Город на уровне канализации

Мы порой напрасно усложняем мотивацию тех или иных поступков, пытаясь обнаружить расчетливые схемы, хитрые многоходовки, запутанные комбинации. Всё гораздо проще. Многие решения принимаются под влиянием особенностей конкретного человека — его привычек, странностей, образа жизни.

Только теперь, например, я понял, почему любимое детище простого деревенского парня Егора Семеновича Строева — мощный «Орелстрой» — отказывался и до сих пор отказывается проводить в микрорайоне «Зареченский» канализацию.

Мы подозревали, что людьми движет жадность, подкрепленная выверенной калькуляцией. Очень простые очистные сооружения неполного цикла в непосредственной близости от жилья гораздо дешевле прокладки труб, рытья траншей, строительства и эксплуатации насосных станций, качающих дерьмо по неровному рельефу.

Разумеется, жадность тоже присутствует. Но! Жадных много, а микрорайон без канализации в городе только один. Помните, как он появлялся? Как странно прирастал этим урочищем город. Город в наших рассуждениях — ключевое слово. До апреля 2009 года Заречка на карте Орла не значилась, территориально она находилась в Орловском районе, в деревне. При этом «Орел­строй» ударными темпами возводил там многоэтажки. Но без канализации.

Мы подозревали, что хитрая территориальная игра имеет целью нивелировать влияние городских властей с их «придирками» к качеству и характеру строительства. Но только ли в этом дело? Теперь, после долгих раздумий, я пришел к выводу, что не только.

Разумеется, деревенским не так необходимы школы и дет­ские сады, как городским. Здоровый труд на природе возможен и без среднего образования, а за детьми приглядит бабушка у прялки. Несмотря на то что микрорайон строился для города, школа и детский сад в нем так и не появились.

Деревенскую психологию, деревенский уклад трудно сломать. Да и кто бы взялся за такую ломку? Ведь ломать бы пришлось Егора Семеновича, а он сам кого хочешь поломает. К болховскому уроженцу В. В. Соболеву претензий меньше, он всего-навсего исполнитель.

Ломать то, что любишь, к чему привык? Зачем? И Егор
Семенович не ломал. Он наверняка продавил бы нужные схемы и без хитрых территориальных игр (строить в Орловском районе, а затем построенное спихнуть городу, который, получив «подарок», вылупит на него глаза в ужасе и изумлении). Но жизнь состоит не из одной лишь борьбы, продавливаний, ломки… Деревенским было просто комфортно в Орловском районе, в своей среде. Они не хотели из нее уходить. И городу микрорайон отдали потому, что иначе был бы полный алес капут, народ в село на девятый этаж не поехал бы, товар упал бы в цене. А считать деревенские умеют.

Мы утверждали, пытаясь найти логику поступков высокопо­ставленных лиц, что отсутствие школ и детских садиков в жилом микрорайоне — цинизм и жадность, стремление переложить социальное бремя на муниципальные плечи. Так да не так. Даже последний городской капиталист не будет строить дома без канализации, ему это просто в голову не придет, он привык к централизованным удобствам, это часть привычной среды обитания.

В деревне иначе. Или, допустим, на даче. Там, если есть выгребная яма, то жить можно. Деревенские, переехав в город, так и не стали горожанами. Мысленно они на малой родине.

Никто не хотел подкладывать в Заречке городскому бюджету мину в виде необходимости раскошеливаться на возведение школ, детсадов и прокладку канализации к городскому коллектору. Просто «Орелстрой», подчиняясь влиянию главных акционеров, так чувствовал… Как чувствовал, так и строил.

Деревенские растворились в городе, принеся свою субкультуру, задавив ростки городской цивилизации, не давая своей тяжестью ей развиваться. Мы получаем уродливое образование — не село, но и не совсем город.

Человек, оторвавшийся от корней, но не обретший уверенно новой почвы под ногами, неизбежно становится маргиналом, как бы высоко он ни забрался по карьерной, властной лестнице. Вся его жизнь превращается в имитацию — поступков, мыслей, убеждений. Так же начинает жить окружение. Зараза распространяется и становится атмосферой. Город с его культурой исчезает, появляется фантасмагория. Люди утрачивают ориентиры и сами, городские жители, начинают чувствовать себя пришлыми, поневоле участвуя в абсурде и уже не удивляясь ему.

Порядка 250 млн. выделено из бюджета на строительство канализации в микрорайоне «Зареченский» в рамках ПОДГОТОВКИ ПРАЗДНОВАНИЯ 450-ЛЕТИЯ г. ОРЛА. Канализация — это уже почти праздник. Никто не удивляется.

10 мая на официальном сайте Российской Федерации, размещающем информацию о заказах, появилось сообщение, которое уже не могло не появиться. Администрация г. Орла объявляет аукцион «ОА-126/11 на право заключения муниципального контракта на выполнение подрядных работ по объекту: «Канализационный коллектор «Зареченский» г. Орла (I этап)». Цена контракта — 92 949 490 российских рублей.

Радует, что рублей. Девяносто три миллиона бюджетных денег на первый (подчеркиваем) этап строительства канализации, которую были обязаны построить деревенские капиталисты. Нет, поправимся, чтобы не обижать честных сельских тружеников, — на строительство канализации, которую так и не проложили орловские маргинальные олигархи.

Осталось, чтобы аукцион выиграл «Орелстрой». Большего унижения городу и его как бы власти, большего плевка в лицо жителям даже при желании не придумать.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц