Красная строка № 27 (293) от 19 сентября 2014 года

Главное, чтобы костюмчик сидел

В понедельник, 15 сентября 2014 г., по горячим следам состоявшихся в нашей области и по всей России выборов регионального уровня орловские представители движения «Голос» провели пресс-конференцию.

Известный орловский правозащитник Д. Краюхин озвучил несколько цифр по стране в целом. Картина получилась такая. Из 30 регионов, где, как и у нас, проходили выборы именно губернаторов (как вариант — глав автономных республик и област­ных администраций), в 28-и на этот пост выдвигались единороссы. Во всех тридцати регионах основными кандидатами были люди уже фактически исполняющие обязанности первых лиц региональной власти, и все они победили в результате голосования.

Как отметил Краюхин, по явке избирателей Орловская область уступила разве что Башкортостану: у нас она составила примерно 63 процента, там — 75.

Любопытен расклад голосов в поддержку нашего врио губернатора по районам области. При очень большой явке в Болхов­ском районе, например, за Потомского проголосовало 96,2 процента избирателей, в Корсаковском — 96,2 процента, в Сосковском — 96,6 процента от количества пришедших на участки.

— Даже Е. Строева переплюнул, — оценил успех В. Потом­ского орловский правозащитник.

По информации «Голоса», в таких крупных городах Орловщины, как Ливны и Мценск, избранный губернатор набрал соответственно почти 92,8 и 80 процентов. В Орле показатели «за Потомского» тоже внушительные: Железнодорожный район — 84 процента, Заводской — 82, Советский — 81, Северный — 86 процентов. Но явка в крупных городах и областном центре существенно разнится с активностью избирателей в сельской местности. В Орле, например, в зависимости от района, проигнорировало выборы от половины до 2/3 избирателей. Самым «пассивным» оказался Заводской район: из 89 тысяч избирателей пришла голосовать 31,7 тысячи. В Советском из 68 тысяч сочли нужным придти на участки 32 тысячи человек. В Железнодорожном из 53 тысяч воспользовались своим избирательным правом 25 тысяч. В Северном из 56 тысяч активность проявили 24,5 тысячи избирателей. В Ливнах насчитывается примерно 40 тысяч избирателей. В голосовании приняло участие 28 тысяч горожан — немногим больше половины. Во Мценске из 36 тысяч имеющих право голоса воспользовались этим правом 15 «с хвостиком» тысяч, то есть чуть больше 40 процентов.

Такие цифры не могли не вызвать вопросы. И главный из них — насколько реальна итоговая картина голосования? Представители «Голоса» и некоторые другие наблюдатели, участвовавшие в пресс-конференции, сошлись во мнении, что 14 сентября в Орловской области к урнам пришли в основном те, кто в силу тех или иных причин решил голосовать за врио губернатора Потомского. Остальные, то есть избиратели, не симпатизирующие кандидату от блока власти и КПРФ, выборы проигнорировали. Протестное голосование на участках было минимальным. Как отмечают устроители пресс-конференции, испорченных бюллетеней набралось не более 1,3 процента. А это значит, что главный протест выразился в форме игнорирования выборов.

Такого еще не было в истории Орловщины. Орловские правозащитники объясняют сей феномен фактической безальтернативностью состоявшихся выборов. «А из кого выбирать?» — примерно так чаще всего реагировали на вопросы наблюдателей люди на избирательных участ­ках. Наличие в бюллетенях еще четырех кандидатов, кроме Потомского, по мнению орловских правозащитников, не опровергает тезиса о «выборе без выбора», поскольку все четверо были заведомо непроходными кандидатурами. «Голос» даже сформулировал особый термин — «дистанционный кандидат», поскольку некоторые из них даже в Орле и на Орловщине ни разу не побывали в течение всей предвыборной кампании, не провели ни одной встречи с избирателями и по большому счету были и остались неизвестны широкой публике. Они ничем не примечательны. Те, кто имел имя, по тем или иными причинам с дистанции «своевременно» сошли. И даже руководитель юношеского клуба «Десантник» В. Ведешин. Говорят, он стал набирать популярность среди заметной части электората и… не дошел до финиша.

Наблюдатели от «Голоса» уверены: в городе Орле и, с большой степенью вероятности, в районах области за В. Потомского голосовали реальные люди. Фактов откровенной фальсификации результатов голосования «Голос» не выявил, если не считать некоторых нарушений в процедуре подсчета голосов, зафиксированных на некоторых участках. В распространенном пресс-релизе движения «Голос» отмечены, например, такие факты: «На участке № 115 не заполнялась увеличенная форма протокола, при подсчете голосов отметки в избирательных бюллетенях не оглашались и не показывались. По требованию корреспондента «Гражданского голоса» данные в увеличенную форму были внесены, но при этом сам протокол не был заполнен, даже когда бюллетени упаковали. В конце концов, члены УИК стали переписывать в протокол данные увеличенной формы протокола! (Он висит на стене в качестве наглядного пособия. — «КС»). Даже итоговое заседание участковой избирательной комиссии в протокол внесено не было».

К подозрительным моментам можно отнести внезапное зависание компьютерной системы ГАС «Выборы», что на два часа задержало процедуру подсчета голосов и оформления протоколов. Но все это лишь косвенные признаки, не позволяющие сделать однозначные выводы о том, были ли сфальсифицированы результаты выборов или нет.

Отвечая на вопрос журналиста «Красной строки», Д. Краюхин заметил, что проверить реальность итогов голосования теперь можно только по специальным математическим методикам, что, опять же, может стать лишь поводом для дальнейшей процедуры оспаривания результатов голосования. Пересмотреть же все бюллетени и протоколы теперь, по факту, уже нельзя: вся документация опечатана. В том числе недоступными стали и бланки регистрации избирателей. Так что, если кому-то из тех, кто проигнорировал выборы, захочется убедиться, что за него никто не расписался в списках и его бюллетень не использовали без его ведома, то ничего не выйдет: вся информация уже скрыта от недоверчивых и любопытных глаз.

Так что о серьезных фальсификациях пока даже правозащитный «Голос» речь не ведет. Он делает лишь следующий вывод, который озвучила на пресс-конференции В. Каткова:

— В целом голосование на выборах губернатора Орловской области отражает процесс формирования «управляемых выборов». Важные, интересные кандидаты отсекаются на стадии регистрации с помощью муниципальных фильтров и изначально неравного доступа к информационным ресурсам… Избиратели не могут сформировать полного представления о кандидатах… Избиратели не обладают полнотой информации для обдуманного ответственного выбора. «Управляемые выборы» — это некий симулякр, имитация реальных выборов. Она никак не связана с реальным волеизъявлением граждан. Необходимо, чтобы граждане сами поняли необходимость настоящих выборов и непосредственную зависимость своей жизни от тех кандидатов, которых они выбирают.

Тут, однако, следует вспомнить, что возвращение к выборам губернаторов Кремль принял под давлением либеральной «белоленточной», «болотной» оппозиции. Удивительно ли, что этот процесс в новой интерпретации закона получился столь условным? Но если же отвлечься от демократических догм, можно рассудить и несколько иначе. Главное, чтобы костюмчик сидел, не так ли? В конце концов, для нас, жителей региона, не столь важно, каким образом избран или назначен губернатор, а то, как он будет исполнять свою работу. Будет ли он верен гражданскому и нравственному долгу или станет работать исключительно на свой карман?

Для осуществления первого сценария (верность долгу) как раз больше подходит статус назначенца, иначе — «государева человека». Такому положению либо соответствуешь по своему духовно-нравственному содержанию, либо нет. Ничего лишнего! Во втором случае губернаторство, в принципе, тоже возможно, но требуется система обуздания аппетитов. Для этого, вероятно, больше подходит «горнило выборов», когда неизбежная в таких играх «борьба компроматов» позволяет избирателям из всех зол выбрать меньшее.

Демократия, как известно, дама весьма практичная, рациональная, она в Бога и, соответ­ственно, в совесть не верует и исходит, как правило, из того, что «все козлы», а работать на общее благо кому-то надо. Отсюда и главный демократический принцип «сдержек и противовесов», который заставляет, принуждает даже законченного эгоиста вести себя более-менее достойно в течение установленных сроков правления. Но нам-то какой губернатор нужен — «козел на привязи демократии» или по-настоящему государственный человек?

Так что, независимо от того, «альтернативно» или «безальтернативно» нынешний губернатор Орловщины занял свое кресло, для нас, жителей области, более существенным остается вопрос, который «Красная строка» уже выводила на своих страницах: «Кто вы, господин Потом­ский?». Ответственный, совестливый человек, патриот своего Отечества, коммунист, хотя бы во сне ориентирующийся на героя известного одноименного фильма, или «один из…», каковых Орловщина уже выбирала, которых ей назначали и которые, кроме разочарований, ей ничего не оставили?

Ведь все сомнения по поводу состоявшихся выборов могут быть уже в ближайшем будущем развеяны самоотверженным трудом губернатора В. Потомского на благо области. И наоборот, они войдут в разрушительный резонанс с нежелательными отклонениями губернаторской политики или полным отсутствием таковой.

Губернатор Брянщины Денин, когда-то победивший теперь уже нашего Потомского на выборах в соседней области, в настоящее время снят с поста Указом президента. Хочется надеяться, что это знак того, что и Кремлю важно качество работы губернаторов, а не просто демократия как таковая. В конце концов, она всего лишь инструмент для достижения цели. И кто сказал, что этот инструмент универсален? Главное, чтобы инструмент был, и являлся рабочим. Если же через год, два, а может быть, и раньше, в Орловской области с губернатором случится то, что случилось в 2014-м в Брянской, то можно будет с удовлетворением сказать — система работает, даже несмотря на нынешние результаты губернаторских выборов.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц