Гибель в охранной зоне теперь тоже норма?

Утонула «Булгария» — начали проверять речные суда и пришли в ужас: кто давал разрешение на эксплуатацию этих старых корыт, выработавших все ресурсы?! Чиновники давали. А если не давали, то и не запрещали.

Упал ЯК-42, похоронив целый хоккейный интернационал — молодых ребят из разных стран, — озаботились проверкой надежности отечественных среднемагистральных самолетов. Надо принимать меры! Надо, конечно. Но почему после, а не до? Почему для соблюдения обязательных требований безопасности, прописанных в жестких регламентах, необходимы высочайшее повеление и чья-то смерть?

После взрывов в Домодедово (уже основательно подзабытых — в России почти каждую неделю что-нибудь взрывается или рушится) государство, спецслужбы бросились на поиски хозяина или хозяев главных воздушных ворот страны. Пока не по­хвастались, что нашли. Или найденный оказался слишком влиятельным, чтобы за что-то в нашей стране отвечать?

Государство беспомощно или рука моет руку, а одно преступление покрывается другим? После каждой катастрофы начинается кратковременная кампания по демонстрации управленческой активности. Она заканчивается с новой катастрофой.

Орел не может жить по особым законам. Та же схема просматривается и у нас, только масштабы помельче.

Хаос и произвол в городской застройке из-за бездействия или прямого потакания занятого в этой сфере чиновничества стали уродливой нормой жизни. Строят там, где нельзя, и так, как нельзя. Даются разрешения, узаконивающие недопустимое. Наша газета писала уже о десятках подобных случаев.

7 сентября на ул. Цветаева погиб человек: рабочий во время кровельных работ задел доской провода высоковольтной линии. Каким образом это могло произойти, если охранная зона ЛЭП в этой точке должна быть не менее 20 метров? Провода же свисают буквально над крышей, при желании можно рукой достать. Как в запрещенном месте возникла капитальная постройка? Каким образом было получено разрешение на ее возведение? А оно было получено.

Сомнительные делишки надоедают своим однообразием. Но вот погиб человек. Это теперь тоже будет нормой?

Лет пять назад строение на ул. Цветаева, забравшееся
под высоковольтные провода, притормозили в росте городские власти, задействовав прокуратуру. Дальше стен сооружение тогда не выросло и пятилетку простояло в «тени», без кровли. Что с тех пор изменилось? Законы в этой части? Шагнули в сторону и стали длиннее опоры ЛЭП? Специалисты признали ток высокого напряжения безопасным для человека?

Всё по-прежнему. По-новому выглядит только дом: у него появилась крыша. На ней погиб рабочий.

Почему то, что было нельзя, вдруг стало возможным? Кто ответит? Пора бы уже начать отвечать. Люди спрашивать устали.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц