Красная строка № 36 (217) от 23 ноября 2012 года

«И скучно, и грустно, и некому руку подать…»

Наши постоянные читатели, конечно, помнят об этих летних событиях, которым «Красная строка» в свое время посвятила не одну публикацию. Речь идет о скандале в связи с переделкой фасада дома-памятника на ул. Пушкина, 84 в г. Орле и пикета молодежи против строительства параклинического многоэтажного корпуса в исторической заповедной зоне областного центра в непосредственной близости от «Дворянского гнезда». Краеведческая общественность Орла однозначно расценила вырубку сквера по ул. 7 ноября и «ремонт» дома № 84 по ул. Пушкина как очередные удары по историческому наследию нашего города. В первом случае — удар согласованный и одобренный властью, во втором — ею спровоцированный.

В случае с домом по ул. Пушкина наши выводы во многом совпали с мнением прокуратуры Железнодорожного района, которая усмотрела причину происшедшего в отсутствии должных и своевременных действий со стороны областного управления культуры. И вот получен ответ из самого управления. Он адресован члену Орловского отделения ВООПИиК И. Е. Кушелеву: «Сообщаем, что в настоящее время с целью подготовки судебного иска о понуждении М. В. Парфеновой оформить охранное обязательство и восстановить первоначальный облик здания, управлением культуры и архивного дела Орловской области заключены соответствующие договоры (№№ 16, 17 от 29 августа 2012 года) на изготовление необходимой учетной документации на памятник, определение предмета его охраны, границы и режима использования его территории. Собственникам четырех квартир, расположенных в здании по адресу г. Орел ул. Пушкина, д. 84, направлены для подписания охранные обязательства по сохранению и использованию указанного объекта культурного наследия».

Напомним, что М. В. Парфенова — это владелица одной из упомянутых четырех квартир. Именно муж и жена Парфеновы и разрушили первоначальный облик фасада исторического дома, где бывал И. А. Бунин. Из текста управления культуры следует, что, хотя и с опозданием, чиновники все же взялись за дело по формированию всех необходимых охранных барьеров и соответствующей регламентации отношений с собственниками квартир в доме-памятнике. Если бы всё это было сделано своевременно, ни Парфеновы, ни кто другой не посмел бы закладывать кирпичом старые оконные проемы и пропиливать новые там, где висела мемориальная доска в память о писателе.

Что же касается судебного понуждения Парфеновых к восстановлению первоначального облика дома № 84, то тут неясным остается один момент: за чей счет? Ведь владельцы квартиры могут в свою очередь предъявить управлению культуры контр-претензии. Покупая квартиру и начиная ремонт, они не имели на руках никаких документов, обязывающих их сохранять в первозданном виде тот или иной элемент здания. Правда, Парфеновы пренебрегли предупреждением со стороны членов ВООПИиК и продолжили перестраивать фасад, уже зная, на что они руку подняли. Но слова общественных деятелей и юридические охранные обязательства, врученные властью, — не одно и то же. И если какие-то чиновники вовремя не исполнили свои обязанности (как квалифицировала их действия прокуратура) и упустили ситуацию на ул. Пушкина, то почему Парфеновы должны теперь в одиночку расплачиваться за это? По крайней мере, это вопрос ответственности, так сказать, на паритетных началах. Однако есть подозрения, что власти в очередной раз попытаются все затраты за свой недогляд переложить на простых граждан, которым просто «культурки» не хватило.

Позиция управления культуры по поводу вырубленного сквера в районе «Дворянского гнезда» еще более безнадежна с точки зрения защиты исторического Орла. Управление выдвигает железобетонные в своем формализме аргументы: разрешение на строительство дал глава администрации города М. Ю. Берников, вырубленные деревья росли на территории детской областной больницы и не относились к ландшафтному скверу «Дворянское гнездо», параклинический корпус будет рядом с больницей, что удобно, а его эскизный проект в соответствии с требованиями к строительству в заповедных зонах Орла согласован с городским Советом народных депутатов, городским и областным управлениями культуры. И, как обычно, за этой буквой местных юридических правил совершенно потерялся сам дух проблемы, который, собственно, и был причиной протеста общественности: ведь высотное здание через дорогу от как бы возрождаемого «Дворянского гнезда — это нонсенс, умертвление городской исторической среды. Но наша власть, увы, глуха и нечувствительна к таким тонкостям.

Есть в ответе управления и еще одна печальная новость для радетелей орловской старины: «В 2006 департамент социальной политики Орловской области направил в Министерство культуры Российской Федерации предложения по формированию на территории Орловской области достопримечательных мест и историко-культурных заповедников. В сентябре 2008 года Министерство культуры опубликовало государственную стратегию формирования системы достопримечательных мест и историко-культурных заповедников в Российской Федерации. Создание историко-архитектурного и литературного музея–заповедника на базе литературного квартала, а также участка на берегу реки Орлик, описанного в творчестве И. С. Тургенева как «Дворянское гнездо», было включено в перечень перспективных территорий для образования музеев-заповедников на базе исторических поселений. К сожалению, указанную стратегию Министерству культуры реализовать не удалось».

Было бы удивительно, если бы случилось обратное. Выборная пора 2007—2008 годов успешно завершилась в пользу действующей власти — можно было потом и «поступиться намерениями», тем более, что речь шла о возрождении русской культуры, а не о толерантности и не о уравнивании в правах «различных культурных групп». Но эта информация тревожна еще и потому, что, учитывая всё вышесказанное о логике наших региональных властей в отношении исторического орловского наследия и городской среды, можно с большой долей вероятности предположить, что после того, как Москва пошла на попятную, у местных чиновников просто развязаны руки. И теперь под угрозой не только историческая среда «Дворянки», но и тот самый музейный квартал в границах улиц Тургеневской, Горького, 7 Ноября и пер. Георгиевского, где расположены музеи Тургенева, Бунина и Грановского и где до сих пор «гуляет» столько исторической земли, что у потенциальных застройщиков, в том числе и имеющих доступ к федеральным деньгам, давно уже слюнки текут…

Была у музейщиков и краеведов надежда на министерскую стратегию развития таких кварталов, но Москва в очередной раз не оправдала этих русских надежд.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц