Красная строка № 9 (315) от 13 марта 2015 года

Иногда лучше отвечать

Губернатору Орловской области задали простой вопрос: «Вы бандит?»

В № 11 «Новой газеты» мы рассказали о том, как глава Орловской области Вадим Потомский публично отчитал следователей, которые недостаточно активно, как он считает, преследуют его политического оппонента. Для стороннего наблюдателя это выглядело комично, но, насколько нам известно, вызвало жесткую реакцию руководства Следственного комитета.

И это не единственный случай, когда публичное выступление Потомского ему же создает репутационные проблемы. Например, на прошлой неделе орловский губернатор был гостем программы «Полный контакт» на радио «Вести ФМ». Самым ярким эпизодом беседы стало обсуждение вопроса о возможной принадлежности Вадима Потомского к криминальному миру.

В Орловской области, как и в большинстве регионов России, любые вопросы, которые могут быть заданы губернатору, тщательно отфильтровываются. Казалось бы, и выступление в эфире у Владимира Соловьева, который вел «Полный контакт», никаких рисков не создавало: «Вести ФМ» на Орловщине не вещают, а значит, ждать неудобных вопросов от местных жителей не приходилось. Но во Всеволожске Ленинградской области, где Вадим Потомский сделал сперва деловую, а затем и политическую карьеру, федеральную радиостанцию слушают, и, как выяснилось, внимательно.

Вот СМС-сообщение от «коренного жителя Всеволожска», которое Владимир Соловьев зачитал в эфире (здесь и далее цитируем стенограмму передачи с официального сайта радиостанции. — С. И.):

«Потомский — бандит, как и его окружение. <…> Спросите, сколько он украл на вывозе мусора, поднимите милицейские хроники. Сестра Потомского была замужем за членом тамбовской группировки Ильей Владимировичем Паршуком. До сих пор имеет бизнес во Всеволожске».

Разумеется, СМС с таким содержанием мог отправить кто угодно, но публичный политик всегда должен быть готов к обнародованию «компромата», даже никак не относящегося к реальности. Дальнейшая же беседа ведущего и губернатора пошла по неожиданному сценарию:

«Соловьев: «Человек на всякий случай без подписи, но телефон его есть, установить нетрудно».

Потомский: «На всякий случай от страха, наверное, какого-то…».

Соловьев: «Вы бандит?».

Потомский: «Ну, я крупный человек, служил в спортивном клубе армии, мастер спорта по дзюдо и по всем моим внешним данным, и по тому, как я разговариваю и в случае необходимости отвечаю на любой поставленный вопрос, в том числе если кому-то нужно показать и свою физическую силу, я за ценой не постою, и со мной нужно разговаривать в тех рамках, которые я позволю».

Потомский дал развернутую и нетривиальную характеристику собственной личности, хотя в такой ситуации достаточно было сказать три слова: «Я не бандит» или «Это полная чушь». Непонятно, однако, почему он не вступился за сестру, которую анонимный радиослушатель прямо обвинил в связях с криминалом. Тем более что Владимир Соловьев развил неприятную для собеседника тему:

«Соловьев: «Ну правда про тамбовскую группировку?».

Потомский: «Володя, ну вот вы же понимаете — какая тамбовская группировка? Это как в анекдоте. «У него дочка проститутка». — «У меня дочки нет». — «Это не мои дела, ты отвечай давай, рассказывай». Как на выборах. Вот ну все что угодно же можно придумывать».

Видимо, рамки, в которых Потомский позволяет рассуждать о своих родственниках, достаточно широки. Тем более что ни бизнес его сестры во Всеволожске, ни активная деятельность в этом регионе Ильи Паршука выдумкой не являются.

По данным информационной базы СКРИН, Любовь Потомская с 2007 года некоторое время возглавляла Всеволожскую муниципальную управляющую компанию. Однако затем учредила пять коммерческих предприятий, одно из которых — ООО «Волна» — начало активно работать с бюджетом Ленобласти. По данным федерального реестра государственных контрактов, «Волна» в период 2011—2015 годов заключила 164 контракта на общую сумму более 360 млн. рублей.

А вот приговор уголовной коллегии Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 1995 года. В обвинительной части говорится, что Паршук И. В., как и ряд других активных членов «малышевской» ОПГ, обвинялся по ст. 77 УК РФ (бандитизм). Судя по тексту приговора, ему, кроме участия в ОПГ, вменялось в вину вымогательство. Был осужден, но освобожден в зале суда в связи с отбытием срока наказания во время предварительного заключения.

Аноним, отправивший СМС в эфир Владимира Соловьева и смутивший Вадима Потомского, очевидно, умеет искать информацию не только в «Яндексе». Базы данных правоохранительных органов, к которым обратилась «Новая газета», содержат и другие любопытные сюжеты (см. справку). Специалисты по криминальной истории Петербурга могут отметить, что «тамбовская» и «малышевская» группировки не одно и то же (скорее речь идет о «материнской» и «дочерней» структурах). Но все эти нюансы приобретают значение только в том случае, если глава региона, наделенный полномочиями президентом и потом победивший на выборах, может прямо ответить на неудобный вопрос: «Вы бандит?».

Сергей ИВАНОВ — специально для «Новой».

* * *

Справка «Новой»

Согласно рапорту № 01197-97, поступившему в РУОП в марте 1997 года, на проверке у правоохранительных органов Ленинградской области находился некий Потомский Владимир Викентьевич (29.07.1949 г. р.), который совмест­но с Кутузовым Андреем Александровичем (15.12.1964 г. р.), Ан­дреевым Игорем Николаевичем (02.03.1958 г. р.) и Вяхировым Вадимом Юрьевичем (11.05.1963 г. р.) «якобы в 1996 г. обманным путем завладел документами и счетами охранного предприятия «Опекун» и в настоящее время занимается мошенничеством и вымогательством в отношении коммерческих структур Санкт-Петербурга».

Принимая во внимание вышеизложенное, на данных лиц был заведен ДПОП 0467-97.

В архивных базах петербургского РУОП содержатся сведения о некоем Илье Паршуке — уроженце Гатчинского района Ленинградской области, являвшемся видным членом «малышевской» ОПГ и носившем прозвище Аль-Капоне. Цитирую оперативную справку сотрудника РУОП: «Паршук И. В. (28.05.55 г. р.) и Паршук Н. В. (28.04.51 г. р.) разрабатываются с 16.10.1992 г. Паршуку инкриминировалась ст. 218, ч. 1 УК РФ и ст. 148 УК РФ в рамках уголовного дела № 534530, а именно — «угроза физической расправой и уничтожением имущества, вымогательство денег у Беликова О. А., генерального директора АО «Гелиос», администрации торговой фирмы «Всеволожская» на протяжении 1992—1993 гг.».

Кроме того, 05.03.1997 г. в 6-й МРО РУОП из ГУОП поступила информация на Паршука Илью Владимировича, 1955 г. р., уроженца Гатчинского района, гор. Всеволожск, ул. Советская, 141, — о том, что он член «малышевской» ОПГ, «занимается сбытом химически чистого наркотика, эфедрина, ищет каналы оптового сбыта и приобретения».

13.10.1997 г. в 6-й МРО РУОП «поступили результаты первичной сигнальной информации: Паршук Илья Владимирович, 28.05.55 г. р., паспорт VIII-ВО 607028, выдан Всеволожским УВД, прописан: Ленинградская область, Всеволожск, ул. Плоткина, 5/244. В результате проверки подтвердилась информация о составе преступлений, предусмотренных ст. 228 (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление и переработка наркотических средств) и 210 УК РФ (организация преступного сообщества). По полученному сигналу принято решение о заведении ОНД № 026-97. Дата принятия решения по сигналу — 08.05.1997 г. Информацию направил А-044503, 6-й МРО РУОП».

«Новая газета» № 24 от 11 марта 2015 г.

К слову…

В январе 2007 года начальник УВД МВД РФ по Орловской области Владимир Колокольцев, нынешний министр внутренних дел, дал интервью «Орловской правде», в котором рассказал о законе по борьбе с организованной преступностью, который был принят в Грузии: «Вот передо мной текст этого закона, подписанного президентом Грузии Михаилом Саакашвили в декабре 2005 года. Санкции за принадлежность к преступному миру очень серьезные. Признает себя человек принадлежащим к воровскому миру — получай несколько лет лишения свободы, да еще в самых жестких условиях. Документ этот готовили люди, хорошо знавшие законы и психологию преступного мира. Вор в законе обязан признавать себя таковым всегда и в любой ситуации. Если он отрекается, то автоматически “раскороновывается” и становится на нижнюю ступень в преступной иерархии». Любопытно, что «признание» или «непризнание» фиксировалось на видео и публиковалось в СМИ. То есть если человек публично отвечал на вопрос: «Вы бандит?» утвердительно, то отправлялся в зону усиленного режима, а если отвечал отрицательно, то его отпускали и показывали запись по телевидению. Тогда уже судьбу «изменника» решали его коллеги-бандиты. И никаких уклончивых ответов, типа «я так выгляжу», «я так разговариваю», «я так себя веду», ни одна, ни другая сторона не признавали…

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц