски открывают, значит, это хоть кому-нибудь нужно

2 ноября в Орле на доме № 12 по ул. Привокзальной открывали мемориальную доску в память о земляке-герое. Кажется, еще недавно это было бы вполне естественным официальным мероприятием: открывать мемориальные доски, посвященные событиям и героям Великой Отечественной войны, было чуть ли не священной обязанностью власти. Краеведы, конечно, и раньше являлись застрельщиками в подобного рода делах. Они выступали с предложениями, выдвигали аргументы в пользу увековечения того или иного имени. Но власть соглашалась реализовать проект. Особенность состояла в том, что «как правило, соглашалась» и брала на себя все технические хлопоты и всю полноту ответственности. Это было государственным делом!

Но сегодня как-то вдруг трудно стало убеждать власть поработать памяти ради, во имя долга перед павшими. В полной мере это ощутил на себе Владимир Васильевич Антохин, автор книги «Поле под Прохоровкой», краевед, открывший нам заново немало славных имен фронтовиков, ушедших на войну из Орла или орловских сел.

Доска на доме № 12 по ул. Привокзальной, по замыслу В. В. Антохина, должна была увековечить память о кавалере трех орденов Славы, разведчике и участнике штурма рейхстага Григории Константиновиче Шульгине.

Он родился в деревне Жиляево Орловского района. На войну ушел в 43-м. Свою первую «Славу» получил в 1944 году за то, что спас раненого командира. Буквально через несколько месяцев разведчик отличился тем, что один уничтожил вражеский пулеметный расчет. За это его наградили орденом Славы 2-й степени. А в мае 1945-го за мужество, проявленное в боях за Берлин, орловский герой награждается «Славой» 1-й степени и становится полным кавалером ордена. Прожил Шульгин на свете недолго — всего 48 лет. Но навечно остался в когорте выдающихся людей своего времени. Об этом и должна напоминать мемориальная доска на доме в Орле, где с 1964 по 1973 год жил бывший разведчик.

Открытие доски состоялось. Внешне все выглядело благопристойно: почетные гости, красивые речи. Да только уж слишком долго, чуть ли не полгода пришлось В. В. Антохину убеждать городских чиновников, что такая доска в Орле нужна. Пришлось даже собирать подписи жителей дома: не против ли они того, чтобы на стене появилась мемориальная доска в честь фронтовика-героя. Как же! Ведь у нас «местное самоуправление», обо всем у народа надо спрашивать! Но крепить доску к стене дома пришлось В. В. Антохину самостоятельно — своими собственными руками, равно как и мусор убирать на будущем мемориальном месте: как говорится, назвался груздем… Более того, оплатил изготовление доски не бюджет и не щедрый спонсор из числа будущих народных избранников, а сын разведчика — Валерий Григорьевич Шульгин. Как будто речь шла всего лишь о памятной табличке на семейном захоронении…

Такое впечатление складывается, что память о Великой Отечественной у нас уже отделена от государства, и все то, что касается увековечения подвига, является лишь личным делом граждан, но никак не заботой властей.

Правда, немного асфальта под мемориальной доской и материи, которую в торжественный момент сдернули с нее, власть выделила. И на том спасибо! Зато «засветиться» перед фотообъективами и телекамерами во время открытия наши городские чиновники сумели в полной мере.

В. В. Антохин уже и не удивляется. Чтобы открыть в 2010 году доску в память об орловском кавалере ордена Славы В. М. Герасименко — первую в ряду подобных, — краеведу понадобилось три года!

— Чиновники у нас в Орле не­пробиваемые, — с грустной улыбкой говорит Владимир Васильевич. — Вместо того чтобы помогать, поддерживать, они только всё усложняли. Бумаги, бесконечные хождения по кабинетам и этажам, заседания! Заместитель мэра города по социальным вопросам Е. В. Данилевская даже пыталась «воспитывать» меня… А ведь сам президент Д. Медведев сказал, что даже из самого скромного бюджета надо находить деньги на эти цели — на установку мемориальных досок и памятников героям войны. Но у нас — равнодушие, апатия, чванство… А где же любовь к Родине?

Владимир Васильевич Антохин собрал большой материал обо всех орловских кавалерах ордена Славы. Краевед-энтузиаст мечтает открыть мемориальные доски в память о каждом из них.

— Насколько хватит сил, буду добиваться своего, — говорит Антохин. И тут же роняет в сердцах. — Но получится ли? Такой кровью все это дается…

Ему вторит сын героя В. Г. Шульгин:

— Орловская область вскормила и вспоила на своих водах более 200 Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы! В Москве, на Поклонной горе, имена этих людей увековечены. А у нас — нет. Это позор!

С. Иевлев.

самые читаемые за месяц