Красная строка № 14 (236) от 19 апреля 2013 года

История о том, как Александр Петрович не поссорился с Сергеем Григорьевичем

Говорим — «Юбилейное», подразумеваем — губернатор А. П. Козлов. Теперь уж точно так, а не только — С. Г. Потемкин. Потому что уголовное дело о невыплаченном кредите может оказаться началом большой следственной истории, в которой уже будет фигурировать подпись губернатора Орловской области под сомнительными, с точки зрения закона, документами…

Вкратце предыстория такова. В декабре 2011 года работницы крупнейшего орловского тепличного овощеводческого предприятия ОАО «Юбилейное» пришли к дверям бывшего Дома Советов, чтобы потребовать от своего хозяина — депутата облсовета Потемкина вернуть им долги по зарплате. Все свои невзгоды и проблемы женщины единодушно связывали с периодом, когда главным акционером ОАО стал нынешний вице-спикер облсовета С. Г. Потемкин. По ходу дела выяснилось, что за все время его хозяйственной деятельности в качестве главного акционера предприятия в тепличное производ­ство не было вложено ни копейки инвестиций. Зато продолжали копиться долги перед различными кредиторами, самыми крупными из которых были энергетики (газ и электроэнергия), а также банк. На тот момент, когда работницы подняли шум у «парадного подъезда», имущество «Юбилейного» было заложено банкирам. К концу 2012 долги «Юбилейного» составили более 200 миллионов рублей. Предприятие остановилось, была запущена процедура банкротства. Не сразу, но все-таки было возбуждено и уголовное дело по факту невыплаченного банковского кредита. Своим оставшимся без работы овощеводам народный депутат Потемкин и прочая компания акционеров ОАО «Юбилейное» задолжали более пяти миллионов рублей зар­платы по состоянию на 1 января 2013 года.

По закону, еще как минимум три месяца рабочие обанкротившегося предприятия должны были получать пособие от своих прежних хозяев. Но уже в конце прошлого года овощеводы были не на шутку встревожены: «Как бы опять не обманули!». В апреле толпу рассерженных женщин, теперь уже бывших работниц «Юбилейного», можно было снова видеть на ступеньках «Серого дома» губернской власти. Стало быть, «классовое чутье» работниц не подвело — своих денег от прежних хозяев они не получили.

Так причем тут губернатор А. П. Козлов? А при том, что он как минимум дважды пытался помочь «Юбилейному» выпутаться из финансовых затруднений. Только вот в условиях рыночной демократии и соответствующего законодательства получилось так, что высокопоставленный госчиновник оказал финансовую поддержку не слишком удачливым в делах предпринимателям-частникам — С. Потемкину и иже с ним, то есть акционерам ОАО «Юбилейное». Вот ведь как получается — хотел помочь замученным работницам, пришедшим бить челом к «парадному подъезду», а получилось — помог частному бизнесу заткнуть дыры в тонущем част­ном предприятии. И не оправдаешься тем, что, мол, все мы в одной лодке. Закон — как компьютер: мотивы не воспринимает, только — заданные параметры. Так что вопрос: «Кому хотел помочь Александр Петрович?» — приходится пока оставить за скобками.

Правоохранительные же органы может заинтересовать то обстоятельство, что в тот трудный декабрь 2011 года, когда «низы» «Юбилейного» не хотели, а верхи не могли, правительство Орловской области по существу подарило акционерному обществу шесть с половиной миллионов рублей. Деньги были выделены из резервного фонда правительства области, читай — из бюджета.

Если бы члены правительства Орловской области вкупе с областными депутатами-единороссами и прочими обитателями известного дома скинулись со своих немаленьких зарплат и помогли бы длинным рублем бедным работницам «Юбилейного», не было бы ни вопросов, ни претензий. А был бы чистой воды альтруизм со стороны чиновников и депутатов. А еще лучше, если бы господин Потемкин собрал акционеров и предложил всем вместе раскошелиться, отдать часть собственных немалых декларируемых доходов на выплату долгов по зарплате своим же рабочим. Вот это было бы правильно и понятно.

Но сред­ства резерв­ного фонда, как утверждается в Бюджетном кодексе Россий­ской Федерации, предназначены исключительно на «финансовое обеспечение непредвиденных расходов, в том числе на проведение аварийно-восстановительных работ и иных меро­приятий, связанных с ликвидацией послед­ствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций».

Есть и постановление самого правитель­ства Орловской области, в котором подробно разъясняется, что следует понимать под «непредвиденными расходами» и «последствиями чрезвычайных ситуаций» — в полном соответствии с духом и буквой федерального Бюджетного кодекса. Осуществление иных непредвиденных расходов «для решения вопросов, отнесенных к компетенции исполнительных органов государственной власти…», можно, конечно, понимать более широко, чем ЧП. Но все же сомнительно, чтобы в эти иные непредвиденные расходы включалась в том числе и помощь бизнесменам, задолжавшим своим рабочим.

6,5 миллионов рублей — деньги немалые. И если их перечисление на счета «Юбилейного» будет признано незаконным, то тогда точно в такую же сумму будет оценен и ущерб бюджету Орловской области. А это уже совсем другая статья, нежели ответственность коммерческого предприятия за невыплаченный кредит некоему коммерческом банку.

Есть и еще один странный факт. В декабре 2010-го, на излете того года, который бригадам, работающим в теплицах «Юбилейного», принес первые ощутимые потери в заработках, правительство Орлов­ской области, оказывается, тоже помогало акционерному обществу деньгами из своего резервного фонда. Только на этот раз средства отдавались не на зарплату, а на «возмещение затрат ОАО «Юбилейное», связанных с ликвидацией последствий аномально высоких температур воздуха» летом 2010 года.

Работницам тепличного комбината тоже запомнилось это жаркое лето. Запомнилось потому, что они не получили надбавки за работу на жаре, в экстремальных условиях. До Потемкина такие доплаты практиковались. Жарким летом 2010 овощеводы их лишились. Тем не менее, предприятие получило ассигнования из бюджета на возмещение убытков от жары.

Специалисты знают, что такое жара в теплицах. Это температура воздуха под 60 градусов, обязательные ночные дополнительные поливы, вымывание грунта и необходимость восполнения его с дополнительной подкорм­кой растений минеральными удобрениями, пересадка семян. И все это — руками работниц и рабочих хозяйства. Люди выдержали, а вот шмели и пчелы передохли. А без них не бывает ни огурцов, ни помидоров — даже в теплицах. Поэтому предприятию даже пришлось закупать новые шмелиные и пчелиные семьи — аж на 900 с лишнем тысяч рублей. Или на 800? Вот тут немного непонятно. По данным департамента сельского хозяйства Орловской области, например, в смету расходов на покрытие убытков от жары входит лишь стоимость газа и электроэнергии — всего на 15 миллионов рублей. А в январской 2011 года смете, подготовленной уже самим ОАО «Юбилейное», значатся и удобрения, и ядохимикаты, и семьи шмелей, и еще кое-что — всего на сумму 15952175 рублей. Загадка для следствия?

То лето действительно выдалось трудным. Но можно ли отнести сложившуюся тогда ситуацию в природе к тем самым чрезвычайным ситуациям, послед­ствия которых позволяется ликвидировать за счет средств резервного фонда правительства Орловской области? Этот вопрос вполне может заинтересовать следственные органы, потому что сумма в 15 миллионов из бюджета на спасение частного бизненса — это больше, чем 6,5 миллионов. А вместе и вовсе получается — «в особо крупных размерах».

Оба решения завизированы подписью губернатора А. П. Козлова. Вот почему мы говорим — «Юбилейное», а подразумеваем именно его.

Решая проблемы тепличного ОАО, Александр Петрович почему-то поступил именно так, а не по-государственному. Если бы мы не знали нашего губернатора, то можно было бы подумать, что он поступил, как типичный замшелый «партократ», привыкший мыслить категориями клановых интересов: взял да и помог коллеге-«единороссу» и просто товарищу по социальному статусу С. Г. Потемкину. Или иначе — не смог не услышать вопль народный и, не долго думая, отстегнул от государственных щедрот миллионы, чтобы накормить семьи рабочих, ставших жертвой рыночных реформ!

Так ведь нет, мы знаем Александра Петровича. Знаем, что он до мозга костей — «рыночник», губернатор «нового поколения». Недаром на всех выборах его аппарат и подконтрольные СМИ так решительно противостоят «коммунистам-реваншистам». Но тогда почему Александр Петрович не поступил по-государственному? Логика отношений государства и бизнеса предполагает, что если он, частный бизнес, просит помощи у государства, то, чтобы вообще не лишиться прибылей и собственности, должен в обмен на помощь поделиться с государством частью этих самых собственности и прибыли. Практически это означает эмиссию акций. Государство дает бюджетные деньги и таким образом покупает долю в част­ном бизнесе, устанавливает свой контроль в пределах этой части, влияет на хозяйственную деятельность предприятия. Одним словом, участвует в руководстве. А как же иначе? Если бизнесмен, например, тот же Потемкин, сам не справился, значит, ему нужны полномочные помощники, пришедшие от государства вместе с «подъемными деньгами». В рыночных условиях ничего не делается даром, не так ли? Правда, при таком подходе хозяева теплиц, заводов и пароходов, как правило, теряют свои позиции в отношении собственности. Имели, скажем, 100 процентов — остались с половиной, а то и того меньше — в зависимости от объема государственной помощи. 21,5 миллиона бюджетных денег, вложенных Александром Петровичем в бизнес Потемкина, наверное, могли существенно увеличить государственную долю в ОАО «Юбилейное». Неужели Александр Петрович просто не захотел обидеть Сергея Григорьевича? Следствие разберется.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц