Красная строка № 6 (312) от 20 февраля 2015 года

Гнилая и гармоничная система

О злоключениях бывшего директора Овсянниковской средней школы Р. П. Базановой орловские СМИ писали достаточно много, нет смысла повторяться. Однако в деталях личной судьбы педагога и администратора, пошедшей против системы, потерялся образ системы, а этот феномен достоин того, чтобы к нему присмотреться. Не надо ждать обличений, их не будет. Предлагаю разговор о гармонии и о том, что бывает, когда на нее покушаешься.

Хоть Раиса Петровна и утверждает, что всегда спорила с системой, по моему убеждению, она была её частью. Депутат облсовета, 22 года (!) директорского стажа в одной школе. Вне системы в и конфликте с ней такой пусть проделать сложно. Если точнее — невозможно. А трение некоторых деталей одного механизма означает порой лишь то, что механизм работает.

Приняв эту гармонию, в том числе, и за результат собственных усилий, человек способен впасть в самообольщение. Это с Раисой Петровной Базановой и произошло. Она сочла, что способна противостоять системе, продолжая оставаться ее частью.

Все было по-деревенски просто. Впрочем, в городе — так же.

Директор школы — авторитетный человек. Его все знают, его уважают, некоторые даже побаиваются. Кто не боялся в детстве учителей? Чего ж говорить о директоре! Если директор сам не идет на выборы, его используют в качестве пропагандиста. С этой целью к Раисе Петровне и пришли. Приближались выборы главы Платоновского сельского поселения. Власть считала, что победить должен Максим Барбашов — человек молодой и перспективный. Кандидату требовалось пособить.

Но у Раисы Петровны возникли сомнения. Дело в том, что гармонично работающая система не так давно дала неприятный сбой. Незадолго до этих событий главу Платоновского сельского поселения уже выбирали. И тогда к директору тоже пришли. Тогда власть считала, что победить должен Василий Морозов — хороший человек. Раиса Петровна впряглась, но прежде поделилась с властью дошедшими до нее слухами, что с документами у кандидата не все в порядке.

Говорили, что некоторым его бумагам нельзя верить. Система успокоила. Р. Базанова начала агитировать. Морозов победил, но с документами у него и в самом деле оказался непорядок, и с должности его скоро сняли. У системы не было никаких претензий к Раисе Петровне, она отработала хорошо. Но в деревне на директора стали посматривать косо. Раиса Петровна поняла, что в ее репутации образовалась пробоина.

Поэтому когда к ней вновь пришли, она основательно задумалась. В этом была ее ошибка. Система требует лояльности и не прощает, когда выше нее ставят собственную репутацию. У меня нет причины не доверять рассказу опального директора, ведь М. Барбашов проучился в ее школе 11 лет.

— Максим, — спросила директор бывшего ученика, — ты знаешь Бюджетный кодекс?

— Нет, — как рассказывает Раиса Петровна, ответил Максим.

— А Закон о местном самоуправлении?

Последовал такой же ответ.

— Как же ты собираешься управлять Платоновским сельским поселением, где бюджет в 30 млн., земля, недвижимость и огромное количество сложных вопросов?

Дальнейшее известно. Р. Базанова выступила в местной прессе в поддержку иного человека, заявив власти, что отныне решила сосредоточиться на решении только школьных проблем. Она наивно полагала, что так можно. Человек пошел против системы, не отдавая себе в этом отчет. Но это не значит, что ничего не понимала система.

Начались проблемы. История с вышкой тоже в деталях описана: интернет в Овсянниковской школе был медленным, для нормальной скорости требовалось оптоволокно, протянуть которое предполагалось от вышки, а место для неё связисты подобрали в 82 м от школы, на самом краешке школьной земли. Р. Базанова, по ее рассказу, связалась с главой района, обрисовала ситуацию, съездила в комитет по имуществу, написала под диктовку заявление, что не возражает против отчуждения 64 кв. метров школьной земли, после чего уехала в отпуск. Когда вернулась, поняла, что безнаказанно покушаться на гармонию нельзя.

Вышка уже стояла, но в поселке только и разговоров было, что о самоуправстве хитрой и корыст­ной Р. Базановой, разместившей на школьной территории безусловно вредное для здоровья всех окружающих сооружение.

Кандидат на должность главы Платоновского сельского поселения М. Барбашов лично ходил по дворам перепуганных селян, уверяя их, что в случае своего избрания на должность главы быстро наведет порядок и с безобразием разберется.

Что в итоге? М. Барбашова избрали, вышка стоит, жители успокоились, Р. Базанова с должности директора школы уволена. А затем вышли два постановления главы районной администрации, согласно которым школьная земля разделяется на два участка — большой и малый; и школа прекращает пользоваться тем самым, малым участком в 64 кв. метра, отведенным под вышку. То есть с вышкой все в порядке. А жителей успокоили санитарно-эпидемиологическим и экспертным заключениями, имевшимися еще в июле, и гласящими, что никакие нормы не нарушены. Тогда за что ругали Р. Базанову? А не надо нарушать работу гармонично функционирующего механизма! Никто не интересовался мнением директора Овсянниковской школы о ее бывшем ученике. Нужно было всего-навсего пособить.

И вот теперь мы переходим к главному.

Уволили Р. П. Базанову с должности директора не за вышку, а за «однократное грубое нарушение», не имеющее к упомянутому инженерному сооружению никакого отношения.

В 2009 году, перестав быть депутатом областного Совета и потеряв возможность направлять часть своего депутатского миллиона, даваемого из бюджета, на нужды Овсянниковской школы, Р. Базанова была вынуждена задуматься о каких-то иных источниках финансирования. Нужда была особенно сильной еще потому, что школу и лично Р. Базанову штрафовал Роспотребнадзор за туалеты на улице. По новым требованиям СанПиНа, туалеты должны находиться в здании школы, а не во дворе. Чтобы эти туалеты построить, нужны — по минимуму — тысяч триста только на проектно-сметную документацию. Бюджет, обязанный финансировать школу, денег не дает. Р. Базанова пересылает предписания штрафующего государственного органа в районное управление образования — по подведомственности. Оттуда предписание шлют Р. Базановой обратно с распоряжением указанное исполнить… Но денег при этом по-прежнему не дают. Отвечает же за отсутствие «теплых» туалетов директор. Таков закон. Одна из санкций за невыполнение предписания — дисквалификация, иначе говоря, невозможность далее занимать директорскую должность. Чувствуете гармонию системы? Шлются предписания, крутятся шестеренки, проявляется забота, но дети по-прежнему продолжают бегать в холодный туалет. Дети в этом механизме — деталь второстепенная, не влияющая на гармоничность системы.

Вводная: есть нужды, но нет финансирования. Что делать? Всякий, знакомый с директор­ской работой, объяснит. Рекомендации в подобных случаях поступают от власти такие: «Ты проработал (проработала) директором столько лет и не знаешь, откуда деньги брать?». Дальнейшее объяснять не требуется, каждый крутится, как может. Пока ты лоялен и послушен, на твои большие и малые грехи система будет закрывать глаза. Но как только ты станешь чужим, тебе вспомнят все.

Базановой вспомнили то, что деньги по двум учительским ставкам она пускала на внутришкольные нужды.

Р. Базанова и не скрывает, что так делала. Но прибавляет, что иначе школа бы просто не выжила.

— Например, в 2013—2014 годах, — рассказывает она, — Овсянниковской средней школе, помимо зарплат, не дали из бюджета ни копейки. Даже тряпку не на что было купить. Это при том, что действует правило подушевого школьного финансирования. У нас — 285 учащихся. Так почему не поступают деньги?

Это вопрос. Но поскольку ответа не было, а деньги нужны, Р. Базанова создала «фонд», который тайной не являлся. Не было секретом, что директор таким образом решает проблемы своей школы. Ну и молодец! Хороший директор! Никаких претензий к Р. Базановой власть на тот момент не имела, в системе еще не случился сбой, Р. Базанова все еще была «своей». Деньги из ее «фонда» шли на покупку необходимого инвентаря, ремонт и прочие неотложные школьные нужды. Директору Овсянниковской школы удалось накопить 259 тыс. рублей, которые лежали в школьном сейфе и ждали еще нескольких тысяч, чтобы образовалась сумма, достаточная для оплаты уже заключенных договоров на проектно-сметную документацию тех самых теплых туалетов, о необходимости которых так настойчиво говорила власть. Денег, впрочем, на туалеты не давая. Ныне эти 259 тысяч находятся в сейфе у следователя, ведь против Р. Базановой с ее незаконным «фондом» возбуждено уголовное дело. Речь, правда, сегодня идет о переквалификации статьи, ведь корысти в действиях директора Овсянниковской средней школы не обнаружили. Так корысти и не было. Всё собранное шло на школу. Пока в отношениях Р. Базановой с системой существовала гармония (но «фонд» уже действовал, и секретом не являлся), в Овсянников­ской средней школе районное управление образования проводило учительскую конференцию. А почему ее не проводить в такой замечательной школе с таким хорошим, хозяйственным директором?

Говорю это не с осуждением и не с похвалой, это просто иллюстрация к тому, как работает система. Никому не было дела до того, как Р. Базанова решала проблемы оставленной без финансирования школы, пока директор не покушалась на спокойствие системы. А Р. Базанова, отказавшись поддерживать на выборах нужного человека, покусилась.

Кто-то спросит, а как там дело со строительством теплых туалетов для детей? Наивные. Если бы отсутствие теплых туалетов для школьников действительно волновало власть, она бы эти туалеты строила, а не слала бы предписания директору, которая ни строить, ни финансировать строительство сама не может. Добавлю — по закону не может. Но система и закон — это не одно и то же.

Вообще, власть, я думаю, сглупила. Нужно было позволить этой преступившей закон Р. Базановой собрать недостающие деньги, оплатить уже согласованную проектно-сметную документацию, построить школе теплые туалеты, и только после этого увольнять ее с должности директора и заводить уголовное дело. Но выборы торопили.

Р. Базанову нельзя оправдывать за создание «фонда». Здесь выбор прост — ты или создаешь «фонд», или школа приходит в запустение. Но, как в случае с Деточкиным из фильма «Берегись автомобиля», благородство помыслов не опровергает факта нарушения закона. Но что ответить самой Р. Базановой на вопрос: «А они не нарушают закон?» — в адрес властей, по закону обязанных финансировать школу и не делающих этого, — я не знаю. Попробуй ухвати систему за хвост, привлеки ее к ответственности.

Что касается выборов, приведших в Овсянниково к вышеописанному форс-мажору, то, как уверяют знающие люди, портрет системы станет ярче и четче, когда мы увидим, кому и как начнут уходить тамошние земельные участки. Вы видите в работе системы какие-то высшие смыслы? Я, честно сказать, еще пытаюсь увидеть. А мои тертые собеседники, с которыми я обсуждал эту историю, не видят их напрочь. Платоновское сельское поселение, говорят, — это же почти город и, с большой степенью вероятности, скоро станет его частью официально. Смотрим на движение земли и капиталов… Р. Базанова, озаботившись своей репутацией в глазах односельчан превыше всего остального, этого, по всей видимости, не поняла. Она размышляла о компетентности, ей говорили об управляемости. Она уперлась, система ответила.

Вышка, разовое грубое нарушение? Ну-ну… Замечу от себя, что гнилая материя рано или поздно рвется, несмотря на ощущение незыблемой гармонии. Гнилая система нефункциональна, господа. Прозвучал звоночек. А его не расслышали.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц