Эти законы приведут к страшным последствиям

Президент Д. А. Медведев подписал закон «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». Проект этого закона на стадии обсуждения в Госдуме вызвал шквал критики. Но масса поправок, предложенных общественностью, в конце концов была просто проигнорирована авторами законопроекта. Была надежда на президента, который в разгар полемики высказался в том духе, что законопроект, вызвавший столь неоднозначную оценку в обществе, должен быть доработан. И вот за две недели до выборов СМИ сообщили: законопроект, принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации, теперь скреплен и подписью президента. Все, точка. А буквально следом прошла и другая информация: Госдума приняла в третьем чтении не менее скандальный закон «Об уполномоченном по правам ребёнка при Президенте РФ».

Складывается впечатление, что власть торопится. Не зная точно, каким будет состав новой Госдумы, она спешит принять непопулярные законы.

Для большинства наших сограждан суть проблемы осталась за кадром. Буквально так, потому что по центральному телевидению ничего не говорилось о либеральных угрозах, которые несли в себе тот и другой законопроекты. Но в интернете, особенно на сайте информационно-аналитического агентства «Русская народная линия», регулярно публиковались мнения специалистов на этот счет.

Вот, например, что писала Татьяна Шишова, одна из последовательных критиков ювенальной юстиции и законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан…», сопредседатель Общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности, член правления Российского детского фонда, писатель и педагог:

«Законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (теперь уже закон. — «КС») вводит принудительную стерилизацию и принудительные аборты по решению суда для лиц, признанных недееспособными. Это вообще фашистская норма, осужденная Нюрнбергским процессом. Об этом много говорили патриотические организации, писали письма.

В законопроекте предусмотрена возможность медицинского вмешательства для детей с 15 лет без ведома родителей. То есть детям предлагается самим решать вопросы своего здоровья, в том числе им предоставляется право на аборт. Минздрав даже давал разъяснение, что эта норма соответствует международным нормам, что в некоторых странах дети с 12 лет самостоятельно решают вопросы своего здоровья. Попутно замечу, что в этих некоторых странах (например, в Швейцарии) начали выпускать презервативы для 12-летних подростков, чтобы они совсем уж беспрепятственно «решали вопросы своего здоровья». Я только никак не могу понять, до каких пор мы будем оглядываться на эти страны? Идеологи детского разврата, разрушения семьи и сокращения «лишнего населения» уже давно декларировали, что ребенок должен иметь право на сексуальную жизнь с пятилетнего возраста (а кое-кто говорил, что и раньше), и последовательно идут к заветной цели. Но я убеждена, что подавляющее большинство в нашей стране не считает такую цель заветной.

Данный проект закона легализует донорство детских органов. Одновременно с этой нормой определяется диагноз смерти для детей как диагноз смерти мозга, в таком случае диагноз «смерть» ставится тогда, когда у человека еще работает сердце. Законопроект фактически предоставляет возможность еще живого человека объявить умершим и изъять у него органы. Этот законопроект производит революцию в этой области, поскольку ранее в России не разрешалось донорство детских органов. Кроме того, не стоит забывать, что критерий «смерть мозга» недавно введен в медицине. Ранее известна была только биологическая смерть. Критерии ее диагностики устанавливались веками, и, лишь когда стала развиваться трансплантология, ввели диагноз «смерть мозга», который позволяет еще живого человека официально признать мертвым. Этот диагноз был введен потому, что для пересадки нужны живые органы. В 90-е годы диагноз «смерть мозга» стали ставить взрослым людям, а теперь предлагается распространить его и на наших детей. Врачи говорят о большом проценте ошибок при постановке такого диагноза.

В проекте закона сохраняется презумпция согласия гражданина на посмертное изъятие органов и тканей. Это означает, что человек должен до своей смерти заявить о своем несогласии на изъятие у него органов и тканей, а если он не заявил о своем несогласии в силу, например, просто незнания этой нормы, то у него могут изъять без спросу органы.

В большинстве же так называемых развитых стран действует модель «испрошенного согласия», когда изъятие органов и тканей допускается только при условии, что человек сам при жизни или его ближайшие родственники в явной, то есть письменной, форме дали такое согласие.

Выражаются серьезные опасения, что законопроект не предусматривает ограничения круга медицинских организаций, которые могут заниматься деятельностью, связанной с трансплантацией органов или тканей, и не содержит четких требований, предъявляемых к таким организациям. Это дает возможности для коммерциализации сферы трансплантологии и широкие возможности для злоупотреблений в данной области.

В результате вполне вероятен сценарий, что Россия станет для Запада поставщиком не только природного сырья, но и «человеческого материала» — органов и тканей. Правда, надо отдать должное, что в отношении детей до 18 лет, согласно законопроекту, для посмертного изъятия их органов пока все-таки требуется испрошенное согласие от одного из родителей или опекунов. Но и тут возникает множество лазеек. Предположим, родители разведены, и один из них пьяница, который не заботится о ребенке. Не исключено, что такой родитель даст «испрошенное согласие», тем более если ему предложат за него энную сумму денег. Совершенно непонятно, кто должен давать согласие на изъятие органов и тканей у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Тут возможны злоупотребления со стороны опекунов или администрации сиротских учреждений.

В России сейчас под разными предлогами стараются собрать максимальную информацию о здоровье детей, чему немало способствуют так называемые «паспорта здоровья школьников», «паспорта репродуктивного здоровья» и т. п. Далее ребенок «под заказ» изымается из семьи, объявляется оставшимся без попечения родителей, их обвиняют в ненадлежащем воспитании, сопряженном с жестоким обращением, или в насилии над ребенком и лишают родительских прав. Дальше с ребенком случается ЧП, и администрация дает согласие на изъятие его органов. Самое страшное заключается в том, что все это можно будет проделать совершенно законным образом. Учитывая коррупцию в сиротских учреждениях и моральную деградацию нашего общества, сейчас нельзя допускать легализации изъятия детских органов. Нельзя в прин­ципе! Тут возможны страшные, тяжкие и непоправимые злоупотребления.

Еще одно возражение православной общественности против законопроекта касается суррогатного материнства. В России в ельцинское время оно уже было легализовано, опять-таки в отличие от многих «развитых стран», на которые в данном случае нас почему-то не призывают равняться. Однако родившей женщине предоставлялась хотя бы теоретическая законная возможность оставить ребенка себе, потому что за время вынашивания она могла к нему привязаться и полюбить. Принимаемый законопроект лишает женщин и этой возможности. Прогнозируется, что в результате в нашей стране может возникнуть такая страшная форма преступности, когда молодых здоровых женщин будут похищать и принуждать к вынашиванию чужих детей, на которых они, по нашим законам, уже не будут иметь вообще никаких прав. По сути, это будет разновидность рабовладения. На наш взгляд, суррогатное материнство не должно быть разрешено, так как оно является извращением материнства как такового. Суррогатное материнство превращает женщин в инкубаторы, в машины по производству детей. Эта извращенная практика не учитывает ни чувства женщины, ни чувства ребенка, у которого они формируются на бессознательном уровне в младенчестве. В результате этой практики вероятны серьезные психические проблемы у ребенка» (конец цитаты).

Комментарии к закону «Об уполномоченном по правам ребенка…» были не менее жесткими. Его называют не иначе, как новой попыткой навязать России ювенальную систему. Вот как, например, пишет об этом Н. Н. Мишустин, руководитель рабочей группы МГД по защите семей и детей от ювенальных технологий, координатор проектов «Русского Лада»:

«…Половина мероприятий с участием омбудсменов по правам ребенка проходит за границей, где их просто «натаскивают» по заграничным системам изъятия детей у кровных родственников. Так же будут натаскивать и детей с целью обучения по собственноручному разрушению кровных связей.

Для наших омбудсменов за границей издается журнал, в котором прямо указана цель работы этого института — окружить каждую семью как можно большим количеством всевозможных сетей, создать под видом борьбы с «домашним насилием» карательную систему отрыва детей от «ограждающего родительства». Под ширмой «реализации права детей на доступ к любой информации» их обучают приёмам пропаганды и прикладному растлению, с навязыванием терпимости ко всему бездушному и смертельному, и некоторые фрагменты этого уже запущены в детских садах и школах.

Реализуя Конвенцию по защите прав детей, должность уполномоченного по правам ребенка по указу заставили ввести при каждом губернаторе. Недавно в телевизионном интервью федеральный детский омбудсмен озвучил вторую истинную цель — вывести этих уполномоченных из-под влияния губернаторов. Тем самым будет реализована первоначальная скрытая цель этого института — «отвязать» их от суверенной власти и «зашить» под заказчика — ООН. Что касается съездов уполномоченных, которые проходят в Москве, то вторая часть каждого мероприятия, как правило, закрыта — о чем они там говорят, никому не известно.

Еще один очень важный момент: у нас по Конституции закреплена презумпция невиновности близких родственников. Фактически омбудсмен взламывает это наше конституционное право, заставляя детей свидетельствовать против близких родственников и закрепляя это в своих актах.

Уполномоченный по правам ребенка встречался с Патриархом, и Патриархия выдвинула ряд требований к нему, в частности пресекать разрушение семьи, и вроде бы уполномоченный пока явно не возражает, но вся структура уполномоченных по правам ребенка, которую он развивает, нацелена, по сути, на разрушение семьи.

Набирает обороты продажа детей под видом международного усыновления. Причем в мусульманских субъектах нет ни одного случая изъятия детей из традиционных семей, а в РФ уже свыше 200000 сирот при живых родителях — фактически создан целый город детей, официально похищенных из кровных семей и готовых для перепродажи за границу, где 80% усыновлений — в однополые семьи.

Стоимость каждого «усыновления» — 60—100 тыс. у. е., ежегодный оборот — наркомафия позавидует. К тому же у некоторых депутатов гениальные сынки с двойным гражданством эти «усыновительские» агентства возглавляют.

С точки зрения правовой, омбудсмен по правам ребенка — это гарант гендерной войны, комиссар такой войны, действующий по принципу «разделяй, властвуй, уничтожай». …Через «приоритет прав ребенка» заставить детей биться со своими биологическими родителями, уничтожая семьи и других детей заразным примером вседозволенности. Причем абсолютно не учитывая психоэмоциональную, генетическую и родовую связь ребенка.

Враги России попробовали пробить брешь в защите страны через ювенальные суды, но не получилось. А сейчас весь массив ювенального законодательства распределяется по всему правовому полю — гражданскому, уголовному, конституционному, процессуальному и т. д.

Для тех, кто хочет по-прежнему отсидеться в катакомбах и «не интересоваться политикой», пришло время понять, что сама политика очень даже интересуется и занимается нами, нашими семьями и нашими детьми. И вскроет ювенальным ножом любую семейную шкатулку, объявляя семью врагом «гражданского общества» (конец цитаты).

«Между тем у любого стороннего наблюдателя эта ситуация вызывает законное недоумение, — комментирует далее сложившееся положение «Русская народная линия». — Ведь ясно, что следствием принятия этого законопроекта станет потеря «Единой Россией» значительной части ее электората, прежде всего православных избирателей и родителей, недовольных данным законопроектом. Вполне закономерное недоумение по этому поводу высказывает и протоиерей Максим Обухов: «Я вообще не понимаю, почему перед грядущими парламентскими выборами делается такой непопулярный шаг. Принятие данного закона грозит потерей значительной части электората правящей партии «Единая Россия». Недоумение усиливается с учетом того факта, что члены «Единой России», голосуя за принятие этого законопроекта, прекрасно знали о протестах православной общественности против принятия этого документа, они были осведомлены о такой экстраординарной мере, как голодовка, объявленной несколькими православно-патриотическими организациями.

И тем не менее, несмотря на наличие протеста со стороны большей части российского общества, они принимают этот законопроект… Поведение «Единой России», принимающей непопулярный закон в условиях предвыборной борьбы, выглядит абсурдным и даже самоубийственным, создается впечатление, что партия сама себе роет могилу. Где же логика? Думается, что ключ к разгадке этой самоубийственной тактики предложил тот же протоиерей Максим Обухов. В своем комментарии «РНЛ» он заявил: «В экономике есть такое понятие — игра на понижение, так вот, принятие закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (это в полной мере можно отнести и к закону «Об уполномоченном по правам ребенка. — «КС») производит впечатление «игры на понижение» рейтинга «Единой России». Но кто те злодеи, которые работают на понижение рейтинга «Единой России»? Как ни странно… «медведи». И в этом парадокс ситуации».

Подготовил А. Грядунов.

самые читаемые за месяц