Исчезновение танцующей женщины

В этой истории, слегка безумной своей непостижимой логикой, есть тем не менее некая изящная завершенность, придающая безумию свойство регулярно работающего механизма. Никогда не надоест смотреть, как всем известно, на огонь, воду и танцующую женщину. Я бы риск­нул дополнить этот список фразой: «…и на регулярно работающий механизм». Почему я беру на себя дерзость, непозволительную, стоило бы так сказать, смелость ставить рядом с женщиной, огнем и водой регулярно работающий механизм? Ответ на этот сложный, казалось бы, вопрос бесхитростен и даже прост: потому я беру на себя эту, с позволения сказать, дерзость, что убежден в изящности поставленного рядом с женщиной механизма и даже пленен им, этим изяществом.

Сами посудите: 5 мая прошлого, 2011 года Управлением Федеральной антимонопольной службы России по Орловской области строительная организация «Холикон-Инвест» была включена в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке водоснабжения долю услуг, превышающую в определенных географических границах 35 процентов, что равносильно монопольному владению водой. И ровно через год — 5 мая — тютелька в тютельку, день в день, едва ли не час в час тот же «Холикон-Инвест» тем же Управлением ФАС из списка водных монополистов, контролирующих ресурсы в определенных географических границах, исключается.

Будто комета прочертила след по ночному небу. Растревожила всех, зараза, и исчезла! Гикнулась целая монополия, и никто как бы даже этого исчезновения и не заметил. Но возможно ли такое, с позволения сказать, происшествие? Возьмем, к примеру, уже упомянутых женщину, огонь и воду. Допустим, горит огонь, всем это видно, и тут бабушка какая-нибудь, испугавшись или проявив, наоборот, бдительность, берет трубку телефона и быстро вызывает пожарный расчет. Дым, смрад, пар от кострища — исчезновение огня фиксируют сотни зевак.

Вода. Вот вы стоите по шею в теплой, ласкающей кожу воде ближайшего озера или какого-нибудь еще водоема. Кайфуете. Вдруг раз — сухо, даже прикрыться нечем. Это пожарный расчет кишкой всю воду из вашей бочки высосал. Конфуз! Об этом на следующий день все газеты напишут, как про пожар. Исчезновение танцующей женщины вообще попадет в сводки УВД. А тут — целая монополия! Была — и нету… И ничего, тихо.

Давайте-ка в этом криминале разберемся. Как же так? Ведь «Холикон-Инвест», если верить анализу состояния конкурентной среды на рынке услуг водоснабжения в определенных географических границах, составленному областным УФАСом, был не просто монополистиком, каких много, — рядовым мироедом и живодером, а был он монополистом настоящим, с большой буквы, который в определенных географических границах контролировал добычу и раздачу не 35 и более процентов питьевой воды, а наложил лапу на все 100 процентов водички!

Вдруг этот монополист исчезает, и никто не дохнет от жажды?

Население географической зоны, где лютовал «Холикон-Инвест», не устраивает народных гуляний с фейерверком по поводу избавления от удавки в лице «Холикона» этого самого «Инвеста» и не становится с ведрами к общедоступной ныне скважине? В чем дело? Какой тайной покрыта история холиконовского монополизма? Куда делась вода? Почему народ ее не пьет? Кто ныне новые хозяева разделенных недр? Вопросы не дают нам покоя. Потому что, если исчезают 100 процентов, то есть всё, и никто не чешется, — вопросы не могут не возникать. Так и 200 процентов, глядишь, испарятся со временем. А это уже тревожно.

Предысторию нашей таинственной саги мы уже рассказали в 12-м номере «КС» от 6 апреля сего года под заголовком «Черным по-русски». Тогда речь шла о том, как «Холикон-Инвест» всеми силами сам пытается сбросить с себя ярмо монополизма, а ему не дают. Кто? Управление Федеральной антимонопольной службы по Орловской области, которое обязано надзирать за тем, чтобы мироеды не множились и не самоуправничали сверх меры. О странностях этой борьбы монополиста поневоле с органом, призванным бороться с монополистами, узнали тут и там, смеялись над этими странностями очень серьезные люди в погонах и разноцветных мундирах. Мы тогда задали вопрос: а не является ли УФАС механизмом, регулярно работающим в чьих-то неназванных и очень таинственных интересах? Уж очень много в этой истории странностей.

И вот неожиданная новость: «Холикон-Инвест» как зачислили в реестр мироедов, так из этого реестра и исключили. Но почему? Что изменилось? Ведь даже Арбитражный суд соглашался с утверждением сотрудников областного УФАСа, что «Холикон» из реестра монополистов исключать никак нельзя. И вдруг исключили. Загадка на загадке.

Обратимся к документам, чтобы узнать, куда пропала танцующая женщина. Она была и натанцевала на полторы тысячи страниц переписки «Холикон-Инвеста» с Управлением антимонопольной службы. Теперь все страницы — коту под хвост… Ничего, у нас есть копии.

Итак. Монополизм, господа, это не игрушки. Чтобы вы раз и навсегда зарубили себе эту простую и столь же страшную истину на своем наивном пока еще носу, позволю себе процитировать несколько абзацев из письма, отправленного монополистами-холиконовцами руководителю всей антимонопольной службы России Ю. И. Артемьеву. Судя по дальнейшим, совершенно неожиданным, событиям, главный антимонополист Ю. И. Артемьев, почитав, тоже несколько раз всплакнул от смеха, не сумев удержаться от чисто человеческих эмоций.

Холиконовцы, отчаявшись снять с себя монопольное бремя, рассказывают высокому чину, в чьем подчинении находятся орловские областные борцы с монополиями, на каком основании их стали штрафовать как мироедов, как и по какой причине строительную организацию включили в реестр местных водяных живодеров.

«Холикон» подводит к теме исподволь, даже осторожно, как это бывает в разговоре с нервными детьми, которых нельзя травмировать слишком большими требованиями, или в общении с непредсказуемыми согражданами-взрослыми. Тональность эта вызвана, разумеется, не личностными особенностями Ю. И. Артемьева (к нему обращаются за помощью как в последнюю инстанцию, больше, по сути, уже не к кому), а по причине 1500-страничной переписки с его орловскими подчиненными, в каковой переписке, за редким исключением, логику в ответах найти, положим, не всегда удавалось.

Начинают холиконовцы с того, что дают знать, что знакомы с термином «монополизм» и всем, что с этим термином связано: это когда тот или иной товар не может быть заменен другим товаром, когда он, этот товар, не взаимозаменяем, а у потребителей нет технических или финансовых или каких угодно других возможностей вместо этого товара добыть себе другой или похожий. Словом, плюнуть монополисту в рожу.

Монополистом, причем сто­процентным (для тех, кто не читал уже упомянутый материал в «КС» от 6 апреля) стройконтора была признана потому, что на правах аренды владела водяной скважиной, из которой воду сама пила и другим по трубам поставляла за забор, за которым, как оказалось, жили немирные соседи, О. В. Карпиков например, деловой человек и заводчик.

Но, спрашивают холиконовцы у Ю. И. Артемьева исподволь, на каком основании их сочли монополистами, если «так, прямо вдоль забора ЗАО «Холикон-Инвест»… проходит вода от МПП ВКХ «Орелводоканал», которой снабжается ЗАО НПК «Катрен»… у соседей ИП Гаврилов и ИП Татарчук также имеются собственные скважины». Таким образом, делают вывод пишущие, «вода, поставляемая ЗАО «Холикон-Инвест», не только имеет заменители, но имеются экономическая и техническая возможности ее приобретения за пределами ЗАО «Холикон-Инвест».

А то, что это так, свидетельствуют земляные и инженерные работы, проведенные на территории соседа-антагониста, уже упомянутого О. В. Карпикова. Неприятности антимонопольного свойства у «Холикона» начались после того, как сосед-антагонист обратился с заявлением в УФАС, что, дескать, источник воды — один, и тот у «Холикона». Так вот, О. В. Карпиков (ЗАО ПМК-2), что через забор от «Холикона», к сетям «Орелводоканала» уже присоединился. Чтобы побежала «альтернативная» водичка, достаточно повернуть вентиль.

Так какие же мы монополисты, осторожно спрашивают у Ю. И. Артемьева холиконовцы. А осторожно спрашивают потому, что все аналогичные вопросы и жалобы на эту тему, отправленные ими в областное УФАС, имели в виде ответа вводящие в ступор уверения на официальных бланках, что «нарушений в действиях должностных лиц… не выявлено».

То есть их спрашивают, УФАСовцев: у соседей-то вода своя есть, скважины и прочее, почему же мы монополисты? А им — в ступор… Не выявлено. Нарушений. Ну ладно, не выявлено. Но вода-то у соседей своя! А им — в ступор…

В общем, думаем, что Ю. И. Артемьев посмеялся. Поскольку событие после этого письма случилось неожиданное, можно даже сказать, трудно предсказуемое.

Но это не весь смех. «Холикону», зачисляя его в разряд сто­процентных монополистов, приписали, что воду — единственную в географической зоне с размытыми координатами — он сбывает иссохшим от жажды соседям по собственным водопроводным сетям, то есть, гад, не только монопольно добывает, но монопольно поставляет и транспортирует!

«Холиконовцы» исподволь так, чтобы у человека нервный тик от долгого смеяния не сделался, сообщают Ю. И. Артемьеву, что в областной УФАС направлена гора документов, где в числе прочих есть схема водопроводных и канализационных сетей, по каковой схеме без увеличительного стекла видно, что водоснабжение соседей осуществляется по их сетям, находящимся в их, соседской, частной собственности. Таким образом, цитируем письмо, «ЗАО «Холикон-Инвест» может регулировать поставку воды лишь на территории ЗАО «Холикон-Инвест», а «исследование локальной монополии на территории предприятия, занимающегося водоснабжением себя самого, — абсурдно».

Вы представляете, изложением этих аргументов, но в общении с местными антимонополистами, строительная организация занималась год! Пустой номер. «Нарушений не выявлено…». В ступор!

Как прошибить стену? Ну если строят ее с «очень» большим умом, то, оказывается, можно, хотя чиновники, если внимательно отслеживать переписку, ведут себя так, будто сидят за высокими крепостными стенами. Отчасти это правда. Но только отчасти.

Оснований включать «Холикон-Инвест» в реестр водных монополистов не было никаких. Однако включили вопреки логике, здравому смыслу и, строго говоря, закону. Отсюда — подозрение, что Управление федеральной антимонопольной службы преследовало какие-то странные и тайные цели, только укрепляется.

Личные неприязненные отношения между холиконовцем В. П. Матвеевым и замом начальника областного УФАСа А. Н. Кирьяновым, описанные в материала «Черным по-русски», тоже не являются достаточным основанием, чтобы объяснить все. Они объясняют только часть процесса.

Дальше — и вовсе комедия. «Холикон» избавился от «монопольной» скважины, но не от монопольного статуса. Об этом в письме Ю. И. Артемьеву тоже есть. Строительная организация просит исключить ее из перечня монополистов, поскольку даже предмета для разговора на эту тему уже нет, а УФАС не торопится, отвечает, что требуются еще такие-то и такие-то документы, а те, что присланы, — «неполны и недостоверны». В «Холиконе» садятся на пол, спрашивают: в чем неполны и недостоверны? Где? А упомянутый уже А. Н. Кирьянов — заместитель руководителя областного УФАСа отвечает: «В третий раз предлагаем Вам в 3-х дневный срок с момента… представить документы».

Эта формулировка — «в третий раз предлагаем Вам…» уникальна, поскольку по закону, в соответствии с регламентом, если документы, полученные УФАСом, как там пишут, «неполны и недостоверны», они (УФАСовцы) обязаны мухой подготовить отказ в рассмотрении поступившего заявления и выслать его заявителю, а не заниматься перепиской, выцыганивая нужные им по какой-то причине дополнительные документы в течение трех месяцев!

Словом, если документы составлены ненадлежащим образом, то, господа бывшие или какие там еще монополисты из «Холикон-Инвеста», извольте пойти вон! Пишите бумаги тщательнее! Готовьте недостающее!

Этого и надо было ждать по логике событий. Но мы упустили из виду, что к этому моменту уже очень много народу в разноцветных мундирах вытерло со щек слезы, хорошо и душевно посмеявшись.

И 5 мая, ровно через год после того как живодеры из «Холикон-Инвеста» были по непонятной причине зачислены в реестр монополистов, снабжающих географическую местность с неуточненными координатами питьевой водой на монопольных условиях, эти же мироеды из этого же списка по непонятной же причине были выписаны.

Почему по непонятной причине? Так ведь документы, если верить трем (!) идентичным письмам УФАСа в адрес хулиганов-холиконовцев, те заслали в управление «недостоверные и неполные». Как же на основании неполных и недостоверных данных можно принимать такое важное решение, как лишение кулака, живодера и мироеда статуса организации, монопольно владеющей водой?

Не потворство ли это в интересах «Холикон-Инвеста»? Не есть ли это должностное преступление, ведь письма из УФАСа в адрес строительной организации о том, что нельзя-де вас выводить из реестра, у нас имеются.

Согласитесь, изящная история. Она длилась ровно год. И как лукаво началась, таким же образом и закончилась. Сила смеха, господа, велика есть. Если документ в определенных случаях будет прочитан человеком в погонах за пределами Орловской области. Но хоть так. Будем считать, что с исчезновением танцующей женщины разобрались. Жаль, честное слово. Уже привыкли. Тысяча пятьсот страниц — «дело». Женщину просто накрыло томом.

И стоило это тысяч под триста рублей штрафу. Кому? «Холикону», разумеется. Кто у нас монополист?

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц