Красная строка № 31 (212) от 19 октября 2012 года

«Инвестиционная» зачистка…

В Орле продолжается застройка территории заповедного «Дворянского гнезда». Разрушительный произвол, который получил старт ещё в советское время и превратился в настоящую вакханалию при бывшем орловском губернаторе, а ныне — сенаторе Егоре Строеве, при нынешнем главе областного правительства Александре Козлове набирает новые обороты.

Список уничтоженных памятников «Дворянского гнезда» открывают дома П. Г. Заичневского и А. П. Ермолова. В ермоловском доме, где потом жила мать собирателя народного искусства П. И. Якушкина, нашедшего там пристанище в дни своей ссылки, состоялась встреча легендарного генерала с А. С. Пушкиным. Как и постройки усадьбы, в которой родился И. С. Тургенев, эти памятники уничтожены ещё при советской власти.

Позднее, при Строеве, вырубили старейший в городе Талызинский сквер со столетними деревьями; снесли дом М. М. Бахтина, Дом учителя, уникальное по своему стилю здание бывшего «Депо готового платья», пустили под бульдозер половину квартала по ул. 7-го Ноября с усадьбой архитектора И. Ф. Тибо-Бриньоля, где, возможно, находилась и его могила. Этому архитектору Орёл второй половины XIX века в значительной степени обязан своим обликом. Снесена группа зданий по улице Горького, взорван дом Пущина. Легендарный «Дом Лизы Калитиной» превращён в руины. Уже многим представляется реальной угроза сноса памятника истории и архитектуры — дома О. М. Паррот, куда литературная легенда поселила тургеневского Лемма. Этот дом на углу улиц Октябрьской и 7 Ноября действительно связан с именами известных орловских музыкантов. На отхваченных кусках заповедной земли возведены таунхаусы, элитные многоэтажки для нуворишей, новой самозваной орловской «знати» отнюдь не дворянского происхождения.

Оставшиеся 2—3 десятка мемориальных зданий, коротающих свой грустный век в тени чудом уцелевших столетних деревьев (даже после таких варварских атак, невольно вызывающих сравнение с уже далёкой войной), вполне ещё могли бы стать основой единого мемориального комплекса — историко-литературного и архитектурного музея-заповедника. План по его созданию был разработан 3 года назад и получил одобрение на высшем уровне.

Но, похоже, новому областному правительству это только помеха в его «наполеоновских» планах по «инвестиционному освоению» священной для России орловской земли. Известный концепт эпохи Строева — «старые крысятники», исчерпывающе выразивший отношение его администрации к орловским памятникам, нынешней орловской властью сформулирован по-новому. Едва только губернатор Козлов вступил в должность, возобновилась рейдерская атака на музей И. С. Тургенева в Орле. Осуществление плана слияния его с заповедником в Спасском поставило бы под угрозу уничтожения уникальные коллекции, собранные музеем за почти вековую историю, могло бы пустить под ковш бульдозера старинные здания музея, связанные с именами родственников писателя, а кусочек русской земли, хранящей память о нём, — сделать строительной площадкой для удовлетворения неуёмных притязаний ненасытных «потомков» на роскошь и комфорт, навсегда стереть память о Тургеневе в его родном городе.

Вслед за этим была предпринята попытка уничтожить памятник конструктивизма 1930-х, знаковое для Орла здание первого городского кинотеатра «Родина», построенное крупным отечественным архитектором В. П. Калмыковым. Орловцы «Родину» отстояли. Решающую роль сыграла поддержка Российской академии архитектуры, подтвердившей значимость этого сооружения.

Но, видимо, губернатор не извлёк из этого никаких уроков. Завоёвывать любовь орловцев ему уже и поздно, и бесполезно — такое не забывают. Вот он, похоже, и идёт ва-банк: от нескрываемого пренебрежения к орловской старине, обзывания её «полуразваленными стенками», призывов к пересмотру перечня орловских памятников он перешёл к демонстративным выпадам, издевательству над патриотическими чувствами орловцев. Недавно Козлов в эфире «Радио России» заявил, что, дескать, про «гнездо» он слышал, а какое оно — дворянское или не дворянское — для него, дескать, неважно.

А посему можно хладнокровно всадить туда очередной железобетонный небоскреб. На сей раз это не торгово-развлекательный центр и не макдональдс, что говорило бы само за себя, по определению делая уязвимой такую «альтернативу». Теперь всё серьёзнее: историко-культурное наследие хотят обесценить, положив на противоположную чашу весов заботу о детях и их здоровье. Помните знаменитое булгаковское: «Как? Вы не сочувствуете детям Германии?». Вот под такого рода девизами и под слезливые подпевания искусно обманутых родителей, медиков и досужих пенсионерок областная администрация совершает очередной противозаконный рейд против культурного наследия. То есть детей и их здоровье искусственно делают заложниками положения, в котором жертвой неизбежно должна пасть заповедная земля.

Параклинический корпус с консультативной поликлиникой областной детской клинической больницы в заповедной зоне Орла, где специальным нормативным актом запрещено подобное строительство, заложен самим губернатором и освящён представителем РПЦ. Но то, что не имеющим слуха представляется «симфонией» светской и духовной властей, для наделённых минимальным чутьём — какофония, самая несносная. 26 августа стройка была пикетирована группой орловской молодёжи. Аргументы протестующих просты и понятны любому здравомыслящему человеку. Допущенная однажды градостроительная ошибка будет обрастать последствиями как снежный ком: соблазн идти по пути наименьшего сопротивления велик.

Расширение больницы далее на территорию «Дворянского гнезда» — самый простой вариант, к тому же не требующий дополнительных финансовых вложений. То, что таким образом будет уничтожено «Дворянское гнездо», ни капли не волнует чиновников от здравоохранения, как бы ни клялись они в любви к культурным ценностям! То, что вырублен парк с вековыми деревьями, тоже, оказывается, нестрашно и поправимо: «Озеленение предполагается»! Где только будут высажены новые деревья взамен погубленных семидесяти четырёх старых, при том что в крайне ограниченный участок едва удастся втиснуть девятиэтажное здание? И сколько десятилетий пройдёт, прежде чем вырастут эти молодые деревья? За это чиновники не в ответе, потому и можно обещать всё, что угодно.

И уж, конечно, не убедят никого сказки про то, что нельзя было, обсудив все возможные варианты, найти более подходящее место для детской амбулатории. Ведь 600 миллионов рублей — только стартовая сумма, отпущенная на строительство. А стоимость объектов культурного наследия, как и духовно-нравственные ценности, не измеряется в рублях. Понимают ли это господин Козлов и его команда? Судя по тому, что пикет только ускорил темпы и интенсивность строительных работ, — вряд ли. Власть не намерена идти на диалог с обществом. Она предпочитает действовать нахрапом, желая поскорее довести строительство до той стадии, на которой, по её мнению, оно будет уже необратимым, не понимая, что таким образом лишь усугубляет последствия своих действий.

Орловцы, конечно, не сдадутся. Как бы ни были беспардонны действия властей, понимание орловскими патриотами, что правда на их стороне, в самой трудной ситуации не поколеблет их решения бороться до конца, до победы. Ведь у страны, уничтожающей своё культурное наследие, нет будущего. Страна, смотрящая на памятники с позиций экономической целесообразности, — это страна упущенных возможностей. Общество потребления, исключившее добровольную жертву из своих нравственных ориентиров, — это общество высокоорганизованных скотов, а не людей.

Илья Кушелев.

самые читаемые за месяц